Как я была "шпионом" в трех странах "нормандской четверки"

Лавров
Image caption Российская делегация не обещала прорывов на переговорах

Встреча в Минске глав внешнеполитических ведомств стран "нормандской четверки" не принесла прорывов в возможностях урегулирования ситуации в Донбассе. Но выяснить это удалось в результате почти детективной истории.

Общий для участников переговоров вывод - отсутствие прорывов - главы МИД Германии, Франции, Украины и России решили объявить строго для "своих" журналистов.

"Никаких прорывов сегодня не было, но договоры лидеров (президентов стран "нормандской четверки"- ред.), достигнутые 19 октября, не подвергаются сомнению", - заявил глава МИД России Сергей Лавров.

Я фиксирую эту цитату на весу, вспоминая уроки скорописи, практически за чертой небольшого кабинета, отведенного для брифинга высокопоставленного российского участника минских переговоров.

Заговор "шпионов"

На исходе третьего часа заседания в минском "Президент-отеле" среди ждущих итогов коллег-журналистов начинаются "тусовки": представители переговаривающихся сторон дали понять, что общего выхода к прессе не будет.

Пресс-организатор из команды Украины наиболее доступна: поясняет, что стоит держаться ее, чтобы услышать, что думает обо всём этом глава МИД Украины Павел Климкин.

Европейская группа - журналисты, сопровождавшие главу МИД Германии Франка-Вальтера Штайнмайера и его французского коллегу Жана-Марка Эйро - и вовсе не толкутся в холле минского "Президент-отеля": у них отдельное помещение и они загодя нацелены на общение со "своими" переговорщиками.

Попасть в этот нежданно сформировавшийся европейский пул не удается даже после звонков на мобильные телефоны сотрудников немецкого посольства в Белоруссии - обычно доброжелательные к местным журналистам служащие строго отвечают нам, что в данной ситуации ничего от них не зависит.

В итоге скооперировавшись и - честно признаюсь - наплевав на оперативность подачи информации разноязычными нашими зарубежными нанимателями, мы с аккредитованными в Белоруссии коллегами от иностранных СМИ выбрали одного из нас: наиболее похожего по внешнему виду на какого-нибудь берлинца либо парижанина.

Наш "иностранец", не очень сильный в немецком и совсем не понимающий по-французски, сообщил нам в итоге, вернувшись в фойе "Президент-отеля", что главы германского и французского МИД заявили об отсутствии прорывов на нынешних переговорах.

"На чужом пиру похмелье"

Мне, по решению взволнованных коллег, достался Лавров - с заданием проникнуть на брифинг российского участника нынешних минских переговоров я рванула по лестнице, стараясь не слышать громких сообщений о том, что приглашаются только российские журналисты.

Русская служба Би-би-си тоже в названии русская, думала я, пробиваясь среди плотной толпы тех, кто никуда больше не попал - ни к украинцам, ни к европейцам. Мы - "шпионы" - набились в зал, но нам, как приговор, вдруг зазвучало: "Остаются только те, кто с нами (из Москвы - ред.) прилетел. Остальным покинуть зал, "Раша Тудей" [прежнее название RT - ред.] остается".

Я бы и не стала выходить, но меня настойчиво подхватили под локоток, побуждая к выходу. Представив, как под телекамеры гонят взашей корреспондента Би-би-си, покорно подчинилась. Но у самой дверной коробки рядом с журналистами из белорусских и отвергнутых зарубежных СМИ задержалась, благо белорусские секьюрити не возражали.

Вот то, что услышала.

Российская позиция

Глава российского МИДа Лавров был краток. Суть нынешней ситуации по проблемным украинским регионам обозначил так: ясно, что Минские договоренности буксуют, на рабочем уровне (понимается, в Трехсторонней группе - Россия-Украина-ОБСЕ) не удается даже согласовать последовательность шагов в сфере безопасности и политической сфере.

Политическая сфера, по Лаврову, предполагает решение об особом статусе восточных регионов Украины и особом режиме местных выборов на этих территориях.

Глава российского МИД, сославшись на статистику, якобы зафиксированную специальной мониторинговой миссией ОБСЕ, заявил, что со стороны Украины замечено в разы больше нарушений в вопросах отведения тяжелой техники и вооружений от линии соприкосновения противоборствующих сторон в Донбассе.

