"Роснефть" против РБК: суд на 3 миллиарда

  • 12 декабря 2016
РБК Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Иск "Роснефти" к РБК содержит рекордную сумму финансовых требований в новейшей истории российских СМИ

В Арбитражном суде Москвы начинаются слушания по существу рекордного иска компании "Роснефть" к медиа-холдингу РБК на 3,179 млрд рублей. Русская служба Би-би-си напоминает историю этого противостояния.

"У вас не найдется 3,179 миллиарда?"

Деньги так и норовили выпасть из рук бывшего президента медиа-холдинга РБК Дерка Сауэра. 6 декабря он стоял посреди освещенной софитами сцены московского отеля Four Seasons и пытался удержать несколько пачек с банкнотами. "У меня очень много рублей!" - воскликнул топ-менеджер с сильным акцентом, широко улыбаясь.

Сауэр (сейчас он вице-президент группы ОНЭКСИМ, куда входит РБК) выступал на церемонии вручения премии "РБК-2016". За несколько секунд до этого ведущий церемонии Иван Ургант с наигранной непринужденностью спросил, не найдется ли у топ-менеджера 3,179 млрд рублей (примерно 50 млн долларов). Именно такую сумму, рекордную для современных российских медиа, компания "Роснефть" через суд требует с РБК.

Проблема заключалась в том, что в руках у вице-президента ОНЭКСИМ были не современные российские банкноты, а пачки советских рублей, сохранившихся у него с 1991 года. Эти деньги, по меткому выражению Урганта, могли бы пригодиться только для растопки камина, но никак не для возможной выплаты в пользу ""Роснефти".

Необходимой суммой, вероятно, располагал владелец группы ОНЭКСИМ, олигарх Михаил Прохоров, состояние которого журнал Forbes оценивает в 7,6 млрд долларов. Поднявшись на сцену, он услышал от Урганта все тот же вопрос о трех миллиардах. "С утра были", - отшутился в ответ Прохоров.

Позже в своем выступлении миллиардер сказал, обращаясь к сотрудникам РБК: "Мы все в одной лодке". Эти слова придали уверенности Тимофею Дзядко - одному из авторов статьи, ставшей поводом для иска "Роснефти". "Теперь совсем не страшно идти в понедельник, 12 декабря, на суд с "Роснефтью", - написал он в "Фейсбуке".

Заметка на 3 миллиарда

11 апреля 2016 года на сайте РБК была опубликована статья, подписанная фамилиями Дзядко и двоих его коллег - Людмилы Подобедовой и Максима Товкайло. Заголовок гласил: "Сечин попросил правительство защитить "Роснефть" от BP".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption 7 декарбя Игорь Сечин доложил Владимиру Путину о заключении сделки, которой касалась заметка РБК

В публикации рассказывалось о планах государства приватизировать часть акций "Роснефти" (Игорь Сечин является исполнительным директором компании). На тот момент Российская Федерация владела 69,5% акций. 19,75% контролировал британский концерн BP. Номинальным держателем еще 10,36% являлся "Национальный расчетный депозитарий". В 2016 году Владимир Путин объявил о планах продать часть принадлежащих государству акций "Роснефти" - 19,5%. В декабре "Роснефть" объявила о продаже этого пакета катарскому суверенному фонду Qatar Investment Authority и трейдеру Glencore.

В статье РБК со ссылкой на двух неназванных федеральных чиновников и источник в "Роснефти" указывалось: "Игорь Сечин опасается, что BP соберет блокирующий пакет компании в ходе приватизации 19,5% ее акций". "Чтобы этого не произошло, он просит правительство ограничить права покупателей", - писало издание. Заметка также пересказывалась в эфире телеканала РБК.

В тот же день "Роснефть" выступила с официальным опровержением статьи. Компания назвала содержащуюся там информацию "ни на чем не основанными фантазиями журналистов или их так называемых источников". Вице-президент "Роснефти" Михаил Леонтьев обрушился на авторов публикации с жесткой критикой. "Очень хотелось бы обратиться к журналистскому сообществу, может быть, им надо помочь, я не знаю, горчичник поставить", - сказал он в интервью радио "Business FM".

