Прощальный удар Обамы: резолюция ООН и палестино-израильский конфликт

  • 28 декабря 2016
Палестинский протестующий Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Позиция США по резолюции ООН об израильских послениях на Западном берегу реки Иордан разожгла новый огонь споров вокруг конфликта

Совет Безопасности ООН на прошлой неделе принял резолюцию, осуждающую строительство Израилем еврейских поселений на оккупированных палестинских территориях.

Сенсационность нынешней резолюции в том, что впервые за 40 лет Соединенные Штаты не воспользовались правом вето для защиты своего традиционного союзника. Многие рассматривают этот шаг как желание администрации Обамы накануне ухода выразить правительству Нетаньяху застарелое недовольство израильской политикой.

Однако такое решение может иметь далеко идущие последствия как для американо-израильских отношений, так и для положения дел на Ближнем Востоке в целом. Позиция США создала новую, потенциально опасную ситуацию на Ближнем Востоке.

Ведущий программы "Пятый этаж" Александр Кан вместе с профессором политологии университета Бар-Илан в Израиле Зеэвом Ханином и американским политологом Алексеем Байером пытаются разобраться в причинах и последствиях сложившейся ситуации.

Александр Кан: Насколько неожиданно или ожидаемо было такое решение? [принятие резолюции ООН] Можно ли было предположить, что на такой шаг пойдет американская администрация Обамы? Тем более в последние недели своего правления?

Алексей Байер: Мне кажется, это было очень неожиданно, особенно в последние пару недель правления Обамы. Это вызвало сенсацию, в частности благодаря реакции Израиля, то есть премьера Нетаньяху, и будущего президента Трампа, которые это резко осудили. Ну и произраильское лобби в Америке довольно активно выступило против этого.

А.К.: А как это восприняли в Израиле - в какой степени это было неожиданно, какова реакция израильского общества?

Зеэв Ханин: В долгосрочной перспективе можно говорить, что это неожиданно, потому что это шло вразрез со всеми предварительными договоренностями.

Мы здесь понимаем, что для администрации Барака Обамы, у которого сложились не самые теплые отношения с премьер-министром Нетаньяху, но не их личный конфликт послужил причиной, а более глубокие идеологические разногласия, которые имели место между двумя политическим лидерами мирового калибра.

Барак Обама пришел к власти в 2008 году, вооруженный планом Бейкера-Гамильтона - неофициальной платформой демократической партии в ближневосточном конфликте. Назначив своих людей в госдепартамент, Барак Обама исходил из того, что он называл перезагрузкой отношений с арабо-мусульманским миром - оплатить новое прочтение американских интересов на Ближнем Востоке, выстраивание отношений с умеренными исламистами типа Братьев-мусульман, и перезагрузка эта во многом закончилась "арабской весной" (или была одним из существенных факторов), новое понимание отношений с Ираном и тому подобное.

Оплатить это во многом должен был Израиль своими кардинальными уступками на палестинском треке, что должно было удовлетворить умеренные суннитские режимы, чтобы они не дали образоваться тому вакууму, который возникнет, когда Америка выйдет из ряда горячих точек на Ближнем Востоке.

Но скоро, к концу 2009 - началу 2010 года, оказалось, что подобная теория, мягко говоря, малопродуктивна, и Израиль на это не готов, да и объективные обстоятельства говорят, что "гладко было на бумаге, да забыли про овраги".

С точки зрения американской администрации, оказалась одна выигрышная тема - тема еврейских поселений на территориях, которые автоматически называются в международном дипломатическом, политическом, журналистском, а иногда и юридическом дискурсе "еврейские поселения на оккупированных арабских территориях". Вот и вы произнесли эту фразу, где верно только одно слово - территории. Ибо они не являются ни арабскими, ни оккупированными.

Постоянные ссылки на международное право, что Израиль незаконно оккупирует арабские территории - это тоже фигура речи, но, увы, эта фигура речи стала некой частью дискурса, с которой приходится иметь дело. Не только в международном сообществе, но и в самом Израиле существует неоднозначное отношение к необходимости присутствия Израиля на территории за зеленой чертой, и Обаме казалось, что это вещь достаточно легкая. Но тут оказалось, что вещь очень нелегкая.

Подавляющее большинство израильтян давно уже полагают, что парадигма Осло себя исчерпала, модель двух государств для двух народов, которая работала в отношении умеренных, устойчивых или казавшихся устойчивыми прозападных суннитских режимов, не работает в отношении национальных организаций с террористическим прошлым, а то и настоящим. И стало понятно, что эта модель ближневосточной политики демократической администрации более-менее не работает.