В экономических вопросах (через четверть часа обозначенных как особо критичные украинской стороной) Сергей Лавров обвинил в бездействии экономическую подгруппу Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на востоке Украины. Лавров отметил, что экономическая подгруппа не собиралась с августа по причине игнорирования заседаний украинскими участниками переговоров.

Украинские переговорщики чуть позже заявили: украинская сторона винит Россию в проблеме водоснабжения восточных территорий и затопления водой шахт на Донбассе, что грозит не просто экологической, но гуманитарной катастрофой.

Наблюдатели за регулярными переговорами в Минске Трехсторонней контактной группы (Россия-Украина-ОБСЕ) заметили, что о проблеме восстановления инфраструктуры пострадавших областей на востоке Украины докладывается регулярно, в подробностях и без проволочек, то есть, экономическая подгруппа не манкирует своими обязанностями.

Ваш корреспондент вспомнил об этом обстоятельстве, вися в дверном проеме помещения, отведенного под брифинг главы российского МИДа.

Сергеем Лавровым была подчеркнута еще одна донбасская проблема: разведение противоборствующих сил в станице Луганской, обозначенной ранее как точка разрешения конфликта. Разведение - по Лаврову - не движется из-за позиции украинской стороны.

Последнее, что довелось услышать тайно внедренному журналисту, - заявление Сергея Лаврова о том, что никаких военизированных миссий - полицейских или тому подобных - ни от ОБСЕ, ни от кого-либо еще - на линии противоборствующих на востоке Украины сил не будет, даже "речи не идет".

Мои репортерские записи у дверного косяка были прерваны резкой командой: "Сразу в аэропорт!". Рванув вниз по лестнице, я даже не успела изумиться накрытыми для фуршета изящными столиками - "на чужом пиру похмелье", судя по всему, не досталось даже участникам российского журналистского пула.

А жаль. Столики - между прочим - обещали….

Украинское многословье

Image caption Глава МИДа Украины Павел Климкин отвечает всем

Скатившимся с лестницы репортерам белорусских и аккредитованных в Минске иностранных СМИ дверь в украинскую пресс-группу оказалась открытой.

Хотя - признаюсь - не многие знатоки родственного украинскому белорусского языка справились с расшифровкой записи украинской оценки переговоров в Минске.

Глава украинского МИДа и его помощница больше говорили о судьбах плененных на территории самопровозглашенных республик и способах освобождения граждан из плена.

"Мы готовы на любую опцию, чтобы вернуть из Донбасса наших пленных военных, наших героев", - фиксирует слова главы украинского МИД мой диктофон.

Далее из многих слов я понимаю, что все непросто и растянется еще на некоторое - дай бог недолгое - время.

Украинская сторона обвиняет именно Россию в организации гуманитарной катастрофы, которая вот-вот обрушится на Донбасс: в области проблемы с питьевой водой и затоплены шахты, угрожая экологической катастрофой.

Если бы не конфликт и не Россия, судя по заявлениям украинских официальных лиц, проблем в донбасских шахтах никак не предвиделось.

Украинцы, допустившие нас, журналистов, к своим выводам и мнениям, конечно, провоцировали повышенное внимание к каждой фразе и каждому слову.

Все это трудно было понять на слух - в торопливых режимах общения, заданных то ли сроками визитов, то ли опасениями переговаривающихся сторон обнаружить "опасный" вопрос от "не своих" журналистов.

Мы - договорившиеся о содействии друг другу "шпионы" от разных СМИ - прощались в фойе минского "Президент-отеля" с пожеланиями дожить до международной амнистии наших - и похожих - грехов, направленных на обнародование необходимой миру информации. Вдруг мы чего не поняли, не перевели, поддались агентствам, перевравшим то, что и они не перевели доподлинно?

Мы - "шпионы" - знали, что мы против конфронтации и войны. Мы фыркали, негодуя, что противно, когда тебя хватают под локоток.

Мы знали, что мир велик, а Донбасс с его конфликтом - часть в мировом просторе, объективно, малая.

Но ведь кровит, кровоточит, болит.

Похожие темы

Новости по теме