Есть ли у СКР юридические основания преследовать украинцев?

  • 8 ноября 2016
Донбасс Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption В СКР считают, что украинские военные применяли оружие массового поражения против мирного населения

Следственный комитет России заочно предъявил двум украинским военнослужащим Василию Зубаничу и Михаилу Прокопиву обвинения в обстреле мирных жителей на территории Донецкой области Украины. Би-би-си изучает, на что в юридическом смысле могут рассчитывать в данном случае обвинители.

Так, обоих офицеров обвиняют в нарушении российских законов. Речь идет о второй части статьи 356 российского уголовного кодекса, которая предусматривает наказание за применение оружия массового поражения, запрещенного международным договором. Обвиняемым грозит от 10 до 20 лет лишения свободы.

Их также обвиняют в организации преступного сообщества.

Зубанич в 2014 году участвовал в военных столкновениях около Луганского аэропорта. За успешный прорыв к аэропорту он в прошлом году получил звание героя Украины и орден "Золотая звезда". В боевых действиях на востоке Украины Зубанич участвует с мая 2014 года.

В министерстве обороны Украины действия СКР сочли провокацией.

"Вызывает удивление откровенная некомпетентность и кощунство российских следователей, которые почему-то не видят, как с территории России незаконно в Украину на оккупированные территории отправляются эшелоны с сотнями единиц военной техники и сотнями тонн боеприпасов для вооруженных бандформирований, которым мужественно и противостоят украинские военные. Именно из-за обстрелов российских оккупационных войск страдает мирное население Украины. Можем подсказать российским следователям, где именно "блуждают" и расположены российские военные подразделения", - ответил Би-би-си спикер минобороны Украины Андрей Лысенко.

Следственный комитет России заявляет, что расследует нарушения международного законодательства украинскими военными. В конце октября СКР уже сообщил о возбуждении уголовных дел в отношении нескольких украинских армейских командиров. В их числе уже тогда был и Зубанич.

Территориальнаяюрисдикция

Однако и это был не первый случай: в июле 2014 года Следственный комитет России возбудил уголовные дела против министра внутренних дел Украины Арсена Авакова и губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского по обвинению в военных преступлениях в Донецкой и Луганской областях.

Сами они отвергали обвинения Москвы и заявляли, что не беспокоятся по поводу действий российских следователей.

При этом и украинские следственные органы в последние два года предприняли ряд симметричных мер: среди прочего прокуратура Украины возбудила дело против должностных лиц главного управления российского Генштаба (ранее оно называлось ГРУ), против главы погранслужбы ФСБ и против актера Михаила Пореченкова, который совершил поездку в зону конфликта.

Попытка привлечения государством к ответственности иностранцев по обвинению в преступлениях, совершенных ими у себя на родине против граждан обвиняющего государства, - не рядовое событие в мировой практике.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Вооруженный конфликт на Донбассе продолжается более двух лет

В России действует принцип территориальной юрисдикции, которому подчиняется и уголовное право.

"Согласно российскому уголовному кодексу, для возбуждения дела за границей нужно, чтобы затрагивались интересы или России, или гражданина", - сказал партнер "Муранов, Черняков и партнеры", доцент МГИМО Александр Муранов Русской службе Би-би-си.

Обвинителям не дотянуться?

В некоторых странах допускается применение так называемой универсальной юрисдикции: иными словами, против гражданина другого государства может быть возбуждено уголовное дело даже по подозрению в преступлении, которое он также совершил в другой стране.

В Канаде, например, законы предусматривают возбуждение дел по статьям "преступление против человечности" и "военные преступления".

В законодательстве Испании и Финляндии также предусмотрена возможность обращения в суд гражданами третьих стран с требованием осудить кого-либо за преступления против человечности.

Однако, по мнению аналитиков, часто такие дела остаются в подвешенном состоянии на долгие годы, поскольку другая страна может отказаться экстрадировать обвиняемого.

"Возбуждение дела и расследование его - это одно, а рассмотрение судом с вынесением приговора - другое. При наличии политически мотивированного желания любое государство способно использовать свою правоохранительную систему для возбуждения дела вне рамок подследсвенности и своей юрисдикции. Но что произойдет дальше? Необходимо экстрадировать это лицо, и тут возникают колоссальные проблемы. Захочет ли другое государство или Интерпол экстрадировать - это большой вопрос. Но возможности провести показательный процесс не ограничены", - рассказал Русской службе Би-би-си член Федеральной палаты адвокатов, эксперт по международному праву Сергей Насонов.

Случаи применения универсальной юрисдикции относятся к расследованию преступлений времен Второй мировой войны: многие историки и юристы называют проявлением такого права Нюрнбергский процесс 1945-46 годов, где были осуждены члены руководства нацистской Германии.

В 1960 году израильская разведка похитила в Аргентине одного из вдохновителей и организаторов Холокоста Адольфа Эйхмана, который был вывезен в Израиль, судим и повешен (единственный смертный приговор в истории еврейского государства).

Эти случаи и поныне вызывают споры об их классификации в юридической среде.

Новости по теме