Как отразится сделка по "Роснефти" на рубле и барреле?

  • 8 декабря 2016
Игорь Сечин Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption В преддверии заключения сделки руководству "Роснефти" пришлось поездить по загранкомандировкам, сообщают российские СМИ

Сделка по покупке акций "Роснефти" швейцарским и катарским инвесторами стала большим успехом команды главы российской компании Игоря Сечина, а также косвенно может указывать на то, что у нефтяных котировок есть потенциал дальнейшего роста, считают опрошенные Би-би-си эксперты.

О покупке 19,5% акций крупнейшей российской нефтяной компании стало известно в среду поздним вечером. Сечин лично доложил об этом президенту Владимиру Путину.

Сделка стала абсолютной неожиданностью для рынка, предполагавшего, что компания сама выкупит акции у "Роснефтегаза" - на 100% государственной компании, через которую правительство владеет контрольным пакетом "Роснефти".

Русская служба Би-би-си попыталась ответить на главные вопросы, связанные с наиболее крупной в мире продажей активов в нефтегазовом секторе за 2016 год.

Почему продажа акций "Роснефти" так важна?

У продажи акций "Роснефти" есть три измерения: экономическое, идеологическое и политическое. С точки зрения федерального бюджета - это способ покрыть часть дефицита, который на 1 декабря составил 1,788 трлн рублей или 2,16% ВВП.

В идеологическом плане - это подтверждение курса на приватизацию государственной собственности в стране, где доля государства в экономике, даже по оценке Федеральной антимонопольной службы, составляет 70%.

В политической плоскости приватизация была призвана продемонстрировать, что, несмотря на жесткие западные санкции, на мировом рынке найдутся желающие вложиться в российские активы.

Зачем "Роснефть" сама собиралась купить свои акции?

Именно с третьим аспектом возникли сложности: международные инвесторы не выстроились в очередь за российским активом.

В октябре первый вице-премьер России Игорь Шувалов признал, что, если до конца года не удастся продать акции, то сама "Роснефть" может выкупить пакет.

"Эта идея звучала в случае, если мы не сможем реализовать до конца года [акции] потенциальным инвесторам", - заявил он 25 октября.

Основная проблема с этой схемой заключалась в том, что акции, выкупленные таким образом, становятся казначейскими, то есть не имеющими права голоса, указывали эксперты.

Следовательно, общий объем голосующих акций уменьшился бы, а доля британской нефтяной компании BP (19,75%) в конечном счете увеличилась, и у нее появилось бы право вето на стратегические решения российского менеджмента.

Каковы параметры заключенной сделки?

В итоге последние несколько недель, по данным российских СМИ, Игорь Сечин и вице-президент компании Павел Федоров были в постоянных заграничных командировках, ведя переговоры с возможными инвесторами. Менеджеры компании были за рубежом и в среду утром, сообщают "Ведомости". Это может объяснять, почему встреча с президентом состоялась поздно вечером.

Покупателем пакета стал консорциум, состоящий из швейцарского трейдера Glencore и суверенного фонда Катара Qatar Investment Authority.

Они должны заплатить за акции 10,5 млрд евро, из которых 300 млн евро вносит Glencore, а оставшиеся средства - Катарский фонд и неназванный европейский банк. Источники Reuters и FT сообщают, что речь идет об итальянской банковской группе Intesa Sanpaolo.

По словам Сечина, акции были проданы со скидкой в 5% к котировкам 6 декабря.

Глава "Сбербанка" Герман Греф заявил журналистам в четверг, что это очень хороший дисконт. Он добавил, что в сделке приняли участие "очень качественные инвесторы".

"Один - институциональный инвестор, Катарский фонд, другой - компания Glencore. Эта компания - наш партнер, мы ее очень хорошо знаем, очень квалифицированная, крупнейшая в мире. Я могу только поздравить команду, которая этим занималась", - отметил Греф.

Как это удалось Сечину?

