Долгая дорога к храму: российский духовный центр в Париже открылся в рабочем порядке

  • 19 октября 2016
Православный Свято-Троицкий собор в Париже Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Храм спроектирован без изысков

В среду в самом центре столице Франции, на набережной Бранли в виду Эйфелевой башни и Дома инвалидов открылся российский духовно-культурный центр.

Предполагалось, что главными лицами на церемонии станут Владимир Путин и Франсуа Олланд, но визит российского лидера был в последний момент отменен из-за разногласий по Сирии, и Москву представлял министр культуры Владимир Мединский.

По данным Financial Times, Олланд "счел неуместными подобные торжества в те дни, когда в сирийском Алеппо гибнут женщины и дети".

Это не единственное злоключение проекта. Он реализовывался с такими трудностями и скандалами, что СМИ называли его многострадальным.

Многолетняя история

Речь о создании в Париже российского духовно-культурного центра с сердцевиной в виде кафедрального собора впервые зашла в 2007 году на встрече ныне покойного патриарха Алексия II с тогдашним президентом Франции Николя Саркози.

Два с лишним года искали подходящее место. 3 февраля 2010 года Россия выиграла тендер на покупку участка на набережной Бранли, в котором участвовали также Саудовская Аравия и Канада. Ранее там находилась метеослужба Франции, которая переезжала в более современное здание, а прежнее предназначалось на снос.

Сумма сделки по соглашению сторон не разглашалась, но французские СМИ утверждали со ссылкой на анонимные источники, что Москва заплатила менее чем за гектар земли в престижном месте 73 млн евро.

В ноябре 2011 года тогдашний управделами президента РФ Владимир Кожин пообещал, что стройка завершится за год.

Вместо этого ровно через год российское правительство отменило итоги конкурса, на котором победил проект испанского архитектора Мануэля Нуньес-Яновского и московской мастерской "Arch Group", и поручило французу Жану-Мишелю Вильмотту подготовить новый.

К работе Нуньес-Яновского высказывались одинаковые претензии и в Москве, и в Париже: его находили излишне модернистским, сравнивая бетонную конструкцию, символизирующую покров Пресвятой Богородицы, с "задравшейся юбкой балерины".

Жан-Мишель Вильмотт понял, чего от него хотят, и подготовил проект традиционного пятикупольного храма.

Впрочем, как рассказал Русской службе Би-би-си живущий в Париже российский журналист Александр Бондарев, с французской стороны дело было не столько в архитектуре, сколько в политике.

По его словам, мэр-социалист Бертран Деланоэ препятствовал проекту, которому покровительствовал принадлежавший к противоположному лагерю Саркози.

В январе 2012 года Деланоэ принял Кожина и заявил, что не допустит появления в историческом центре города громадной китчевой постройки.

Примерно тогда же французские спецслужбы стали выражать опасения в связи со строительством российского комплекса в виду здания МИД Франции и дворца Альма, где расположен аппарат президента. Контрразведчики боялись, что там может разместиться аппаратура для подслушивания.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption На открытии российского духовно-культурного центра в Париже присутствовали министр культуры Владимир Мединский, посол России во Франции Александр Орлов и епископ Корсунской епархии Нестор

В марте 2013 года Владимир Путин лично лоббировал стройку во время встречи с новым французским президентом Олландом. 25 декабря, словно в качестве новогоднего подарка, официальное разрешение было дано.

Работа шла почти три года, причем внутренняя отделка зданий не завершена и может, как признал российский вице-премьер Сергей Приходько, занять еще пару лет.

Общая площадь построек, возведенных из традиционного для Парижа бургундского камня, составила 4672 квадратных метра.

Расходы полностью взяло на себя управление делами президента, затем передавшее недвижимость на баланс МИДа. Сумма не обнародовалась, разные источники называют цифры от 80 до 100 млн евро (без учета цены земли).

В июне 2015 года случился еще один громкий скандал: акционеры ЮКОСа предъявили претензии на принадлежащий России земельный участок, но парижский суд их отклонил.

Без помпы

Событие, которого ждали почти 10 лет, прошло, по словам пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, в рабочем порядке. Не было даже обычной в подобных случаях пресс-конференции.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Самым высокопоставленным представителем Франции на открытии стала глава администрации 7-го округа Парижа Рашида Дати

В Париже оно также не привлекло особого внимания.

"Поскольку уже давно об этом шел разговор, а с 2012 года все точно знали, что и как будет, никаких специальных комментариев нет", - сказал Александр Бондарев в ответ на вопрос Би-би-си о реакции местных политиков и прессы.

Он уточнил, что центр принадлежит российскому посольству во Франции, которое собирается регулярно проводить там публичные мероприятия, но, вопреки тому, что пишут в России, не будет обладать посольским иммунитетом, как не обладают им, скажем, торгпредство или представительство "Аэрофлота".

Ожидается, что освящение храма пройдет в декабре во время визита во Францию патриарха Кирилла.

Символическое значение

Комплекс не является чисто культовым. Он включает большой зал для концертов и конференций, офисы, русско-французскую школу, библиотеку, книжный магазин, выставочное пространство и несколько предназначенных неизвестно кому элитных квартир.

Но главное внимание, естественно, сосредоточено на Свято-Троицком соборе. Это первый чисто русский след в архитектуре Парижа после сооружения в 1896-1900 годах моста Александра III.

Во всей Франции насчитывается около 200 тысяч православных, но в их число входят греки, румыны, сербы и грузины, а многие русские посещают храмы Константинопольского патриархата - в частности, известный собор Александра Невского на рю Дарю.

"То, что не хватало места для окормления паствы, неправда. Тем более, последнее время церкви Московской патриархии все больше пустуют, - считает Александр Бондарев. - Центр, конечно, не будет просто религиозным или культурным, это символ мощи и влияния".

На церемонии подъема главного купола над Свято-Троицким собором 19 марта нынешнего года Сергей Приходько назвал его вознесение над Парижем символическим актом.

"Этот собор является форпостом другой Европы - ультраконсервативной и антисовременной - в самом сердце страны терпимости и секуляризма", - заявил русскоговорящий французский писатель и философ Мишель Ельчанинов.

"С помощью веры Владимир Путин пытается распространить влияние своей страны, - написал в сентябре обозреватель New York Times Эндрю Хиггинс. - Проект является частью усилий Кремля позиционировать себя как законного наследника "Святой Руси" и поборника традиционных ценностей в противовес декадентской ереси и либеральной демократии".

"Как ярый противник гомосексуализма и любой попытки поставить индивидуальные права выше интересов семьи, общины или народа, Русская православная церковь помогает позиционировать Россию как естественного союзника всех тех, кто страшится либерального мира", - полагает американский аналитик.

Похожие темы

Новости по теме