Попытки урегулирования

27 апреля (спустя две недели после публикации заметки) "Роснефть" подала к РБК иск в Арбитражный суд Москвы. Первоначально компания требовала только "опровержения дезинформации". Финансовых требований иск не содержал.

Впрочем, уже тогда вице-президент "Роснефти" Леонтьев говорил агентству ТАСС, что компания будет требовать и "возмещения ущерба деловой репутации". Он пояснял, что "Роснефти" еще нужно провести "определенную работу" по "материальному обоснованию ущерба".

Ответчиками по иску стали шесть физических и юридических лиц: трое авторов статьи, ООО "Бизнес-Пресс" (компания-учредитель газеты РБК), телеканал РБК и его ведущий Константин Бочкарев.

Весь май и все лето между компаниями шли переговоры о заключении мирового соглашения, вспоминает директор РБК по юридическим вопросам Тимофей Щербаков. При этом он не раскрывает, какие варианты урегулирования спора обсуждались на переговорах.

Между тем, 27 июля Михаил Леонтьев сказал в интервью RNS, что "Роснефть" не исключает возможности заключения мирового соглашения.

"Дело в том, что в РБК радикально сменилось руководство, и новое руководство считает, что оно не несет моральной ответственности за действия предыдущего. Они согласны с нашей оценкой этого материала", - объяснял тогда вице-президент "Роснефти".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Вице-президент "Роснефти" Михаил Леонтьев уверен, что действия РБК - это "настырная провокация"

Леонтьев рассказал Русской службе Би-би-си, что "переговоров как таковых не было - разговоры были с их [РБК - Би-би-си] стороны". По его словам, на досудебном этапе "РБК практически признал факт ложного заявления".

На вопрос о том, почему не удалось заключить мировое соглашение, вице-президент "Роснефти" ответил: "Потому что мы считаем, что было сделано беспрецедентное, на самом деле, совершенно безосновательное заявление". "Там все признаки сознательной, достаточно длительной, я бы сказал, настырной провокации", - полагает Леонтьев.

"Адвокаты "Роснефти" на [предварительных] судебных заседаниях говорили, что никаких указаний насчет мирового не получали и ничего об этом не знают. Мы не знаем точно, но, вероятно, проект мирового не утвердил Сечин", - полагает Щербаков. По его словам, РБК прекратил досудебные переговоры, когда "Роснефть" потребовала с медиа-холдинга более 3 млрд рублей.

Скандальный сезон

Тем временем, всю весну и лето 2016-го группа ОНЭКСИМ, куда входит РБК, и другие ее активы то и дело фигурировали в новостях по самым разным и одновременно не самым приятным поводам.

14 апреля 2016 года (в день "прямой линии" президента Владимира Путина) в штаб-квартире ОНЭКСИМ в центре Москвы, а также в офисах еще нескольких компаний, входящих в группу, прошли обыски. В ФСБ объяснили, что обыски были проведены в рамках расследования уголовного дела о хищениях в банке "Таврический" (входящий в ОНЭКСИМ банк МФК участвовал в процедуре санации "Таврического").

Портал "Медуза" писал со ссылкой на неназванные источники в ОНЭКСИМ, ФСБ и окружении Прохорова, что "обыски в компаниях предпринимателя санкционировал лично президент России". "Владимир Путин был возмущен публикациями издания, посвященными его семье, - говорилось в публикации "Медузы". - И особенно в Кремле были раздражены тем, как активно РБК в 2016 году освещал публикацию "Панамских архивов".

О том, что сотрудники спецслужб пришли в компании группы ОНЭКСИМ из-за деятельности РБК, говорили и некоторые источники газеты "Коммерсант".

Но пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков еще раньше назвал такие предположения несостоятельными. "Абсолютно неуместно увязывать какие-то действия следственные, которые происходят в холдинге, с редакционной деятельностью холдинга РБК, тем более увязывать это каким-то образом с Кремлем", - заявил он. Песков также подчеркнул, что о давлении на редакционную политику РБК "не может идти и речи".

В июне был арестован глава совета директоров энергетической компании "Квадра" (также входит в группу ОНЭКСИМ) Евгений Дод. Впрочем, топ-менеджера, который возглавил "Квадру" за три месяца до ареста, обвиняют в мошенничестве с премиями на прежнем месте работы. Дод обвинения не признает.

