Какими будут города в будущем и будет ли нам в них комфортно?

  • 27 октября 2016

Две крупные консалтинговые компании опросили около пяти тысяч человек из 16 стран, чтобы выяснить, какой город они считают лучшим в мире.

Таким городом респонденты назвали Лондон. В пятерку лучших вошли также Париж, Нью-Йорк, Амстердам и Сидней, а Москва оказалась на 22-м месте.

В опросе, по словам организаторов, приняли участие как представители интеллектуальной и финансовой элит, так и обычные люди старше 18 лет. Они оценивали города по разным параметрам, включая такие субъективные, как ощущения счастья и защищенности.

А какими будут города будущего? Будут ли жители этих мегаполисов жить комфортно, безопасно и счастливо? Не разобьются ли радужные проекты таких городов о суровую реальность городской жизни?

Ведущий программы "Пятый этаж"Александр Баранов обсуждает тему с основателем компании Knock, которая занимается городскими технологиями и развитием городских сообществ, Владиславом Крейниным и основателем проекта и проект-бюро UrbanUrban Егором Коробейниковым.

Александр Баранов:На днях в Эквадоре прошла крупная конференция ООН, посвященная городам. На нашей планете сейчас из деревни в город каждый день переезжает 200 тысяч человек. Это проклятие индустриального общества, такой рост городов? Это все пройдет, и в постиндустриальную эпоху мы будем жить иначе? Или город - наше будущее?

Егор Коробейников: ООН говорит, что к 2050 году в городах будет жить 75% населения планеты, а сейчас - всего лишь 50%. Это хорошая новость. С другой стороны, как построить и перестроить города, чтобы даже при уровне 75% в этих городах было комфортно?

А.Б.:Как долго мы еще можем смотреть на это, строить проекты и ничего не делать? Существуют великолепные проекты и действительность, в которой города растут совершенно бесконтрольно. В Южной Америке это уже ужасная проблема, полный хаос.

Е.К.: В некоторых направлениях это уже является проблемой, например, экология городов - они уже не могут обеспечить должный уровень качества воздуха, воды, продовольствия, снабжения. Урбанизация растет, а природные ресурсы не справляются в должной мере.

А.Б.:Пока люди как-то приспосабливаются, до работы два часа, но можно доехать, воздух плохой, но дышать им как-то можно. Но, если так будет продолжаться дальше, мы увидим коллапсы. Некоторые города просто остановятся.

Е.К.: В основном это касается развивающихся рынков - таких, как Китай, Индия, Юго-Восточная Азия в целом. Они сейчас переживают бум урбанизации. Самая большая проблема в том, что они пытаются развиваться по тем моделям, которые были характерны для 50-60-х годов и сильно устарели. Им надо пересмотреть и придумать, как должен быть устроен город в XXI веке - управление, социальное и технологическое развитие.

А.Б.:Лондон достаточно показателен - он очень для всех привлекателен, в первую очередь для туристов, здесь многие хотят жить, но в нем те же проблемы, что и в других мировых столицах. Это сверхкапитализация земли, огромный налог, все становится нерентабельным, в центре невозможно ничего строить или производить. Транспортный коллапс, постоянные пробки, нереальная арендная плата, которая выдавливает из городов целые профессии. Например, медсестра в Лондоне жить не может, потому что не может снять квартиру. Чем более город привлекателен, тем тяжелее в нем жить, и перекроить его нельзя - это культура, история, он охраняется государством. Что с этим делать?

Владислав Крейнин: Города - как бренды. Хочешь одеваться в дорогие бренды - надо платить много денег. А если просто одеваться, то достаточно немного денег. С городами происходит во многом то же, что с нашим потреблением. Чтобы жить в Лондоне, надо быть человеком определенной профессии с определенным уровнем дохода. Это позволяет тебе чувствовать качество города, иначе ты себе в нем ничего позволить не можешь. Города сегодня начинают конкурировать за людей конкретных профессий. Если посмотреть на Британию, иммиграционные программы Канады и многих других развитых стран, они реформируют свою экономику, например, и ориентируются на высокотехнологичные профессии и пытаются строить IT-кластеры, куда привлекают специалистов.

