Иван Грозный и князь Владимир - кому следующим ставить памятник?

  • 7 ноября 2016
Бродский Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Возможность установки памятника Иосифу Бродскому упоминали сразу несколько респондентов Би-би-си. На данный момент открыты скульптуры поэта в Москве и Белгороде

В России в последнее время начали устанавливать памятники правителям прошлого: Иван Грозный в Орле и князь Владимир в Москве стали предметами ожесточенных дискуссий.

Русская служба Би-би-си спросила у историков, какие монументы могли бы появиться в России в ближайшем будущем.

Андрей Юрганов, доктор исторических наук, преподаватель РГГУ:

Я совершенно не совпадаю с теми, кто ставит памятники, и считаю, что в этой сумасшедшей команде мне не место. Это должно быть осмыслено людьми и не поставлено спонтанно. Памятники обычно ставят по идеологически соображениям, а у меня нет таких ярких идеологических соображений.

Я бы сказал так - я бы поставил памятник Гражданской Пустоте, если бы это можно было выразить. Спросить бы у Эрнста Неизвестного, как это могло бы выглядеть, но он уже умер.

Попросить бы кого-то изобразить зияющую пустоту, потому что это и есть мы, а почему они [власти] хотят заполнить пустоту фейками, это уж у них надо спрашивать - или звонить психоаналитику.

Александр Лукирский, замдиректора Государственного Мемориального музея Суворова:

У нас с инициативой установки памятников выступают совершенно разные организации, поэтому сложно сказать, кому еще могут поставить, но может пойти и [Иосиф] Сталин, судя по тому, как развивается "протестная" постановка памятников - не за, а против чего-то. Вполне возможно, в каком-то из городов такое будет.

Может быть, кому-то из героев Великой Отечественной - в следующем году юбилей Сталинградской битвы, в Волгограде могут поставить.

Хороший принцип - умеренность в количестве памятников, потому что ставить их везде смысла не бывает: наш музей находится неподалеку от Академии Генерального штаба, где установлен памятник Александру II, который к ней никакого отношения не имеет. Напрашивается памятник Григорию Потемкину в Крыму - как князю Потемкину-Таврическому, это понятно и объяснимо.

Надо смотреть юбилейные даты - возможно, какой-то из городов захочет поставить памятник князю, царю, который основал город. Столетний юбилей революции в следующем году может привести к появлению памятника Николаю II и императорской семье как мученикам - как раз в феврале юбилей акта о его отречении. Могут и Дзержинского попытаться вернуть на место на Лубянке - почему нет.

Ян Левченко, профессор отделения культурологии факультета философии НИУ ВШЭ:

Мне немножко страшно об этом думать, но осталось только Сталину поставить - потому что менеджер неплохой. Нас - тех, кто озабочен тревогами и называют алармистами, призывают: попробуйте взглянуть на ситуацию иначе, с другой стороны.

Хорошо, мы пытаемся взглянуть на ситуацию иначе, поэтому мы немножко беспокоимся, что следующим будет Сталин. Потому что тоже есть плюсы, их можно найти, как и в случае с Иваном Грозным, даже больше можно найти, потому что о Сталине куда больше информации.

Что касается того, какой памятник я бы поставил, то тут был бы более серьезный и утопичный ответ: безусловно, не хватает памятника Иосифу Бродскому - человеку, при котором русский язык конца XX века приумножился и заработал себе право на существование в ряду мировых языков.

Но поскольку у нас практикуется гротескно-натуралистическая моментальная скульптура, мне страшно подумать о Бродском в этом стиле, и поэтому я бы не ставил памятник никому.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Бронзовые фигуры князей Григория Потемкина-Таврического и Василия Долгорукова-Крымского уже установлены в Крыму в этом году - как часть скульптурного ансамбля, посвященного Екатерине II в Симферополе

Нина Рогалина, доктор исторических наук, преподаватель МГУ:

Не знаю, что еще придет в голову государству поднимать в виде скреп. Я бы поставила своему любимому Столыпину, Александру II, да и [Никите] Хрущеву - всем реформаторам, символически противопоставляя одно другому.

Алексей Кулегин, руководитель издательского отдела Музея политической истории в Санкт-Петербурге:

Совершено не представляю, каким деятелям могут у нас памятники поставить. Мне кажется, наша задача - музеев и культурного сообщества - в том, чтобы сохранить те памятники, что уже есть в нашей стране. Их очень много, и об этом надо думать, а не о том, какой бы поставить еще.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Памятники Александру II есть и в Москве (на фото), и в Петербурге

Ирина Щербакова, руководитель молодежных и образовательных программ международного правозащитного общества "Мемориал":

Я не люблю реальные памятники, которые идентичны фигурам, особенно историческим: это сразу создает миф. Мы слишком много этого пережили, и политическим деятелям это вообще не стоит [ставить памятник]; деятелям культуры, если это хорошо задумано, может быть и можно - Бродскому, например. Но я не поклонница этого, я - поклонница абстрактных форм, в которые можно вкладывать самый разный смысл.

Я считала бы, что памятник из доски можно сделать [Андрею] Сахарову, но условный, а не конкретную фигуру. На Пушкинской площади установила бы доску в память о первой советской диссидентской демонстрации 1965 года, на Красной площади можно установить мемориальную доску в память о диссидентах, вышедших в 1968 году протестовать против ввода войск в Прагу.

Трудно сказать, что на уме у власти. Уже Ивану Грозному поставили, так все остальные памятники на этом фоне будут выглядеть ужасно либеральными - новый памятник Александру III или [Константину] Победоносцеву, например. Нет большого памятника [Юрию] Андропову, можно его поставить. А вообще я хотела бы, чтобы они [власти] как-то остановились и попридержали эту волну [установки памятников].

Новости по теме