На этом фоне СМИ в апреле писали о том, что Михаил Прохоров может продать РБК и "Квадру". В июле утверждалось, что миллиардер и вовсе ищет покупателя на все принадлежащие группе ОНЭКСИМ активы. В компании Прохорова это опровергали.

Идиотизм или эффективный менеджмент

Всю весну и лето в РБК шли масштабные кадровые перестановки. "Настроение было такое, что все закончилось", - вспоминает один из бывших сотрудников о дне 13 мая. Тогда свои посты оставило редакционное руководство РБК.

Правообладатель иллюстрации Anadolu Agency
Image caption Бывший шеф-редактор объединенной редакции РБК Елизавета Осетинская уверена, что иск "Роснефти" - это возможный "заход на банкроство прибыльного бизнеса"

Медиа-холдинг по соглашению сторон покинули шеф-редактор объединенной редакции Елизавета Осетинская, главный редактор информагентства Роман Баданин и главный редактор газеты Максим Солюс.

"У меня нет знания, что это связано с редакционной политикой РБК, но есть глубокая убежденность в том, что это так и есть", - написал после увольнения Максим Солюс. Той же точки зрения придерживалась и Осетинская.

Впрочем, замминистра связи Алексей Волин сказал, что медиа-менеджеров уволили "за идиотизм". "Когда менеджмент, по сути дела, никаких изменений в экономике предприятия не приводит и увольняется за идиотизм, найти политику самое милое дело. Потому что это является прекрасным спасением от обвинений в некомпетентности и непрофессионализме в своей работе", - заявил Волин.

По словам собеседника Русской службы Би-би-си, в частности, Елизавета Осетинская призывала подчиненных не устраивать коллективный исход вслед за руководством, благодаря чему ключевые сотрудники отложили свое увольнение до лета. Тем не менее, часть журналистов в итоге покинула РБК вслед за прежним руководством.

Спустя полтора месяца у редакций РБК появились новые руководители в лице Елизаветы Голиковой и Игоря Тросникова, которые до этого работали заместителями главного редактора в агентстве ТАСС.

На встрече этих начальников с коллективом состоялся примечательный диалог. Голикова сравнила информационное пространство с вождением автомобиля, при котором нельзя пересекать двойную сплошную. А Тросников подчеркнул, что "никто не знает", где в информационном пространстве пролегает та черта, которую нельзя пересекать. После этого выражение "пересечь двойную сплошную" на некоторое время вошло в обиход у московских журналистов.

По данным другого источника Русской службы Би-би-си в холдинге, после ухода медиа-менеджеров ОНЭКСИМ приостановил переговоры о продаже РБК.

Рекордные требования

29 сентября "Роснефть" дополнила свой иск к РБК требованием компенсации ущерба на сумму 3,124 млрд рублей (позже сумма была увеличена до 3,179 млрд рублей).

По словам пожелавшего остаться неназванным сотрудника РБК, когда в редакции узнали об уточнении исковых требований, "никаких панических настроений не было". "Учитывая события последнего полугода, это не рассматривалось как некий коллапс. Конечно, было очень неприятно, но никто не бился лбом о стену и не прыгал из окна", - говорит он.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Михаил Прохоров не продает свои активы - вопреки публикациям СМИ

Cумму ущерба "Роснефти" оценивал Центр профессиональной оценки. В заключении этого аудитора говорилось, что нефтяная компания не понесла из-за публикации каких-либо "фактических денежных потерь или убытков".

В тоже время в документе утверждалось: "Можно заключить, что снижение стоимости компании, связанное с потенциальной потерей стоимости гудвилла [деловой репутации - Русская служба Би-би-си], связанное с потенциальной потерей крупнейшего контрагента [BP], составит 3,179 млрд руб".

Бывший руководитель объединенной редакции РБК Елизавета Осетинская так оценила размер иска: "Абсурдность и избыточность (размером с выручку медийной части компании) очевидна". "Дальше легко можно представить заход на банкротство прибыльного… бизнеса", - предположила она в своем "Фейсбуке".