А.Б.:Но даже многие из тех, кто хорошо зарабатывает, хотят чего-то другого, они устали от огромного города и мечтают в будущем иметь удаленную работу и жить на берегу реки, иметь домик на природе и вай-фай. Это утопия?

В.К.: У каждого города будет свое ценностное предложение. Например, лучшим городом для жизни с семьей будет Нью-Йорк, Лондон и так далее. А для тех, кто хочет спокойствия и умиротворенности - например, небольшие города в Европе. И это будет менять географию.

Люди сегодня мобильны. Американец может переезжать с места на место несколько раз в год благодаря работе. В России люди сегодня менее мобильны, но население, которое живет в городе, становится более мобильным, смена города перестала быть чем-то необычным.

Удаленная работа постепенно начнет играть большую роль в экономике, уже сегодня постоянно растет число фрилансеров и сокращается количество рабочих мест, привязанных к конкретным офисным пространствам. Поэтому важно ценностное предложение. Если привлекать морем и хорошей погодой - это одна категория людей, образованием - другая, и так далее. И города во многом станут сервисами.

А.Б.:Эта теория вызывает у меня некоторые сомнения, потому что любой большой город - это комплексный механизм, здесь нужны люди всех профессий. Вот этот город - для айтишников, а слесарю или медсестре здесь не место. И что будет делать айтишник, когда у него кран потечет?

В.К.: Это базовая инфраструктура. Есть экономика города. В России, и не только в России, есть моногорода, промышленные, например. Детройт, например, хороший пример в США.

Хороший пример моногорода. Экономика и индустрия диктуют основу города. А есть базовая инфраструктура - образование, врачи и тому подобные специальности ее обеспечивают. В городе айтишников будет медицина, и так далее. Сейчас в России есть город, который позиционирует себя как город высоких технологий, и первое, что там сделали, хотя жителей еще мало, построили хорошую школу и медицинский центр. Это базовая инфраструктура, которая привлекает жителей.

Е.К.: Это не будущее, это уже настоящее. Многие города уже реализовывают эту стратегию. Они конкурируют между собой, и это возможно и благодаря тому, что люди работают удаленно, и к месту жительства не привязаны. Есть люди, которые могут работать из любой точки мира, и под это уже начинает создаваться инфраструктура. Где бы ты ни был, если у тебя есть членская карта, ты знаешь, что в любом месте ты сразу встраиваешься в рабочее пространство, качественно подсоединяешься к сети и так далее. Это позволяет людям путешествовать по миру, жить в разной среде, но продолжать работать на своей удаленной работе. Это высококвалифицированные и высокооплачиваемые профессионалы, и города заинтересованы в их привлечении.

А.Б.:Мы сейчас говорим о состоявшихся уже городах, чья структура существует много лет. А сейчас много футуристических проектов городов с нуля - в Китае есть довольно радикальные проекты, в других странах. В истории были примеры городов, задуманных как идеальные, а в итоге они оказывались совершенно чудовищными для жизни - Бразилиа, например.

Е.К.: Я к таким проектам отношусь скорее негативно. Создать город с нуля очень сложно, спроектировать с самого начала, как он будет функционировать. Город - это самое сложное, что придумал человек. Там переплетаются разные жизненные уклады, экономические процессы, инженерная инфраструктура. За последние 100 лет предпринималось несколько таких попыток, СССР в этом смысле был одним из передовых государств в плане количества новых городов, но, если мы посмотрим на них сейчас, то там отсутствует самое главное - историческая память, историческая ценность. У них нет в некотором смысле души.

Сейчас в Америке новая тенденция - если раньше молодежь стремилась получить образование и поселиться в своем доме в пригороде, то теперь города начинают наполняться молодыми людьми, которые понимают, что в городе много разных людей, компаний, событий, концертов, выставок - такой варочный котел.

А.Б.:Это уже другая немного тема, мы к этому вернемся. Человек не хочет жить в культурной пустыне, он хочет жить в городе, где камни о чем-то говорят, и так далее. А архитектор говорит: зато мы построим город, в котором удобно жить, распланированный по науке, где все логично. А людям такие города не нравятся, а нравятся города хаотичные, с закоулками, где надо пробираться куда-то. Почему?