И к концу 2011 года между Нетаньяху и Обамой установилось взаимопонимание. Нетаньяху в начале второй каденции Барака Обамы понял, что противостоять желанию демократической администрации, Белого дома, договориться так или иначе, на любых условиях, с Ираном Израиль не в состоянии, и тут Белый дом выиграл по очкам, но в то же время Обама согласился, что развитие событий в израильско-палестинском треке тоже было пониманием преувеличенных ожиданий, и был готов в этом смысле Нетаньяху уступить.

Их договоренность была, очевидно, такой: Израиль не будет предпринимать усилия, насколько это будет возможно, чтобы торпедировать иранский трек американской политики, а США будут продолжать традиционную политику ветирования любых международных документов, которые будут изменять существующий статус-кво на израильско-палестинском треке. Это такой длинный ответ на ваш короткий вопрос.

А в краткосрочной перспективе неожиданности не было, потому что уже несколько недель-месяцев назад в Иерусалиме было известно, что американцы готовят некоторый демарш, который будет идти вразрез со всеми существующими договоренностями. В Иерусалиме были к этому готовы, но не очень понимали, что этому можно противопоставить.

А.К.: То есть проблема не только в пресловутых поселениях, как бы мы их ни называли, будем называть их территориями. Вы говорите о более широком и всеобъемлющем комплексе израильско-американских отношений. Пытаясь найти корни нынешнего решения, здесь много комментариев.

Британская газета Times, которую нельзя упрекнуть в антиизраильских настроениях, пишет, что в самом начале президентства Обамы его вице-президент Джо Байден во время визита в Иерусалим пообещал незыблемую поддержку Израилю. Число жителей, считающихся незаконными всеми, кроме Израиля, еврейских поселений на Западном берегу тогда было существенно ниже, чем сегодня.

Прямо во время визита Израиль объявил о строительстве еще 1600 домов в восточном Иерусалиме. Байден тогда сказал, что такие шаги подрывают доверие, к которому мы стремимся. Именно тогда и были необратимо нарушены отношения между Нетаньяху и Обамой. Отчасти от досады и уязвленного самолюбия, отчасти из принципа.Теперь Обама воспользовался своим последним шансом назначить цену для Израиля за его политику за строительство поселений.

Каковы на самом деле были мотивы администрации Обамы и его лично?

А.Б.: Мне кажется, Times объяснила именно то, что происходит в Вашингтоне и о чем думает Обама и его администрация. Резолюции против Израиля подобного рода не было давно. Тем не менее антиизраильские резолюции в ООН проходили без американского вето при всех президентах, включая Рональда Рейгана, при котором было рекордное число этих резолюций, за двадцать.

Обама впервые не просто не проголосовал за эти резолюции, а просто воздержался. Он наложил вето в 2011 году на похожую резолюцию, которая была немножко более агрессивно сформулирована против Израиля. С тех пор пытался вразумить Биби, чтобы приостановить эти поселения.

Хотя Нетаньяху до сих пор подписывается на решение палестинского конфликта, состоящего из двух государств, на самом деле этого не происходит. Факты на земле постоянно показывают, что Израиль никакого намерения отдавать эти территории не имеет.

Сейчас такая ситуация во всем регионе, что практически нет возможности создать Палестинское государство, которое, даже если его сегодня каким-то чудом создать, там сразу же вспыхнет гражданская война, если Израиль оттуда уйдет и даст палестинцам выяснять отношения между собой. Но и уязвленное политическое самолюбие тоже есть.

Я не согласен полностью с Зеэвом, все эти годы Нетаньяху пытался сделать Израиль, войти в политическую игру в Америке. Он выступал перед Конгрессом, он постоянно поддерживал Республиканскую партию, и даже сейчас его ответ был для Израиля в будущей перспективе просто катастрофическим, указывая на то, что они с Обамой уже никаких дел иметь не будут, разрывают практически дипломатические отношения и ждут 20 января, когда произойдет инаугурация Трампа.

Это для Израиля катастрофа. 70% американских евреев, в основном молодых, голосуют за демократов и совершенно не поддерживают Трампа. Вступать в эту политику и полностью отдаваться в республиканское сегодняшнее правительство для Израиля в будущем отдастся очень нехорошо.

Естественно, тут есть какой-то личный ответ, но это личный политический ответ.

А.К.: Что вы скажете относительно ошибочности или даже катастрофичности ставок Биньямина Нетаньяху на Трампа?

