Дональд Трамп и Ближний Восток: выпутаться невозможно?

  • 30 декабря 2016
Donald Trump Правообладатель иллюстрации JIM WATSON/AFP/Getty Images
Image caption Какой окажется политика администрации Дональда Трампа в отношении Ближнего Востока?

Дональд Трамп вступает на пост главы Белого дома, не питая особых ожиданий по отношению к Ближнему Востоку. В ходе своей предвыборной кампании, даже еще до победы в республиканских праймериз, Трамп давал понять, что этот регион вызывает у него немалую досаду. США потратили на Ближний Восток много крови и денег, достигнув при этом крайне скромных результатов, если это вообще можно назвать результатом.

"Ближний Восток полностью дестабилизирован, это тотальный хаос", - сказал Трамп на одном из выступлений в декабре 2015 года.

"Я бы хотел, чтобы те четыре или пять триллионов долларов, которые мы потратили на это, были бы потрачены в США", - сказал он под шквал аплодисментов.

Мысль о том, что Ближний Восток вызывает раздражение, и ничего хорошего от него ждать не приходится, проходила через всю кампанию Трампа. Он хочет сосредоточиться на одной вещи: борьбе против группировки, называющей себя "Исламское государство" (признана террористической и запрещена в России и многих других странах).

Но будет непросто оставить за бортом все другие проблемы, в том числе связанные с группировками, ассоциированными с ИГ и "Аль-Каидой".

Ветеран американской дипломатии Дэннис Росс настаивает, что администрация Трампа не может повернуться спиной к Ближнему Востоку.

Во время нашей недавней встречи в Лондоне Росс сказал мне, что ситуация в регионе ухудшается.

Правообладатель иллюстрации Matty Stern/US Embassy Tel Aviv via Getty Images
Image caption Ветеран американской дипломатии Деннис Росс считает, что на Ближнем Востоке Трампа ждет большая игра с высокими ставками

"Администрация Трампа будет поставлена перед вызовами, которые не видел еще ни один президент Америки", - сказал мне дипломат.

По мнению Росса, это связано с тем, что природа конфликтов в регионе, например, в Сирии и Ираке, угрожает самой концепции государства.

"Такого никогда раньше не было. С ИГ пытаются разобраться. Но нужно еще понять, что делать с рисками, которые появятся после ее разгрома. В Йемене идет гибридная война между Саудовской Аравией и Ираном", - говорит Росс.

Он также упомянул усиливающийся кризис в Египте. Страна с населением в 93 миллиона человек столкнулась с экономическими проблемами, начался дефицит сахара и растительного масла.

"Запад просто не может допустить, чтобы Египет превратился в государство-банкрот", - отмечает Росс.

В итоге администрация Трампа и особенно его европейские союзники продолжат страдать от последствий нерешенных проблем Ближнего Востока, которые по-прежнему то затихают, то обостряются с новой силой.

А каким окажется будущее самой трудноразрешимой проблемы Ближнего Востока - противостояния между Израилем и палестинцами?

Трамп утверждает, что он сможет решить этот вопрос, в котором другие потерпели неудачу. Но сигналы, которые он посылает, говорят о поддержке политики израильских ястребов.

Человек, которого Трамп предложил на пост посла США в Израиле, известен как убежденный сторонник сохранения израильских поселений на Западном берегу реки Иордан.

Видимо, у Трампа есть план встряхнуть ситуацию. Он настаивает, что посольство США нужно перенести из Тель-Авива в Иерусалим, который он называет "вечной столицей израильского народа".

Справедливости ради нужно сказать, что многие президенты США высказывали похожие предложения о переносе американского посольства в Иерусалим, но этого так и не случилось.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Вопреки ожиданиям, США не наложили вето на резолюцию Совбеза ООН, осуждающую израильские поселения

В глазах палестинцев этот жест означал бы отказ Вашингтона от поддержки "принципа двух государств".

В последний момент администрация Обамы выдала дипломатический гамбит (как она себе это представляла) с целью сохранить перспективу урегулирования арабо-израильского конфликта "по принципу двух государств". Но в итоге этот шаг сделал перспективу разрешения конфликта во время президентства Трампа еще менее вероятной.

Отказавшись наложить вето на недавнюю резолюцию Совбеза ООН, осуждавшую строительство еврейских поселения, администрация Обамы по сути толкнула премьера Израиля Биньямина Нетаньяху в обьятия Трампа. При этом комментарии Трампа об арабо-израильском конфликте говорят о том, что он имеет слабое представление о тонкости этого вопроса.

Так что перспектив для скорейшего урегулирования этого конфликта в ближайшем будущем пока не видно.

Стратегия палестинцев по выведению конфликта на международную арену, кажется, приносит дивиденды. И им нет смысла идти на уступки в краткосрочной перспективе.

Тем временем склоняющееся вправо правительство Израиля чувствует себя преданным и явно не настроено приостанавливать строительство поселений.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Трамп неоднократно заявлял, что хочет перенести посольство США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим

Трудно представить себе администрацию Трампа, совершающую тонкие политические пируэты, чтобы решить проблему отношений израильтян и палестинцев. Похоже, на это у нее не будет ни времени, ни желания.