Е.К.: Мне кажется, те эксперименты, которые сейчас делаются, имеют право на существование, и они могут добиться успеха, но только если они будут узко сегментированы. Когда ты предлагаешь качественную среду для работы, и работа будет занимать большую часть твоей жизни, то жить в таком городе довольно удобно. И небольшие города в США сегодня образуют Силиконовую долину. Там удобно работать, удобно жить, есть школы, медицинское обслуживание, досуг в виде ресторанов и небольшого кинотеатра.

А.Б.:Это идея гугл-городов, или смарт-ситиз. А вам не кажется, что на новом витке мы попадаем в одну и ту же западню? Когда-то мы строили города-спутники и тоже говорили, что там будет все удобно, предприятие, куда будем ходить работать, и детский сад рядом, и прочее. Сейчас эти проекты вроде бы красивее, но суть остается - моногород с одним производством. Для первого поколения молодых людей это интересно, а через 50 лет их дети или внуки в этом городе взвоют.

В.К.: Вот поэтому мы и говорим про концепцию мобильности. Город хорош тогда, когда ты понимаешь, зачем ты в него приехал. Так же, как ты живешь в квартире, пока тебе в ней жить удобно. Когда у тебя меняется контекст твоей жизни - ты можешь переехать в другой город. Мы уходим от концепции, что люди должны жить в том же городе, где выросли. Мы владеем собственностью или арендуем ее. Россия сегодня лидер по собственности в семьях, в Европе люди чаще арендуют. А эти города позволяют выполнять конкретную функцию в конкретное время. Ошибка, которая была допущена в том числе и при строительстве российских моногородов, в том, что они ориентировались на жизнь из поколения в поколение. Сегодня проблема, когда все построено вокруг градообразующего предприятия, например, в Магнитогорске, где большие проблемы с экономикой предприятия. Ты не можешь сокращать людей, потому что экономика города завязана на конкретный завод, а для твоего производства тебе так много людей не нужно.

А.Б.:Жизнь из поколения в поколение - типичная психология индустриального общества, когда дед, отец и сын работают на одном заводе. Нынешняя экономика так не работает, она не может поддерживать эту стабильность. В Америке эти процессы давно идут, и люди в полной прострации - все рухнуло, отсюда и мобильность.

В.К.: Есть хороший ответ, почему мы в итоге на правильном пути, а не наступаем на те же грабли. Общество относится к городу, как к арендованной квартире - сегодня я здесь живу, завтра перееду, потому что сменил место работы или профессию.

А.Б.:То есть все упирается в базовую потребность человека - возможность выбора? Если выбора нет, ему любой город не понравится.

Е.К.: Это то, почему люди переезжают в большой город. Возможность выбора профессии, партнера по жизни. А в моногороде отсутствие выбора человека очень сильно угнетает.

А.Б.:В Португалии было проведено интересное исследование, в котором сравнивали сферу общения жителей большого и маленького города. Житель большого города общается с большим количеством людей по телефону, но когда посмотрели, какое количество этих людей знакомы между собой, то есть образуют сообщество, то в маленьком городе у человека такое сообщество оказалось таким же, как и в большом. То есть и в большом городе человек образует маленькую деревню все равно. Но в большом городе он имеет выбор этого сообщества. Есть такой ужасный термин - уплотнительная застройка, кошмар любого горожанина. Но, если послушать урбанистов, оказывается, что она - наше светлое будущее. В больших городах будет очень плотная застройка. Это так?

Е.К.: В таких городах, как Гонконг и Сингапур, уже очень плотная застройка. Там много жителей и мало пространства.

А.Б.:Даже если пространство есть. Ведь мечта любого городского жителя - чтобы все было, и до всего можно было дойти пешком. А без плотной застройки это невозможно. И движение вверх небоскребов. Есть альтернатива?

В.К.: Если городское население через 30 лет должно составить 75% населения всего земного шара, а город - доступность инфраструктуры, он не может быть неточечно застроен, если это мегаполис. Я живу в сорокаэтажном доме, в котором есть абсолютно вся инфраструктура - от кинотеатра, магазинов, фитнес-клубов и так далее, и больше тысячи квартир. Он находится в Москве. Это хороший образец стандартного дома в Шанхае, например, и в Сан-Паоло. Это то, с чем мы будем жить, это понятие нового микрорайона.

_____________________________________________________________

Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Новости по теме