Британский МИД поддержал призыв протестовать у посольства России - допустимо ли это?

  • 12 октября 2016
протетст перед посольством России в Лондоне, 2014 год Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Протесты перед посольством России в Великобритании проходили уже не раз. Иногда, например в 2014 году, они даже принимали форму небольших театрализованных представлений

Выступая в парламенте в понедельник, глава МИД Великобритании Борис Джонсон заявил, что "хотел бы увидеть протесты перед посольством России" в Лондоне.

Насколько этот призыв Джонсона совместим с его статусом главы Форин-офиса? Русская служба Би-би-си попросила ответить на вопрос профессиональных дипломатов и специалистов по России.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Глава МИД Великобритании Борис Джонсон считает, что Запад должен усилить давление на Россию

Сэр Эндрю Вуд, посол Великобритании в России в 1995-2000 гг.

Насколько я понимаю, вчерашнее заявление Джонсона - это политическое, партийное заявление. Дело в том, что лидер лейбористов в парламенте [Джереми Корбин] является активистом движения "Стоп война", которое активно протестовало против войны в Ираке.

Я думаю, что в действительности Борис хотел подчеркнуть контраст между тем, насколько активным это движение было тогда и насколько неактивно оно сейчас - в момент, когда Россия совершает ужасающие действия в Сирии.

Я не думаю, что он на самом деле призывал к организации протестов у посольства [России], хоть это и было воспринято именно так. Лично я считаю, что проведение таких акций неприемлемо. Думаю, он формулировал [это фразу] на ходу. Не знаю. Может быть, он действительно осознанно призывал к организации протестов у российского посольства. Но это было бы ошибкой.

Я не думаю, что это часть его стратегии. Но это показывает накал эмоций в парламенте относительно действий России. Возможно, он пошел немного дальше, чем это сделал бы я. Если ты дипломат, ты должен уметь продолжать диалог в любых условиях, в том числе и когда все плохо.

Я бы даже сказал - особенно в том случае, когда все плохо. И акции протеста в таком случае - плохие помощники. Но если такие акции и начнутся, защита российского посольства является обязанностью британских властей.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Здание посольства России на Украине не раз получало повреждения в результате акций протеста

Эндрю Фоксол, руководитель Центра исследований России при аналитическом центре "Общество имени Генри Джексона"

Я бы хотел напомнить историю 2011 года, когда протестующие начали штурмовать британское посольство в Иране.

Это не значит, что для посольства Великобритании в Москве теперь есть прямая угроза. Но мы помним и другой случай - как прокремлевские активисты в середине 2000-х встречали в Москве британского посла Тони Брентона.

Мы также знаем, с чем иногда приходится сталкиваться американским дипломатам в Москве, когда они пытаются войти в здание своего посольства.

Я думаю, главе дипломатической службы Великобритании следует гораздо более внимательно думать над тем, какие последствия могут иметь его слова.

Правообладатель иллюстрации YURI KADOBNOV
Image caption Бывший посол Великобритании в России Энтони Брнетон не раз видел протестующих у стен своего посольства в 2004 году

Сэр Энтони Брентон, посол Великобритании в России в 2004-2008 гг.

Я не думаю, что это заявление Джонсона было продуманным. Я был в британском посольстве в Москве, когда у его стен проходили пророссийские демонстрации. Это неприятное ощущение. Я бы никому не пожелал его испытать.

И если мы призываем организовать протесты здесь, то Россия ответит протестами у нашего посольства в Москве.

Я думаю, что усиливать давление и отказываться от переговоров - это не выход. Россия не поддастся такому давлению. Нам нужно вести переговоры.

Что касается Сирии, то мне кажется, что Россия очень хотела, чтобы перемирие сработало. По какой-то причине оно провалилось. Однако прекращение переговоров - это не выход.

И я думаю, что именно переговоры - единственный способ, при помощи которого можно хоть как-то облегчить жизнь мирного населения, которое оказалось в условиях тяжелейшего гуманитарного кризиса.

Сэм Грин, директор Института России Кингс-колледжа Лондона

Думаю, определенную роль в этом заявлении сыграли эмоции, но в большей степени, мне кажется, оно свидетельствует об отсутствии вариантов.

Джонсон хочет оказывать давление на российские власти. И может быть, он действительно верит, что протесты у посольства России будут этому способствовать. С другой стороны, это говорит о том, что у него очевидный недостаток других методов оказания дополнительного давления на Россию.

Такое поведение немного необычно для дипломата. Но протесты являются неотъемлемой частью политики и общественной жизни в этой части света. И посольства довольно привычны к тому, что у их стен проходят акции протеста.

Джонсон не призывал к чему-либо противозаконному или агрессивному. И я не думаю, что он переступил какие-то границы дозволенного. Но он действительно подошел довольно близко к краю.

При этом я не думаю, что подобные акции могут помочь повлиять на действия России в Сирии.

Похожие темы

Новости по теме