Правда в том, что в данный момент большинство экспертов не считают арабо-израильский конфликт основополагающим для региона. Существующую проблему нужно решать, но мнения обеих стороны слишком поляризованы, чтобы хоть как-то продвинуться в переговорах.

Росс, однако, полагает, что есть и проблеск надежды. Рост влияния Ирана в регионе серьезно беспокоит и Израиль, и умеренные арабские страны. В этом их взгляды сходятся.

Росс называет это "совпадением стратегических интересов" Израиля и многих арабских стран суннитского мира. Последние не могут заключить мир с Израилем от имени палестинцев, отмечает дипломат, но они могут помочь в достижении договоренностей.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Режим Башара Асада в Сирии активно поддерживается Россией и Ираном

При этом Росс не уверен в способности будущей администрации Трампа успешно лавировать между подводными камнями ближневосточных проблем.

И если Трамп действительно хочет повернуться спиной к вопросу государственного строительства на Ближнем Востоке, то каким же будет его подход к сирийскому кризису?

События, происходящие там, можно назвать одновременно и национальной трагедией, и региональным кризисом. Режим Асада сейчас выглядит как конструкция, которую невозможно сдвинуть. Это стало следствием поддержки, пришедшей со стороны России и Ирана.

Трамп намекает, что он хотел бы заключить некое соглашение с Москвой, чтобы бороться с ИГ. Но это будет означать фактическое признание растущего влияния Ирана в регионе.

Профессор Джошуа Лэндис, возглавляющий Центр изучения Ближнего Востока при университете Оклахомы, считает, что это противоречит политической стратегии США в этом вопросе, не менявшейся с момента свержения режима Саддама Хуссейна в Ираке.

Правообладатель иллюстрации Alexey Kudenko/Host Photo Agency/Ria Novosti via
Image caption Может ли поражение президента Роухани на выборах в 2017 году привести к срыву ядерной сделки с США?

"Президент Трамп столкнется с проблемой, с которой США сталкивались десятилетиями. Речь идет о вопросе, почему мы не любим Иран", - говорит мне дипломат. - Мы считаем, что иранская революция навредила интересам США. В тоже время военная стратегия, которой мы следуем в Ираке и Сирии, является очень проиранской".

Другими словами, все, что делали США, уничтожая, например, режим партии Баас в Ираке, которая была стратегическим противовесом Тегерана, играло на руку Ирану.

"Эта дилемма, - продолжает дипломат, - будет стоять и перед администрацией Трампа. И хотя его генералы занимают жесткую антииранскую позицию, они также настроены против ИГ. Своим приоритетом они выберут уничтожение ИГ, а не сдерживание Ирана, а это означает дальнейшее усиление влияния Тегерана".

Во время предвыборной кампании Трамп неустанно критиковал ядерную сделку с Тегераном, целью которой было ограничение ядерной программы Ирана. Может ли он, став президентом, просто-напросто разорвать заключенное международное соглашение?

Возможно, это будет в его силах. Однако такой шаг изолирует США и одновременно развяжет руки Ирану, который будет развивать свою ядерную программу так, как ему заблагорассудится.

По предположениям некоторых аналитиков, вместо этого Трамп может поставить Тегеран в такое положение, что тот сам откажется от сделки.

Время для Ирана сейчас непростое: в мае президента Хассана Роухани ждут выборы. Как говорит Трита Парси, президент базирующейся в Вашингтоне некоммерческой организации "Национальный ирано-американский совет (NIAC)", этот фактор может привести к ужесточению позиций обеих сторон.

"Если администрация Трампа займет очень враждебную позицию по отношению к Ирану, можно не сомневаться, что это сыграет на руку оппонентам сделки с Тегераном, - говорит мне он. - В таком случае Роухани будет очень сложно вновь одержать победу на выборах. И если он проиграет, то скорее всего кандидату из лагеря, критиковавшего ядерное соглашение".

Многие эксперты считают, что если Вашингтон будет меньше заниматься ближневосточной проблемой, направив все силы на борьбу с ИГ, то это будет ошибочной стратегией.

Ветеран американской дипломатии Дэннис Росс думает, что США не должны отворачиваться от региона с такими серьезными проблемами.

"Я хотел бы вот что сказать о Ближнем Востоке: проблемы этого региона никогда не ограничиваются самим регионом. Самым лучшим примером этого может быть война в Сирии и ее последствия для Европы, вылившиеся в огромный поток беженцев", - говорит дипломат.

По его мнению, будущее может оказаться гораздо более мрачным, чем мы ожидаем: "Если мы сделаем неверные шаги, то последствия конфликта в Сирии покажутся пустяками по сравнению с тем, что может произойти. Именно поэтому мы просто обязаны поступить правильно. Проблемы очень серьезны, и ставки слишком высоки", - заключает американский дипломат.

Новости по теме