З.Х.: Со всем уважением к экспертизе Алексея мне кажется, он излагает некое ощущение, которое появилось, скорее, на основе слухов, чем фактов. Обама и Нетаньяху - взрослые мальчики, и персональные обиды могут иметь место какие угодно, но, в первую очередь, они продвигают интересы своих стран так, как они их понимают.

Персональное столкновение было вторичным по сравнению со столкновением пониманий и идеологий. Обама понимал, что его концепция, в том числе ближневосточная, внешнеполитическая концепция США, с которой он пришел в Белый дом, более-менее провалилась, в его активе из позитивных последствий остается - потому что негативных, как мы здесь говорим в Израиле, от сегодня и до завтрашнего объявления, включая развал традиционных соотношений с традиционными союзниками Америки, распад режимов, которые возглавляли несимпатичные авторитарные фигуры [...] Как-то мелковато для лауреата Нобелевской премии.

Так что в данном случае можно говорить о тяжелом разочаровании итогами правления и желании оставить некое политическое наследство, с которым будут разбираться те, кто придут в Белый дом и Государственный департамент после него.

Я не очень согласен с апокалиптической картиной, которую нарисовал коллега, что заявление, которое сделал Нетаньяху и члены его кабинета, будет иметь катастрофические последствия для Израиля. Нет никакого разрыва отношений. По крайней мере, так кажется из нашего провинциального ближневосточного далека.

Что касается американских евреев, которые традиционно отдают 70% голосов Демократической партии, это потому, что в первую очередь, насколько мы можем судить по опросам общественного мнения, их интересует социально-экономическая и внутриполитическая адженда. Прежде всего, в условиях, когда демократы активно убеждают произраильски настроенные группы американского общества, и христиан-сионистов, и американских евреев, в том, что, конечно, тема Израиля находится выше двухпартийного столкновения.

Нас убеждали в том, что выступление Нетаньяху перед Конгрессом сделало тему Израиля и надпартийной, и фактором сверх двухпартийного столкновения. Но думается, что от этого сюжета мы уже довольно далеки.

Ситуация непростая, понятно, что отказ уходящей администрации ветировать резолюцию Совета Безопасности создает не только новую политическую, но и новую юридическую реальность, но катастрофа? Как говорят в Израиле - пережили фараона, переживем и это.

А.К.: Сегодня, в последние минуты перед нашим выходом в эфир, поступило сообщение о "твите", с которым выступил Дональд Трамп, будущий президент США, в связи со сложившейся ситуацией. Он написал: ы не можем позволить себе относиться к Израилю с таким пренебрежением, с таким неуважением. Израиль всегда был величайшим другом США, больше, однако, он таковым не является. Началом конца было ужасное соглашение Израилем, и теперь вот эта резолюция Совета Безопасности. Держись, Израиль! 20 января не за горами". Так написал сегодня Дональд Трамп.

Если отбросить в сторону эмоциональный контекст этого заявления Трампа, что реально сможет сделать новая администрация Дональда Трампа в решении этой проблемы? Известно, что уже назначен Трампом на пост посла в Израиль Дэвид Фридман, стоит на абсолютно произраильской позиции, полностью солидаризируется с Биньямином Нетаньяху и категорически осуждает, как и его будущий босс Дональд Трамп, резолюцию ООН. Что может реально сделать новая американская администрация?

А.Б.:Вы тут оговорились при переводе, сказав, что было соглашение с Израилем - соглашение было с Ираном.

А.К.: С Ираном, да, конечно. Простите.

А.Б.: Это не первый "твит" Трампа, он более развернутый и тоже эмоциональный, но он до этого, сразу после того, как прошла эта резолюция в ООН, Трамп также написал в "Твиттере", что это сильно осложнит его стремление договориться о мире на Ближнем Востоке.

Мне кажется, немножко подыгрывает Трампу эта акция Обамы, потому что, естественно, мира на Ближнем Востоке не будет на нашем веку по крайней мере, а может быть, и на веку наших внуков.

Поэтому сейчас мне кажется, что, поскольку ситуация на Ближнем Востоке в целом и в Израиле тоже очень нестабильная и ни о каком мире, никаких радикальных решениях и улучшениях ситуации в ближайшие годы речь не идет, мне кажется, Трамп постоянно будет играть на том, что администрация Обамы испортила ситуацию так, что даже сам Трамп не сможет ее решить. Мне кажется, что это постоянно будет играться и напоминаться. Что для Израиля очень неплохо.

Если, как считают, Трамп будет новым Рейганом, феноменально популярным и успешным президентом, может быть, это все изменится. Но пока сейчас выглядит так, что администрация Трампа состоит из людей совершенно некомпетентных, включая господина Фридмана, нового посла в Израиль. Трамп знает его как юриста, который его занимался его банкротством в Атлантик-сити.

