Мальтийский парадокс: за права геев, но против абортов

  • 8 декабря 2016
14 апреля 2014 года парламент Мальты одобрил гражданские браки для геев Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption 14 апреля 2014 года парламент Мальты одобрил гражданские браки для геев

За последние пять лет на Мальте произошли масштабные изменения в законодательстве о социальных и сексуальных правах.

Еще в 2011 году Мальта оставалась одной из лишь двух стран в мире, где были запрещены разводы.

Во вторник Мальта первой из европейских стран запретила так называемую репаративную или конверсионную терапию, направленную на изменение сексуальной ориентации геев. Запрет горячо приветствовали психологи и активисты ЛГБТ-движения (движение, борющееся за права лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров).

За последние несколько лет эта католическая страна

  • легализовала разводы;
  • уравняла в правах гомосексуальные и гетеросексуальные пары, в том числе и в вопросах усыновления детей. Права ЛГБТ-сообщества были закреплены в конституции;
  • приняла закон о гендерной принадлежности, гендерном самовыражении и половых характеристиках, который запрещает "нормализующие" и "вылечивающие" хирургические операции над интерсексуалами, а также их стерилизацию. Закон также разрешает людям самим определять свой пол, без необходимости проходить медосмотр;
  • была названной лучшей в Европе страной в деле защите прав ЛГБТ-сообщества (по версии организации ILGA-Europe, борющейся за права ЛГБТ)

При этом Мальта - единственная страна в Европе, где полностью запрещены аборты.

Почему произошли столь масштабные изменения за последние пять лет?

Изменения происходили постепенно. Как говорит Херман Грек из газеты Times of Malta, в 2011 году усилилось давление со стороны общества на правительство, а кульминацией этого процесса стал референдум, на котором избиратели одобрили легализацию разводов.

"Референдум изменил все - результат был неожиданным для страны, где церковь играла столь доминирующую роль", - говорит он в интервью Би-би-си. Кроме того, напоминает Грек, тогда у власти была правоцентристская Националистическая партия.

"Но вдруг народ, и в особенности молодежь, проголосовали за [легализацию], когда осознали, что разводы запрещены лишь в двух странах мира [в том числе и на Филиппинах]".

"Это [результат референдума] поменяло все - люди стали говорить, что теперь можно заняться и другими социальными вопросами", - говорит Херман Грек.

Процесс резко ускорился после того, как в 2013 году к власти пришла Лейбористская партия, стараниями которой и было изменено законодательство.

Херман Грек считает, что, после того как в 2004 году Мальта вошла в состав ЕС, мировоззрение местной молодежи изменилось. Поездки по Европе и учеба "сняли с глаз шоры".

Но почему законы об абортах на Мальте остаются одними из самых строгих в мире?

Мальтийское законодательство запрещает аборты даже в тех случаях, когда жизнь матери находится под угрозой.

На практике все же аборт разрешается, если зародыш серьезно пострадал во время курса лечения больной матери.

Защитница прав женщин Франческа Фенек Конти говорит, что вопросы вокруг репродуктивных прав женщин остаются одним из последних бастионов консерватизма в патриархальном обществе, в котором доминирующую роль играет церковь.

"Тут много глубоко верующих женщин, которые считают, что женщина прежде всего должна быть матерью", - говорит она в интервью Би-би-си.

"Автоматы по продаже презервативов появились в университетах лишь в прошлом году", - добавляет она.

Херман Грек говорит, что вопрос об абортах остается щекотливым даже для тех, кто выступает за гей-браки. "Нас приучили считать аборты убийством", добавляет он.

Какова позиция церкви?

Католическую церковь на Мальте возглавляет архиепископ Чарльз Шиклуна, которого называют прагматиком наподобие папы Франциска.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Католическая церковь по-прежнему пользуется огромным влиянием на Мальте

На вопрос Би-би-си, что он думает о социальных изменениях на Мальте, архиепископ написал в заявлении, что хотя церковь остается приверженной идеалу семьи и брака между мужчиной и женщиной, она также признает, что мальтийское общество постоянно меняется.

"Существуют положительные аспекты в большем уважении к достоинству каждого человека, вне зависимости от пола или сексуальной ориентации", - добавил архиепископ Шиклуна.

Будет ли отменен запрет на аборты?

Если бы решала только церковь, то нет.

Церковь вмешивается в дебаты по вопросам, которые, по мнению иерархов, могут ослабить неприязнь к абортам в обществе. Например, при обсуждении возможного разрешения продажи средств экстренной контрацепции представители церкви заявили, что подобная таблетка сама являет собой вид аборта.

"Мы верны идеалу защиты самых уязвимых членов общества, чьи голоса не слышны, еще не родившихся детей, например", - сказал архиепископ Шиклуна.

"Церковь считает, что еще не рожденные дети заслуживают того, чтобы к ним относились с уважением, и это убеждение разделяет подавляющее большинство в мальтийском обществе", - добавил он.

Но Франческа Фенек Конти убеждена, что Мальта не сможет сопротивляться переменам даже в этой, до сих пор табуированной области.

"Изменения грядут. Сам факт того, что мы говорим об этом - тому пример. Еще полтора года назад я не могла говорить на эту тему с моей собственной сестрой или кузиной. А сейчас мы постоянно говорим об этом".

"Я поддерживаю связь с активистами в Ирландии и Польше [которые борются за либерализацию законов об абортах в этих странах]. Это случится", - говорит Конти.

Херман Грек уверен: огромную роль играет поддержка населения.

"Если люди начнут говорить об этом и требовать отмены абортов, политики подтянутся", - говорит он.

Новости по теме