Пожаловавшийся Путину на коррупцию житель Чечни обратился в СК и МВД

Джалалдинов
Image caption У Рамазана Джалалдинова в Кенхи осталась семья

Житель чеченского села Кенхи Рамазан Джалалдинов, вынужденный бежать из республики после того, как он пожаловался президенту Владимиру Путину на коррупцию, теперь обратился к председателю Следственного комитета (СК) Александру Бастрыкину. Он также планирует попросить госзащиты, обратившись к министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву. Общаться с Кадыровым он готов только в присутствии главы Дагестана Рамазана Абдулатипова.

Джалалдинов, приехавший в пятницу в Москву, на организованной правозащитниками пресс-конференции рассказал, что не отказывается от своих слов о коррупции в Чечне и пожалуется в правоохранительные органы на угрожавших ему силовиков.

В заявлении Бастрыкину (есть у Би-би-си) Джалалдинов просит СК проверить действия сотрудников чеченских правоохранительных органов, в частности, заместителя главы республиканского МВД Апты Алаудинова, а также начальника отделение полиции МВД по Шаройскому району по имени Турпал (его фамилия Джалалдинову не известна).

Бежавший из республики из-за угроз чеченец просит проверить действия силовиков по статьям "угроза убийством" (ст. 119 УК РФ до двух лет лишения свободы) и "превышение должностных полномочий" (ст. 286 УК РФ до 10 лет лишения свободы).

Встреча в больнице

Уехать из Чечни Рамазану Джалалдинову пришлось как раз после встречи с Алаудиновым. 2 ноября к нему домой пришли сотрудник полиции Шаройского района и работник уголовного розыска. Они потребовали, чтобы Джалалдинов с женой поехали с ними на встречу с замглавы МВД Чечни. Как отметил присутствовавший на пресс-конференции адвокат чеченца Петр Заикин, в отношении его подзащитного не заведено уголовного дела, а согласно ч.2 ст.6 закона "О полиции", ограничение прав, свобод и законных интересов граждан допустимо только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом. По его мнению, требование правоохранителей проехать с ними ничем мотивированно не было.

Тем не менее, Джалалдинов и его жена Назират поехали в Грозный. Их привезли в одну из городских больниц, которая находится рядом с Домом печати. В палате их встретили Алаутдинов и начальник отделения полиции МВД по Шаройскому району.

Image caption Обращение к главе СК Бастрыкину Джалалдинов подписал прямо на пресс-конференции

Замглавы чеченского МВД, по словам Джалалдинова, "сразу начал ругать" его за то, что он общается с журналистом "Новой газеты" Еленой Милашиной. "Он сказал, что знает о моих звонках ей, называл ее различными ругательными словами", - отметил в обращении к Бастрыкину Джалалдинов.

После этого Алаутдинов, по его словам, перешел к угрозам убийством. "Но потом он сказал, что не сам лично меня убьет, а его люди меня убьют", - оговаривает Джалалдинов в обращении в СК.

Побег

Замглавы МВД Чечни, по словам Джалалдинова, потребовал, чтобы он отдал начальнику полиции по Шаройскому району записи видеообращений к федеральным властям. Алаутдинов предупредил Джалалдинова, что если он не сделает этого, то на него заведут уголовное дело.

"Те же полицейские, которые нас привезли в Грозный, а также начальник полиции по Шаройскому району и полицейские из его охраны повезли меня и мою жену в село Кенхи, - рассказал Джалалдинов. - По пути следования мы остановились в горах, начальник районной полиции вывел меня из машины "Нива", в которой меня везли, подвел меня к обрыву и попросил меня отдать ему свой мобильный телефон. Я выполнил его требование и передал ему свой мобильный телефон, а он выбросил этот телефон в реку, протекающую внизу обрыва. После этого он сказал, что может меня туда бросить, как бросил многих других".

По словам Джалалдинова, уже возле дома у него и его сына полицейские отобрали паспорта. Спустя месяц получить документы обратно ему так и не удалось. Рамазан Джалалдинов заявил, что обратится к главе МВД Владимиру Колокольцеву с просьбой о госзащите и за помощью в возвращении документов.

Вернувшись в село, Джалалдинлов решил бежать из Чечни - через горный перевап в Дагестан. Детали побега и приезда в Москву он раскрывать отказался из соображений безопасности.

Извинения в обмен на соблюдение закона

Правообладатель иллюстрации НОВАЯ ГАЗЕТА
Image caption Разрушенный паводком дом Джалалдинова должны были восстановить власти Чечни - на каждого пострадавшего было выделено по 3 млн рублей

Проблемы Джалалдинова с чеченскими властями наяалшись в апреле 2016 года - он отправил видеообращение к Владимиру Путину с жалобой на местные власти и на коррупцию в республике. Он утверждал, что администрация Шаройского района Чечни требует взятки от жителей села, оказавшегося в зоне затопления, за проведение восстановительных работ. Дом Джалалдинова в Кенхи сначала остался без крыши после первой чеченской войны. Второй раз дом разрушил паводок в 2002 году. Жил Джалалдинов с семьей в съемном доме.

После того как он обратился к российскому президенту, съемный дом сожгли сторонники Кадырова, утверждает Джалалдинов. Глава Чечни назвал это ложью и сказал, что Джалалдинов сам поджег свой дом, чтобы инсценировать давление властей.

В мае Рамзан Кадыров посетил Кенхи - самый крупный населенный пункт Шаройского района - после чего написал в своем "Инстаграме": "Ознакомился с ситуацией по благоустройству, решению социальных проблем. Встретился с представителями местного духовенства, руководством района и сельских администраций. Состоялся большой и откровенный разговор с местными жителями".

По словам Кадырова, местные жители в разговоре с ним отмечали, что власти многое сделали для района.

Позже Джалалдинов публично извинился перед Кадыровым. На пресс-конференции он рассказал, что ему поставили условия - он извиняется, а власти восстанавливают село, при этом не подвергают преследованиям Джалалдинова и его сторонников. Эти условия, в итоге, были нарушены.

"Никаких компенсаций не последовало, хотя по заявлению властей Чечни тем, чьи дома пострадали от паводка, положена компенсация более 3 млн руб", - отметила на пресс-конференции журналист "Новой газеты" Елена Милашина. По ее словам, вместо водопровода в селе лежат шланги на горах, при том что потратили по программе восстановления почти 600 млн руб.

По словам правозащитницы Светланы Ганнушкиной, ситуация безнаказанности в Чечне создана из Москвы, поскольку Владимир Путин дал Рамзану Кадырову волю делать там что угодно.

Рамазан Джалалдинов заявил, что готов разговаривать с Кадыровым только в присутствии главы Дагестана Рамазана Абдулатипова. Пресс-секретарь Кадырова Альви Каримов отказался комментировать Би-би-си возможность такой встречи, потому что "не слышал о заявлениях Джалалдинова".

В Кенхи остается семья Джалалдинова, он считает, что ее чеченские власти "взяли в заложники".

Новости по теме