Юлия Степанова: "Я просто раскрыла позорную правду"

  • 9 декабря 2016
Юлия Степанова
Image caption Би-би-си удалось встретиться с Юлией Степановой в секретном месте в США

Российская спортсменка Юлия Степанова снискала себе всемирную известность - но не столько благодаря своим спортивные достижениям, сколько благодаря своей смелости за пределами беговой дорожки.

Последние два года она вместе с мужем Виталием и трехлетним сыном Робертом в бегах. О том, где именно они живут, неизвестно никому. Они опасаются за свою жизнь, после того как супруги обнародовали детали одного из крупнейших в истории спорта скандалов.

Они рассказали всему миру о допинг-программе российских спортсменов, осуществляемой на государственном уровне.

Би-би-си удалось встретиться с обычно избегающей прессы Юлией Степановой в секретном месте в США в рамках проекта "100 женщин", и она рассказала, как и почему решила бороться с допингом.

"Я рассказала правду об этом лишь для того, чтобы как-то с этим побороться. Я не считаю себя предательницей", - говорит она.

"Я знала, что это запрещенный препарат"

Степанова родилась в самые последние, сумеречные годы существования Советского Союза. Она выросла в Курске. Идиллическим ее детство назвать нельзя. Ее отец, работавший на заводе, пил и регулярно бил ее, ее сестер и ее мать.

Спорт стал для нее отдушиной.

"Я очень хорошо помню момент, когда мне было 14 и я смотрела по телевизору Олимпийские игры. В тот момент, когда на пьедестал поднимались наши российские спортсмены, я с вместе с ними радовалась, и они плакали на пьедестале, и я с ними плакала - я была очень горда тем, что российские спортсмены занимают первые места, выигрывают медали. Это не просто люди, они были как боги!", - говорит Степанова.

Сначала она занималась прыжками в высоту, но вскоре перешла на бег на средние дистанции. К 20 годам она стала добиваться заметных успехов, и побеждать в региональных соревнованиях.

Но ее результаты значительно улучшились после того, как ее тренер предложил ей инъекции тестостерона.

Media playback is unsupported on your device
"100 женщин": бегство Юлии Степановой от допинга

"Я знала, что это запрещенный препарат, но до того, как мне его предложить, тренер меня хорошо подготовил, в том плане, что он мне рассказал много историй о том, что это нормально, что все у нас так готовятся", - сказала Юлия Степанова.

Вскоре после этого она перешла на более серьезные препараты, в том числе и анаболические стероиды, от которых сначала ее мускулы почти окостенели, и ей было трудно ходить.

"Мне каждую ночь снился сон, что приезжает допинг-инспекция и снова нас тестирует. Каждую ночь мне один и тот же сон снился, потому что я очень боялась, что приедет допинг-инспекция, и нас протестируют. Потому что в тот момент я не знала, как все это работает, что руководство прикрывает спортсменов, что им можно употреблять, что даже если тебя поймали, то тебя не дисквалифицируют, если у твоего тренера есть связи", - сказала Степанова в интервью Би-би-си.

После того как она вошла в состав российской сборной, ее направили к известному спортивному доктору Сергею Португалову, которого антидопинговое агентство ВАДА в своем докладе 2015 года обвинило в том, что он играл активную роль в сговоре по прикрытию позитивных результатов тестов спортсменов в обмен на долю их призов.

"Мне сказали, что я могу "грязной" бежать на чемпионате России. Я сидела с вот такими глазами: как грязной, ведь там же допинг-контроль, меня возьмут!"

По словам Степановой, ей посоветовали не волноваться, а в случае проверки просто сообщить номер своей пробы и спать спокойно.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Юлия Степанова в сентябре 2011 года

Но в 2009 году, во время соревнований на Волге, Юлия Степанова встретилась с первым человеком в этой системе, который не хотел закрывать глаза на происходящее. Виталий Степанов был идеалистом, работавшим в РУСАДА, российском антидопинговом агентстве.

"Мы с ним просто катались в машине, разговаривали. И я думаю: о чем он говорит? У нас в России все спортсмены бегают на допинге, а РУСАДА помогает прикрывать", - вспоминает Степанова.

"Грязная" спортсменка и вдохновенный борец за чистоту в спорте образовали довольно необычную пару. Поначалу она высмеивала его за наивность. Она говорила ему, что все ее знакомые атлеты сидят на допинге и что его агентство, вместо того чтобы пресекать нарушения, часто способствует их сокрытию.

Они поженились через два месяца после первого свидания. Несмотря на все свои разногласия и частые ссоры из-за приема Степановой допинга, они оставались неразлучны.

15 февраля 2013 года антидопинговая комиссия Всероссийской федерации легкой атлетики дисквалифицировала Юлию Степанову на два года за допинг.

Степанова могла бы никому ничего не говорить, продолжать получать зарплату, а через два года вернуться в национальную сборную. Вместо этого она отправила ВАДА письмо на 10 страницах, в котором она рассказала все, что она делала сама, и все, что она знает.

ВАДА это письмо проигнорировало, также как и письмо ее мужа, которое он отправил ранее. Степанова поняла, что ей нужно больше доказательств.

Она стала втайне записывать на свой мобильный телефон разговоры своих тренеров и других спортсменов.

"Получается, у меня есть выбор, и меня появляется второй шанс - либо возвращаться в эту систему, - ну лгут, и лгут, ничего страшного, зато мне платят деньги, зато я в сборной, зато меня на сборы возят. Либо попробовать что-то другое, правильный путь, который мне мой муж три года пытался показать", - говорит она.

"Я также понимала прекрасно, что у меня мало доказательств. Я понимала, что я - дисквалифицированный спортсмен, и, что бы я ни говорила, люди не будут мне верить".

"Для меня было важно, чтобы человек подтвердил существование системы в России по применению допинга. Чтобы он сказал: да, у нас в России все используют, руководство прикрывает, я об этом знаю, все об этом знают. Вот это было для меня главное".

Ее записи, на которых слышно, как многие из ее тогдашнего окружения обсуждают применение запрещенных препаратов, попали в руки режиссера из Германии. Незадолго до того, как его документальный фильм был показан по телевидению в Германии, Степановы бежали из России.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Юлия Степанова приняла участие в Европейском чемпионате в Амстердаме в этом году, но не была допущена на Олимпийские Игры в Рио

После нескольких месяцев в Германии семья переехала в Америку. По понятным причинам, Степанова не хочет, чтобы Би-би-си называла место, где они живут.

Она опасается за свою жизнь и сомневается, что ей когда-либо удастся вернуться домой. Ее страхи усилились после того, как ее электронный аккаунт в системе ВАДА был взломан хакерами, которые узнали где она живет. Семье пришлось менять место жительства снова.

"Как моя жизнь складывается, что бы я там ни думала, все получается совсем наоборот. Я никогда не могла себе представить, что я буду жить за границей, что уеду из своего родного города, из своей страны", - говорит Степанова.

Вплоть до недавнего времени семье Степановых практически никто не помогал, ни морально, ни финансово.

Но Юлия Степанова ни о чем не сожалеет, кроме обвинений в свой адрес.

"Тяжело слышать о том, что в твоей родной стране тебя считают предателем только потому, что ты хотел сделать что-то хорошее, только потому, что ты рассказал правду, надеялся на то, что будет к лучшему".

Я не считаю себе предателем, я не раскрывала никаких научных секретов. Я просто раскрыла позорную правду, с которой одна страна не желает ничего делать. И единственная причина, по которой я расскала правду об этом, была в попытке положить этому конец".

Новости по теме