"Вкупе с остальными историями это даже не сигнал, а констатация: никакого медиа-бизнеса вам не будет, сидите по лавкам и чтобы рты были закрыты", - посчитала Осетинская.

Под "остальными историями" она могла подразумевать тяжбы Игоря Сечина с российскими СМИ. Глава "Роснефти" неоднократно подавал к различным изданиям иски о защите чести и достоинства. Его адвокаты не проиграли ни одного такого разбирательства.

Сечин выиграл суды у таких изданий, как Forbes, "Ведомости", "Комсомольская правда", "Новая газета" и "Росбалт". Но во всех этих случаях он не требовал от СМИ материальной компенсации - только опровержения опубликованных сведений.

Вице-президент "Роснефти" Михаил Леонтьев категорически отрицает, что в иске к РБК есть политическая подоплека. "Предпринимаются странные попытки представить это как какую-то месть, имеющую какой-то политический оттенок, за какие-то политические окрашенные публикации, что совершенно не имеет отношения к действительности", - полагает он.

"Мы не занимаемся политическими разборками. Это не наше дело. Это наше корпоративное решение. Мы считаем, что диффамация, затрагивающая отношения двух крупнейших партнеров, двух мировых мейджоров, между прочим, могущая потенциально иметь самые что ни на есть серьезные последствия, это прецедент, и таких вещей допускать нельзя", - сказал Леонтьев в беседе с Русской службой Би-би-си.

"Мы хотим получить результат, мы хотим получить с нашей точки зрения справедливое возмещение. А последующие действия, связанные с дальнейшими взаимоотношениями издания с кредиторами, это отдельный вопрос", - считает вице-президент "Роснефти". Он отметил, что по сравнению с общей суммой долга РБК (15 млрд рублей на 3-й квартал 2016 года), иск "Роснефти" - это "мышиный укус". 

Линия защиты

В РБК заявили, что уверены в опубликованной информации. В медиа-холдинге намерены доказывать ее достоверность в суде. Юристы компании 11 ноября ходатайствовали о привлечении к делу в качестве третьей стороны британской компании BP.

Они настаивали, что это поможет выяснить, действительно ли "Роснефть" из-за опубликованной статьи подверглась риску расторжения контракта со своим партнером и одновременно миноритарным акционером. Но представители нефтяной компании выступили против ходатайства, и судья Арбитражного суда Москвы согласился с их мнением.

После этого вице-президент ОНЭКСИМ Дерк Суэр заявил изданию Moscow Times, что это "делает BP причастными к проблемам, с которыми мы [РБК и ОНЭКСИМ] сталкиваемся". По мнению Сауэра, в BP думают: "это осиное гнездо, мы не хотим в это ввязываться".

Глава пресс-офиса BP Дэвид Николас, которому Русская служба Би-би-си процитировала по телефону высказывания Сауэра, заявил, что "у BP нет вообще никаких комментариев относительно этой истории".

Кроме того, РБК намерен привлечь к разбирательству в Арбитражном суде представителей российского правительства, которых, как настаивает издание, "Роснефть" предупреждала о рисках готовящейся сделки. Источник РБК, в частности, утверждает, что Сечин упоминал о риске усиления влияния BP на совещании в правительстве. Кроме того, стремление избежать этого риска якобы нашло отражение в директиве первого вице-премьера Игоря Шувалова (в его аппарате это не комментируют).

"Никаких свидетелей у них нет, мы это утверждаем совершенно уверенно. Там не может существовать никаких источников и свидетелей за отсутствием факта", - парирует Леонтьев.

Заседание суда под председательством арбитражного судьи Убуши Болдунова назначено на 9 утра 12 декабря.

***

На вручении премии РБК ведущий Иван Ургант спросил вице-президента ОНЭКСИМа Дерка Сауэра, на каком языке тот ругается, когда узнает плохие новости. "Если мы, конечно, проиграем этот суд с Сечиным, я буду (ругаться) на русском", - ответил Сауэр.

"Но навряд ли мы услышим эти ругательства, - заметил Ургант. - Мы же понимаем, что шансы равны".

Публика в зале после небольшой паузы начала негромко смеяться.

Похожие темы

Новости по теме