Защита обвиняемых в убийстве Немцова обещает "много новых фактов"

хадисов и садаханов
Image caption Адвокаты обвиняемых Муса Хадисов и Заурбек Садаханов уверены в том, что процесс будет "интересным", и обещали преподнести стороне обвинения ряд сюрпризов

Сторона защиты на процессе по делу об убийстве Бориса Немцова настаивает на невиновности обвиняемых и рассчитывает в ходе судебного разбирательства не только опровергнуть выводы следствия, но и обнародовать пока еще неизвестные свидетельства в пользу альтернативных версий этого преступления.

Более того, представители обвиняемых частично поддержали позицию адвокатов пострадавшей стороны - а ею в этом деле признана дочь погибшего политика Жанна Немцова, - которые настаивают на том, что расследование должно быть продолжено, так как преступление по сути своей до сих пор не раскрыто.

И только сторона обвинения уверена в обратном.

На первом заседании Московского окружного военного суда, где слушается дело об убийстве Немцова, прокуроры в кратком изложении нарисовали перед присяжными картину произошедшего: почему обвиняемые решили совершить это преступление, как они объединились в преступную группу, кто играл в ней какую роль, как они выслеживали Немцова и вскоре убили его шестью выстрелами поздним вечером 27 февраля 2015 года, а затем пытались скрыться от правоохранительных органов.

Гособвинение уверено, что располагает многочисленными и неопровержимыми доказательствами выводов следствия.

"Мне ничего не понятно"

Один из адвокатов подсудимых Муса Хадисов напомнил об альтернативной версии убийства Бориса Немцова - он назвал это "украинским следом", однако отказался пока уточнять, что он под этим понимает.

"В деле ожидается много неизвестных фактов. Сейчас не разглашаем, дело может принять совсем иной оборот. Там имеется и другой след, украинский. Но об этом в дальнейшем будет нами обосновываться и заявляться. Много фактов, которые подтверждают это. Так что очень такое дело запутанное, нерасследованное до конца", - сказал Муса Хадисов после завершения первого заседания.

Стороне защиты - также как и обвинению - была предоставлена возможность обратиться к присяжным со вступительным словом, но адвокаты подсудимых ограничились общими словами о невиновности своих клиентов, пообещав представить конкретные доводы в свою пользу на более поздних этапах процесса.

Все пять обвиняемых на этом суде - чеченцы Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев - в понедельник также в очередной раз повторили, что не признают своей вины.

Заминка случилась с Темирланом Эскерхановым, который попытался сказать, что не понимает, в чем его обвиняют. Не понимает в прямом смысле слова - потому что плохо владеет русским языком.

"Мне ничего не понятно. Я россиянин, но я чеченец. Нормальным деревенским чеченским языком мне донесите. Я прошу переводчика", - потребовал он.

Тем не менее, Эскерханов успел добавить, что все обвинения против него - ложь. На это судья не без сарказма заметил, что знаний Эскерханова хватило, чтобы понять ложность обвинений, а значит, и переводчик ему не нужен.

"Ни одного доказательства нет"

Муса Хадисов, представляющий интересы Анзора Губашева, особо обратил внимание журналистов на то, что все обвинение строится, по его словам, исключительно на признательных показаниях его клиента и Заура Дадаева - признаниях, от которых они впоследствии отказались, заявив, что давали их под давлением.

"В отношении Губашева были получены показания обманным путем - что отпустят его брата Шадида, а также невиновных Бахаева и Эскерханова. Показания Дадаева - они были даны [потому], что были применены пытки - как он говорил раньше на следствии, и сейчас утверждает", - напомнил Хадисов.

По словам адвоката, даже в этих признательных показаниях есть много противоречий.

Единственным из адвокатов подсудимых, кто был готов сразу и предметно говорить о противоречиях в выводах следствия, оказался Заурбек Садаханов, представляющий интересы Хамзата Бакаева.

