Сэм Грин: что общего у Навального и Трампа?

  • 20 декабря 2016
Правообладатель иллюстрации Getty Images

"Я хочу быть вашим голосом" - с такими словами недавно запускал свою президентскую кампанию Алексей Навальный. Лишь немного отличаются эти слова от совсем другого заявления кандидата в президенты, сделанного в штате Огайо этим летом. Там Дональд Трамп отбросил осторожность и просто констатировал: "Я - ваш голос".

Еще летом над этим можно было смеяться. Шансы у Трампа оказаться в Белом доме, казалось тогда, ненамного превосходили шансы Навального взять Кремль электоральным путем. К зиме, увы, американцы стали потешаться уже иными шутками. Интересно, над чем сейчас шутят на Старой площади?

Российский истеблишмент, очевидно, - больший монополист на рынке публичной политики, нежели американский. Расколоть страну на конкурирующие смысловые и идеологические лагеря при помощи плюралистичного телевидения не удастся ни Навальному, ни какому бы то ни было другому кандидату. Да и воспользоваться лазейками федерального строя, чтобы победить при электоральном проигрыше, тоже не получится.

Но нынешним хозяевам Кремля, наверное, сложно не заметить, что феномен, приведший к победе Трампа (и, раньше, к победе сторонников "брексита"), по своей сути сугубо российский. И ключ отнюдь не кроется в мире "постправды". Очень даже наоборот.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Если верить опросу, многие в США не возражают, если Трамп будет руководствоваться деловыми интересами на посту президента

Недавний опрос в США показал, что 81% американцев уверены, что на посту президента Трамп будет руководствоваться личными деловыми интересами. Причем, как можно ожидать, отрицательно к этому относятся 73% демократов. Но в то же время, 73% республиканцев находят это в порядке вещей или даже видят в этом некоторый позитив.

Тем же самым наблюдением можно объяснить, почему избиратели, голосовавшие за человека, который обещал "сделать Америку снова великой" и "расчистить болото" вашингтонского истеблишмента, спокойно реагируют, когда избранный президент ругается с актерами в "Твиттере" и назначает миллиардеров, отставных генералов и бывших политиков на ведущие посты.

Давно перестав верить в материальную пользу от политиков, они от него ничего другого и не ожидали. Зато он хотя бы говорит, что у него на уме. Да и с ним не соскучишься.

В России давно смотрят с ухмылкой на американцев, продолжающих ждать от политиков пользы, как подарков от Деда Мороза. И отчасти поэтому, по-видимому, Барак Обама отказался от предложения ЦРУ обнародовать документы о связях Владимира Путина с олигархами - ведь никого в России этим не удивишь.

По данным Левада-Центра, примерно 70% россиян знают, что неравенство в стране росло при Путине, и всего лишь 15% верят, что он правит в интересах "обычных людей", но 86% его одобряют как президента. Так ведь можно относиться к президенту при условии, что от него ничего особого не ждешь.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption По данным Левада-Центра, примерно 70% россиян знают, что неравенство в стране росло при Путине

Задача, стоящая перед Путиным в преддверии российских президентских выборов, заключается в том, чтобы именно это "отстраненное" отношение сохранить и, если возможно, упрочить. Убедить большинство российских граждан в том, что политика - вещь в основном символическая, а Путин - удачный символ, несложно.

Но, как показали сентябрьские парламентские выборы, убедить их выйти и активно за это проголосовать все же не так просто. Безусловно, Путин вызывает больше положительных эмоций, нежели партия "Единая Россия", но даже он не может быть до конца уверенным в своей мобилизующей силе.

В такой ситуации Навальный для Путина - очень удачный противник. Для кого-то, конечно, Навальный - герой. Но для большинства российских граждан, если он с чем-то и ассоциируется, то это с "Болотной" оппозицией 2011-12 гг., которая, в свою очередь, стараниями "сурковской пропаганды" в умах россиян крепко связана с "печеньками от Госдепа" и с "гейропой". То есть, доказать избирателям опасность подобного варианта должно быть довольно просто.

Ловушка для Кремля в том, что именно такой логике доверилась Хиллари Клинтон. Не сумев многих американских избирателей ни убедить политически, ни очаровать эмоционально, Клинтон в конце концов играла "от противного". Трамп ведь для большинства американцев - шут, мошенник, расист, женоненавистник, а для многих и марионетка Москвы. И теперь он для всех американцев - без месяца президент.

Странным образом, Навальный стоит перед выбором - быть или не быть Трампом. Имея хотя бы мимолетный шанс баллотироваться, он должен решать, что предложить российскому избирателю, и, тем самым, какой след оставить в политической истории своей страны.

Вариант "быть Трампом" - более простой. При этом варианте не нужно пытаться убедить людей в том, что нужно что-то требовать от властей. Нужно лишь доказать людям, что удовольствие иметь Путина в качестве президента дорого стоит, и что есть символы подешевле, посвежее и поприятнее. Победу эту, разумеется, не гарантировать. Вся государственная машина будет играть против него. Но хотя бы не нужно будет плыть против течения всех 25 лет постсоветского опыта.

Вариант "не быть Трампом" соответственно - сложнее. При таком варианте придется предложить людям менять свое отношение к власти, требовать от президента решений в пользу простых людей, добиваться снижения неравенства, настаивать на подотчетности.

Для установления подобного рода отношения к власти, да и к себе как к гражданам, потребуется не одна президентская кампания. Результаты будут, возможно, через несколько поколений. И тогда будет не просто новый президент, а вообще другая страна.

В заявленной программе Навального содержатся намеки на оба варианта. Есть и конкретные предложения по борьбе с коррупцией и по установлению экономической справедливости, и есть чисто эмоциональный призыв поверить, что с ним все будет лучше. Как у всякого политика, решение о том, по какому пути идти, будет приниматься сложно, долго и не без сомнений, с оглядкой и на оказанное сопротивление, и на полученную поддержку.

Перед таким же выбором через четыре года встанет тот американец, который решится бросить вызов Трампу. От того, как решат этот вопрос Навальный и его будущий американский аналог, будет зависить не только, как долго будут править Путин и Трамп, но нечто намного более важное. Ведь в этом выборе кроется разница между победой демократа и победой демократии.

Сэм Грин - директор Института России при Лондонском королевском колледже (King's College London).

Новости по теме