"Это несомненный успех Игоря Ивановича Сечина", - комментирует партнер компании RusEnergy Михаил Крутихин.

"Насколько мне известно, в Катаре были большие сомнения по поводу рациональности этой сделки. Там считают, что цена на акции была явно завышена, потому что два месяца назад акции "Роснефти" столько не стоили, - рассказывает Крутихин. - Причем у этого фонда есть репутация организации, которая не вмешивается в стратегические решения компаний. Более того, они, судя по всему, не будут входить и в альянс с BP, поскольку у Катара с BP напряженные отношения еще с 80-х годов".

По мнению эксперта, заключив сделку по покупке российских акций, Катар, недовольный политикой США на Ближнем Востоке, хотел дать американцам сигнал, что Доха может договариваться и с Россией.

Алексей Кокин из "Уралсиба" усматривает за многомиллиардными вложениями в акции "Роснефти" со стороны катарских инвесторов продуманную ставку на рост цены нефти.

"Катарский фонд - на мой взгляд, особенный акционер, который, безусловно, обладает несколько большим и лучшим пониманием происходящего в мире нефтедобывающих стран, какой-то инсайд у них есть. В какой-то степени фонд просигнализировал рынку свою уверенность в том, что цены на нефть будут расти, и "Роснефть" - хороший способ на этом заработать", - говорит аналитик.

С мотивацией швейцарского Glencore всё более понятно: компания выступает в роли одного из трейдеров российской нефти. Параллельно с объявлением о создании консорциума для покупки акций она заявила о новом 5-летнем контракте с "Роснефтью" на поставки сырья объемом 220 тыс. баррелей в день.

Триумф Путина?

Британская Financial Times назвала сообщения о сделке триумфом для российского президента.

"Сделка последовала, несмотря на финансовые и технологические санкции, наложенные на "Роснефть" США и Евросоюзом", - констатировала газета.

Существующие ограничения не распространяются на уже выпущенные акции, которые продавались в данном случае. Но европейские банкиры, пожелавшие принять участие в приватизации российской госсобственности, рискуют серьезно испортить отношения с американскими финансовыми кругами, отмечает Михаил Крутихин.

"По этой причине это действительно безумство храбрых", - говорит он.

На встрече с Путиным Игорь Сечин особо подчеркнул, что сделка является не просто портфельной инвестицией, а стратегической. О стратегическом характере инвестиций говорят, когда приобретается крупный пакет с целью дальнейшего участия в управлении компанией. Однако именно этого за действиями Glencore и Qatar Investment Authority, по мнению ряда экспертов, и не просматривается.

"Вместо реальных стратегических инвесторов "Роснефть" нашла для своих акций комфортного портфельного инвестора, который не имеет никаких целей, связанных с получением доступа к российским запасам, разработкой месторождений и так далее, и пошел на сделку из-за ряда выгодных тактических условий", - написал для Forbes директор Института энергетической политики Владимир Милов.

Угрожает ли сделка стабильности рубля?

Средства от продажи пакета поступят в бюджет в период с 15 до 20 декабря, сообщают в министерстве финансов. Речь идет о 10,5 млрд евро, и Владимир Путин уже попросил Сечина разработать с минфином и ЦБ поэтапные движения по конвертации в рубли, чтобы "не было никаких колебаний на валютном рынке".

Руководитель операций на валютном и денежном рынке "Металлинвестбанка" Сергей Романчук напоминает, что в понедельник, 5 декабря, "Роснефть" разместила на рынке облигации на сумму 600 млрд рублей. Таким образом, у нее должна быть в наличии рублевая ликвидность.

"Рублевых остатков у "Роснефти" и "Роснефтегаза" на счетах хватает для того, чтобы рассчитаться с бюджетом", - говорит аналитик. Все это позволяет думать, что компании не придется выходить на рынок и осуществлять масштабные конвертации евро в рубли.

Новости по теме