Правда, сделал он это не во время заседания, а также лишь после его окончания - перед журналистами у здания Московского окружного военного суда.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption По версии следствия, Заур Дадаев (справа) шесть раз выстрелил в Бориса Немцова - четыре ранения оказались смертельными

"В частности гособвинение заявляло, что Бахаев Хамзат перевозил на своем личном транспорте подсудимых, использовал личный транспорт для слежения за Борисом Немцовым. Однако в материалах уголовного дела есть заключение следователей, что ни транспорт, ни сам Бахаев в район Москворечья никогда не заезжал - то есть это район, где проживал Борис Немцов. Также были исследованы пути передвижения транспортного средства Бахаева по Московской области, что также подтверждено следствием, что Бакаев на своем транспорте передвигался только в районе его проживания. Самое важное, что при осмотре автомобиля "Лада Приора", принадлежащего Бахаеву, были изъяты все "смывы", полностью салона. Эти "смывы" были исследованы, но по результатам даже не была назначена экспертиза. По моему предположению - потому что она бесперспективна. То есть никаких следов о том, что в этом транспортном средстве перевозили подсудимых или что этот автомобиль использовался для совершения преступления, ни одного доказательства нет", - рассказал Заурбек Садаханов.

Садаханов предположил, что процесс "будет интересным", и также обещал представить вниманию суда многие пока не известные публике свидетельства в защиту обвиняемых.

"Мухудинов - организатор всего этого"

В начале заседания адвокаты Жанны Немцовой ходатайствовали о приобщении к делу своего обширного заявления, в котором суммировали все свои претензии к проведенной следователями работе и предложили возобновить расследование.

"В части тех, кто сейчас находится на скамье подсудимых, а их пятеро, надо сказать, что это лишь исполнители. Преступление не раскрыто. Заказное убийство никоим образом не может считаться раскрытым, пока не установлены заказчики, организаторы и их мотив. Вот ни заказчиков, ни организаторов, ни мотива следствие не установило - я думаю, что при попустительстве первых лиц страны, потому что, видимо, не выгодно расследовать в том направлении, которое кажется очевидным, в том числе исходя из материалов дела - направлении ближайшего окружения Рамзана Кадырова", - объяснил адвокат Вадим Прохоров.

Прохоров подчеркнул, что в обвинительном заключении четко указано, что подсудимые совершили преступление за денежное вознаграждение.

"А кто заказал? Кто нашел 15 миллионов [рублей], которые были им обещаны за исполнение этого преступления? Так и не было установлено. Вот это вопиющий промах следствия. Я думаю, совершенно сознательный, потому что просто не было задачи расследовать в направлении высших должностных лиц города Грозного и Чеченской Республики, а следы тянутся как минимум туда", - повторил Вадим Прохоров.

Тем не менее, представитель стороны потерпевших настаивает на том, что и вина пятерых чеченцев, которые предстали перед судом, тоже еще должна быть доказана.

"Очень хорошо, что суд присяжных, потому что это наиболее объективная и справедливая возможность проверить доводы следствия", - считает адвокат Прохоров.

В изложении прокурора Марии Семененко, следствие считает ключевой фигурой в организации убийства Бориса Немцова Руслана Мухудинова, который скрывается от правосудия и объявлен в розыск.

"Есть и другие - неустановленные - лица, которые в 2014 году предложили нашим пяти, а также Шаванову Беслану - он позже погиб - за денежное вознаграждение в 15 миллионов рублей совершить убийство Бориса Немцова. Шестеро участников согласились и собрались в организованную группу", - уточнила Семененко, повторив, что Мухудинов - "организатор всего этого".

Злоумышленники, по ее словам, вели слежку за Борисом Немцовым с осени 2014 года.

Сам же Мухудинов приобрел оружие, которое передал Дадаеву и одному из братьев Губашевых, утверждает следствие. Семененко также сразу обратила внимание присяжных, что пистолет, из которого был убит Немцов, так и не был найден.

"Губашев Шадид, Эскерханов и Бахаев осуществляли перевозку группы. Они не были на месте преступления, но оказывали помощь при сокрытии следов, и чтобы все участники выехали в Чечню. Что очень быстро произошло", - уточнила Мария Семененко.

В машине, которая следила за Немцовым 27 февраля 2015 года, находились Заур Дадаев, Анзор Губашев и погибший Беслан Шаваев. Дадаев, по версии следствия, и совершил убийство.

"И в 23 часа 31 минуту Заур Дадаев делает три выстрела. Он подождал, увидел, что Борис Немцов начал вставать, и тогда произвел еще три выстрела. Всего шесть выстрелов. Из них четыре оказались смертельными. В 23 часа 51 минуту врачи констатировали биологическую смерть Бориса Немцова", - напомнила прокурор трагические события того вечера.

Уголовное дело в отношении Шаванова было прекращено, так как он подорвал себя при попытке его задержания в Грозном.

Заур Дадаев на момент убийства Немцова служил в батальоне "Север" МВД России, поэтому дело рассматривает военный суд.

Новости по теме