Ороста Ниёзи: история таджикской поэтессы, отсидевшей 5 лет в тюрьме

Ороста Ниёзи
Image caption Ороста Ниёзи: "Сложно поверить, но подавляющее количество преступлений было совершенно из-за любви"

Таджикская поэтесса Ороста Ниёзи опубликовала сборник стихов "Любовь вернется снова", посвятив его далеко не лирической теме - судьбам заключенных женской колонии в городе Нурек на юге Таджикистана, где она провела пять лет.

32-летняя женщина была приговорена к 10 годам лишения свободы по обвинению в мошенничестве, но была условно-досрочно освобождена.

В беседе с корреспондентом Русской службы Би-би-си Анорой Саркоровой Ороста Ниёзи рассказала, как годы, проведенные в заключении, стали для нее не только тяжелым испытанием, но и бесценным жизненным уроком.

Ороста Ниези

Я попала в женскую колонию неопытной женщиной, а через пять лет вышла совершенно другим, зрелым человеком.

В мире свободных людей пять лет - срок небольшой, но в тюрьме это огромный отрезок времени.

Я взяла в долг большую сумму денег, которую не смогла вернуть в срок. Деньги я одолжила для близкой подруги, которая на суде свидетельствовала против меня.

Женщине привыкнуть к своему положению в тюрьме намного сложнее, чем мужчине. Мы сильно привязаны к дому и близким людям, там особенно это чувствуешь.

В СИЗО я выучила Уголовный кодекс, чтобы знать законы и уметь защищать свои права. Это необходимое условие, потому что зачастую те, кто должен защищать права граждан, их нарушают.

Image caption Ороста Ниёзи посвятила сборник стихов судьбам заключенных женской колонии, где сама провела пять лет

Начальник женской колонии, узнав о том, что я люблю читать, позволил мне часто бывать в тюремной библиотеке. Читальный зал - особенное место, где я забывала обо всем.

Большинство заключенных, с которыми я отбывала срок - молодые женщины, некоторые еще не достигли совершеннолетия.

В колонии у меня была возможность изнутри увидеть систему правосудия и познакомиться с "маленьким человеком", голос которого так часто не слышат.

Уже тогда я задумывалась над написанием книги о жизни в тюрьме, поэтому много общалась с сокамерницами.

Сложно поверить, но подавляющее количество преступлений было совершенно из-за любви. Например, одна из заключенных взяла в долг крупную сумму денег, чтобы помочь мужу в сложной ситуации. Ее осудили за мошенничество, хотя деньги она брала не для себя. Он навестил ее лишь раз, когда приехал разводиться, чтобы жениться на другой женщине.

Мне кажется, что тяжесть наказания не всегда адекватна совершенным преступлениям.

Многие приговоры можно было бы заменить более мягкими видами наказания, что позволило бы женщинам воспитывать детей, зарабатывать деньги и доказать, что они не опасны для общества. Ведь ошибку может совершить каждый.

Женские истории

В колонии я познакомилась с 16-летней Лейлой. Ее осудили на шесть лет за кражу телефона, который стоил 180 сомони (23 доллара). Она рассказала, что деньги ей были нужны, чтобы уйти из дома, где ее сильно обижал отчим, а родная мама старалась не вмешиваться в их конфликт.

Другая моя знакомая получила срок за съеденный и не оплаченный обед. У нее не было денег, а признаться в этом сотрудникам кафе она не смогла. Ей очень хотелось есть. В 16 лет подросток может совершить ошибку. Наверное, его следует наказать, но лишать человека свободы за съеденный обед - не слишком ли это жестоко?

У многих заключенных есть дети, которых после приговора, вынесенного матери, отправляют в детдома. И получается, что государство, наказывая матерей, больше денег тратит на содержание их детей.

Так почему же государство не проявит милость, заменив реальный срок на условный, не лишая детей материнской любви, которую никто не сможет дать ребенку?

Места заключения называют исправительными учреждениями, однако мало верится, что после проведенных в тюрьме пяти, десяти или двадцати лет эта система кого-то исправит. Многие из заключенных выйдут на свободу озлобленными, больными и никому не нужными.

Одна из моих сокамерниц рассказала, что после отъезда мужа в Россию осталась одна с двумя малолетними детьми. Муж в эмиграции женился на другой. Женщина, приехавшая в Душанбе из провинции, долго пыталась найти какую-нибудь работу.

Но найти работу без образования очень сложно. И она решилась стать проституткой. Осудили ее на восемь лет за кражу кошелька своего клиента, который оказался милиционером.

Image caption Таджикская поэтесса Ороста Ниёзи: "Самое страшное в жизни - это равнодушие"

Моя сокамерница убила мужа, пытавшегося изнасиловать родную дочь. На суде она не рассказала о мотивах совершенного преступления, чтобы не опозорить дочь. На востоке такая информация могла бы испортить жизнь девочки.

В тюрьме многие начинают приходить к Богу. В храме я познакомилась с Аминой. В неволе она приняла христианство, хотя сама была из набожной мусульманской семьи.

Она была осуждена за убийство собственного мужа. Утром после вечеринки она обнаружила его в кровати с ножом в груди, который попыталась вытащить. Отпечатки пальцев стали главной уликой в деле. Но была ли она убийцей, Амина не знает.

Жизнь после колонии

Отметка о судимости мешает мне устроиться на работу. Недавно я решила попробовать устроиться в библиотеку. Взглянув на мои документы, мне сразу же дали отказ, хотя я подходила по всем критериям. Мне даже не объяснили причин отказа.

Я хочу обратиться к прокурорам и судьям. Закон для вас должен быть превыше всего. Вы должны понимать, что перед вами человек, и его жизнь зависит от вашего решения.

Человек с судимостью [находится] под постоянным контролем, ему мало доверяют. Постоянно приходится доказывать свою невиновность. В колонии было немало разговоров о том, что часто сюда попадают снова по ложным обвинениям.

Правда ли это, сложно сказать. Когда тебя бьют, пытаясь добиться признательных показаний, ты соглашаешься на многое.

Недавно я увидела лежащего на улице пожилого мужчину. Я хотела подойти и помочь, но испугалась. Вдруг он мертвый, и меня могу обвинить в его смерти. Многие проходили мимо, не обращая на него никакого внимания. Я тоже прошла мимо, но потом вернулась и помогла ему подняться.

Оказалось - это известный поэт, который поскользнулся, потерял очки, а без них он совсем не видит. Они упали в арык (оросительный канал - Би-би-си), он искал их. Я отвезла его домой. Вот как бывает.

Самое страшное в жизни - это равнодушие.

Новости по теме