Мне кажется, что для Израиля, для того, как он видится из США, что Израиль может затонуть совместно с Трампом. Я также не согласен с Зеэвом, что американские евреи, голосующие за демократов, остаются сильно произраильскими, потому что у многих сторонников Израиля в США последние годы возникло очень много озабоченности тем, как американские евреи, особенно молодые евреи, перестали идентифицировать себя с Израилем. Это для Израиля и для нас, американских евреев, это довольно серьезная проблема.

А.К.: А как из Израиля видится возможное развитие американо-израильских отношений при новой администрации? Какие шаги ожидает правительство Биньямина Нетаньяху, израильское общество в целом от новой администрации и что здесь может быть достигнуто?

З.Х.: Трамп сформулировал свою позицию по поводу израильско-арабского и конкретно израильско-палестинского конфликта подобным заявлением: что он будет придерживаться сбалансированной линии. Это уже огромный плюс, потому что из Израиля американская позиция в последние восемь лет виделась несбалансированной. При этом администрация США, в соответствии с существующей практикой, продолжала ветировать антиизраильские резолюции.

Я тоже поспорил бы с коллегой, что регулярно каждая администрация допускала антиизраильские резолюции. Она допускала антиизраильские резолюции в ООН, на Генеральных Ассамблеях и в комиссиях, что не имело никаких практических последствий. Сегодня ситуация другая.

Решения Совета Безопасности - это обязывающее решение, пусть в этом постановлении не было заложено никакого конкретного механизма, но это создает не только политическую, но и юридическую новую реальность. От Трампа, от новой администрации Израиль ждет выполнения этого обещания - что их подход будет сбалансированным.

Второе, что ждет Израиль от США, - может быть, что наши арабские партнеры поймут, что тот тон, который был задан уходящей администрацией, надежда на то, что палестинские арабы в состоянии получить все и сразу, практически ничего не давая взамен, а затем были тяжело разочарованы той же американской администрацией, которая, как выразился Махмуд Аббас, забыла их на высоком дереве своих требований, зазвала на высокую ветку и убрала лестницу, как кто-то высказался в Newsweek, надо полагать, что подобной концепции не будет более.

Очень хочется верить в то, что американская новая администрация во главе с Дональдом Трампом даст понять нашим потенциальным и действующим партнерам по ближневосточному диалогу, что игры в одни ворота больше не будет. Если они хотят получить что-то, то они должны делать свои шаги навстречу.

Нетаньяху воспроизвел те слова и выражения, которые мы нередко слышим в Израиле тоже. Якобы все происходит потому, что Израиль неуступчив и Ликуд саботирует политический процесс. С подобным подходом не солидарны сегодня в Израиле во всем политическом спектре, за исключением, может быть ультралевой "Мэрец" и, разумеется, арабского блока. Даже израильские левые согласны с тем, что на той стороне, в Рамалле, разговаривать практически не с кем по той простой причине, что любые далеко идущие израильские уступки не доходят даже до минимальных требований, которые мы слышим с палестинской стороны.

Так что в этом смысле, я боюсь, что дальше будет то, что было раньше. Если американская администрация готова будет заявить о том, что у соглашения с Израилем, если палестинские арабы реально готовы на это соглашение, оно будет иметь свою цену, то это уже будет чрезвычайно широкий шаг вперед, и на этой основе возобновление диалога возможно.

А.К.: Хотя это вроде бы прямого отношения к теме нашего разговора не имеет, но тем не менее это важно: Иран. Трамп упомянул Иран в своем "твите". Известна очень жесткая позиция Израиля по отношению к Ирану, известно стремление Барака Обамы наладить мирные отношения с Ираном.

Теперь есть опасения, что в новых союзнических отношениях между Нетаньяху и Трампом давление со стороны Израиля на новую американскую администрацию с тем, чтобы ужесточить политику по отношению к Ирану и денонсировать те соглашения, которые были достигнуты, станут реальностью. Насколько это реально?

А.Б.: Мне кажется, что резкая, даже истеричная реакция Нетаньяху на действия Америки в Совете Безопасности имели одну цель - внутреннюю, показать, что он сильно расстроен, потому что уже пять лет постоянно говорит в Израиле, что никому в мире эти поселения больше не интересны, а оказалось, что весь мир против, и он сейчас пытается давить на Трампа именно с этой целью - Ирана. Это два пути.


Загрузить подкаст передачи "Пятый этаж" можно здесь.

Новости по теме