Выходцы из России в Берлине: мы теперь немножко больше немцы

  • 22 декабря 2016
Грузовик, протаранивший рождественскую ярмарку в Берлине Правообладатель иллюстрации AFP

"До меня только дома дошло, что я за пять минут до того была на этом месте, что мимо меня пронесся этот ветерок смерти", - вспоминает жительница Берлина София Бобрик.

24-летняя студентка София, русская жительница Берлина, вечером 19 декабря приехала на рождественскую ярмарку у берлинского зоопарка, погуляла по ней буквально несколько минут, прошла в дальний от метро конец, когда услышала грохот.

Еще через несколько минут София, пробравшись сквозь начинавшуюся суматоху назад, увидела, что киоски, мимо которых она только что прогуливалась, разметал тяжелый грузовик.

"Там уже начали ограждать красно-белой лентой. Кричали люди, бегали. Со всех сторон были слышны сирены - и полицейских машин, и очень много было красных машин скорой помощи", - рассказывает София о том, что происходило на месте трагедии уже через несколько минут.

"Ко мне шок пришел гораздо позже. Я была одна дома, и я стала звонить друзьям и говорить им, что мне нужно поговорить, что только что случилось то-то и то-то", - продолжает София.

"Чисто по-человечески - страшно становится, - рассказывает о своих ощущениях после случившегося на рождественской ярмарке житель Берлина Александр Ёлкин. - Вроде ты считаешь, Ницца далеко [в Ницце 14 июля был совершен первый преднамеренный таран толпы террористом на грузовике - Би-би-си], Москва, там, Волгодонск... А тут получается, что это бывает еще и рядом. От моего дома автобус идет до этого места минут двадцать".

"У меня скорее в Москве проблемы"

Это первый за многие годы теракт в Берлине - полиция уверена, что это был именно акт терроризма. Изменит ли он отношение немцев вообще и русских немцев в частности к беженцам и другим иммигрантам последней волны?

"Моё - не изменит", - спокойно, но решительно говорит София, родившаяся и выросшая в Германии. По ее мнению, экономическое положение Германии позволяет принимать большое количество беженцев, и это следует делать - людям надо помогать.

Главный редактор берлинского издательства "РусМедиа" Борис Фельдман говорит, что прежде, чем рассуждать об отношении к иммиграции и последней мощной "ливийско-сирийской" волне беженцев, следует точно выяснить, кто вообще-то это сделал - убил 12 человек, протаранив рождественскую ярмарку.

Пока полиция подозревает в причастности к этой акции тунисца, который прожил в Европе уже несколько лет.

"А что касается русскоязычных, то все мы сегодня немножко больше немцы, чем на прошлой неделе. Нас атакуют, невзирая на акцент и происхождение", - говорит Борис Фельдман.

По словам Софии Бобрик, такого же, как у нее, сочувственного отношения к беженцам придерживается и весь ее ближайший круг общения в Берлине.

"У меня, скорее, в Москве проблемы. Там люди, хоть и относятся, условно говоря, к моему кругу общения, все-таки не понимают позицию Германии по отношению к беженцам", - признается София, которая и Москву считает родным городом.

Срез немецкого общества

Московские знакомые Софии живут в другом культурно-информационном пространстве - в том, где о бедственном положении заполоненной ордами беженцев Европы телеканалы рассуждают гораздо больше самих европейцев.

В Германии тоже есть обитатели этого инфопространства.

"Буквально вчера говорил с родственниками - ругают Меркель, мол, пригласила сюда всех этих беженцев, среди которых куча террористов, и вот теперь мы все получаем. Ну, они смотрят только два русских канала, Первый и Второй, и там об этом говорили - соответственно, логическая цепочка вот такая", - рассказывает Александр Ёлкин.

Впрочем, русские Германии в целом делятся на избирателей разных партий примерно так же, как всё немецкое общество - об этом говорит и Ёлкин, об этом ранее говорил Би-би-си и, например, глава Землячества российских немцев в Германии Александр Рупп, постоянно контактирующий с множеством переселенцев из бывшего СССР.

Притом "русских немцев" в масштабах Германии немного, а большая часть из них еще и политически инертна и сидит дома "у телевизора", а на выборы не ходит.

Влияние на выборы

Изменит ли берлинская трагедия расклад сил в политике перед осенними выборами в парламент? Добавит ли голосов радикальным противникам иммиграции? Или, наоборот, правящая партия во главе с канцлером Ангелой Меркель воспользуется таким случаем и перехватит повестку дня у оппонентов?

Партия "Альтернатива для Германии", набиравшая в последнее время голоса, не в последнюю очередь, на антииммигрантских лозунгах, выждав немного после трагедии в Берлине, в очередной раз обвинила Меркель и ее политику "открытых дверей".

"Мы должны, наконец, понять, что этот ужасный акт - следствие, среди прочего, потери контроля над границами Германии. Мы всегда указывали, что политика Ангелы Меркель в отношении беженцев опасна. Государство, неспособное защитить свои границы в чрезвычайной ситуации, - это недееспособное государство", - заявил вице-председатель "Альтернативы" Александер Гауланд.

"Правые силы атакуют Меркель со вчерашнего дня, очень бесцеремонно, грубо и цинично. Причина? Рейтинги "Альтернативы" катятся вниз на процент в неделю. Но не факт, что циничное использование человеческой трагедии им поможет", - рассуждает Борис Фельдман.

С призывом пересмотреть миграционную политику в очередной раз выступил и Хорст Зеехофер, премьер-министр Баварии и глава баварской партии Христианско-социальный союз, партнера Христианско-демократического союза Ангелы Меркель. На Зеехофера тоже сразу накинулись с упреками, что он пользуется человеческим горем.

Полицейские меры

Image caption Рождественские ярмарки возобновили свою работу, хотя и при усиленных мерах безопасности

Александр Ёлкин теоретически допускает, что само правительство Меркель может пойти на перемены в миграционной политике. До сих пор оно не могло этого сделать, не потеряв лицо: сами приглашали беженцев и вдруг, явно "под выборы", взять и совершить разворот?

"А тут так "удачно" произошло - теракт. Они теперь могут спокойно сказать, что все-таки есть угроза, на нее нельзя закрывать глаза и нужно к ней каким-то образом подготовиться", - рассуждает Ёлкин.

Но пока о переменах именно в миграционной политике правительство Германии не говорит. На следующий день после берлинского теракта оно срочно утвердило пакет законопроектов, касающихся, в частности, более широкого использования видеокамер наблюдения - но это отдельные полицейские меры, а не иммиграционная политика.

"Меркель пока никак не проявляет свои обычные лидерские качества. Она довольно формально сделала все, что положено. И пока все, - говорит Борис Фельдман. - Она приняла два мужественных решения, которые лично мне импонируют: открыть сегодня все базары в стране и не отменять новогоднее шоу у Бранденбургских ворот. Это говорит, что Меркель чувствует себя увереннее, чем лидеры других атакованных европейских стран. Та же Франция отменила Праздник огней в Лионе в прошлом году, лишив радости 5 миллионов его посетителей. Это была победа террористов и жуткое поражение Олланда".

Новости по теме