"Вдова террориста": что мы знаем о жене "орландского стрелка"

  • 17 января 2017
Мемориал в Орландо Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Мемориал недалеко от медицинского центра Орландо: в память о каждом из убитых Матином 49 человек установлен деревянный крест

Палестинка Нур Захи Салман была арестована через семь месяцев после того, как ее муж, 29-летний Омар Матин, открыл среди ночи стрельбу из полуавтоматической винтовки и пистолета в гей-клубе Pulse в Орландо.

Трагедия произошла в ночь с 12 на 13 июня. Матин, происходивший из семьи афганских эмигрантов, убил 49 человек и ранил 53, а к утру сам был застрелен полицией.

С тех пор власти не покладая рук расследовали вопрос о возможной причастности 30-летней Салман к этому преступлению, ставшему самым массовым расстрелом в американской истории, и наконец сочли, что собрали достаточно улик и смогут доказать ее вину в федеральном суде.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Нападение в клубе Pulse стало самым кровавым в истории страны убийством, совершенным на почве ненависти к ЛГБТ

В понедельник в США отмечался федеральный праздник - День Мартина Лютера Кинга. Поэтому Салман, которую группа захвата ФБР арестовала рано утром в Родео, предместье Сан-Франциско, где она проживала с трехлетним сыном, доставят для первоначального оформления в суд лишь во вторник.

По той же причине в судебной базе данных пока нет обвинительного заключения по делу Салман, но источники в правоохранительных органах говорят, что ей предъявят обвинения в препятствии правосудию и в содействии попыткам мужа оказать помощь экстремистской группировке "Исламское государство", запрещенной в США, России и ряде других стран.

Теоретически молодой женщине грозит тюремное заключение вплоть до пожизненного. Если присяжные признают ее виновной, защита, судя по всему, будет просить для нее снисхождения, доказывая, что она была жертвой семейного насилия.

Салман эмигрировала в США из Иордании в 2006 году и вышла замуж за Матина пятью годами позже. Она выросла в строгой мусульманской семье, где ей и сестрам не разрешали водить машину, а, выйдя за Матина, жаловалось на дурное обращение со стороны мужа.

Его первая жена Ситора Юсуфий тоже заявила, что Матин помыкал ею и принимал стероиды. Она пробыла за ним замужем недолго и бежала с помощью родни.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Матин почти 10 лет проработал в крупнейшей охранной организации мира G4S, где ношение оружия входило в его прямые обязанности

ФБР особо не скрывало, что с самого начала относилось к Салман подозрительно, придя к выводу, что та путается в показаниях. Подозрения следователей лишь усилились, когда они обнаружили, что в 4 утра, через два часа после первых выстрелов в клубе Pulse, Матин обменивался с женой текстовыми сообщениями. В одном она написала, что любит его. В этот момент все каналы уже трубили о стрельбе в ночном клубе.

Салман с самого начала утверждала, что не знала о намерениях Матина. "Я ни о чем понятия не имела, - говорила она летом New York Times. - Я не одобряю того, что он сделал. Я крайне сожалею о случившемся".

Женщина также пожаловалась журналисту на побои со стороны мужа, уверенного в своей безнаказанности. "У тебя же нет доказательств, что я тебя ударил!" - заявил он ей, по словам самой Салман.

ФБР говорит, что это не снимает с нее ответственность.

Салман с мужем жили в Форт-Пирсе, в двух часах езды в Орландо, и неоднократно посещали его - в частности, тамошний парк развлечений Disney World. Если верить ФБР, Салман успела упомянуть на допросе, что муж ездил в Орландо подыскивать объекты для нападения, но на этих словах ее прервал адвокат.

Салман по меньшей мере один раз была с Матином в клубе Pulse, но утверждает, что понятия не имела о цели этого визита. По словам Салман, она ездила с мужем в Орландо, чтобы навестить там друга по имени Немо.

Журналисты обнаружили, что Немо на тот момент во Флориде не проживал. Салман в ответ заявила, что не знала об этом.

По данным флоридских газет, ФБР также установило, что она ездила вместе с Матином в дешевый универмаг Wal-Mart покупать патроны. Как объяснила Салман New York Times, она не увидела в этом ничего подозрительного, поскольку муж работал охранником и часто закупал патроны.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption После стрельбы в европейских столицах прошли акции солидарности с жертвами (на фото - акция в Берлине)

Хотя все это лишь косвенные улики, ФБР, очевидно, решило, что собрало достаточную доказательную базу, и рано утром агенты явились к Салман с ордером на арест.

По словам флоридской прокуратуры, у нее было какое-то представление о том, что муж готовится к вооруженному нападению.

"Нур Салман не знала заранее и не могла предсказать, что Омар Матин собирался сделать той трагической ночью, - парирует ее адвокат Линда Морено. - Нур поведала о мучениях, которые она от него перенесла. Мы считаем, что преследовать ее в судебном порядке ошибочно и несправедливо и что наказать невинного человека - значит оскорбить память жертв".

Адвокаты подчеркивают, что, когда Матин поехал в Орландо в последний раз, Салман купила поздравительную открытку в честь Дня отца и собиралась преподнести ее мужу по возвращении. По словам защиты, это доказывает, что Салман не знала о намерениях мужа.

Правообладатель иллюстрации AP
Image caption Президент Обама и вице-президент Джо Байден у импровизированного мемориала в память погибших в Орландо

Во время расстрела посетителей клуба Матин зашел на "Фейсбук" и поклялся в верности "Исламскому государству". Следователи не думают, что он получал какую-либо помощь или инструкции от ИГ, и сосредоточились на выяснении вопроса о том, помогал Матину кто-то на территории США.

Салман рассказала после теракта, что видела, как муж смотрит джихадистские видео, но заявила, что не придала этому значения, учитывая, что раньше агенты ФБР уже проверяли Матина и им не заинтересовались.

В 2013 году его сослуживцы донесли, что он хвастается своими связями с такими террористическими организациями, как "Хезболла" и "Аль-Каида". Это сигнал побудил местного шерифа отстранить его от работы в охране суда в Форт-Пирсе. Компания, нанявшая Матина, перевела его охранять гольф-клуб, а шериф между тем сообщил о нем ФБР.

Власти говорят, что сигнал с самого начала показался им сомнительным. "Хезболла" - это шиитская группировка, тогда как "Аль-Каида" - суннитская. Но ФБР все равно открыло на Матина наблюдательное дело и разрабатывало его около года. Оно установило за ним наружное наблюдение, подослало к нему тайного осведомителя и дважды его допрашивало, но ни в чем уличить не смогло.

Ресурсы ФБР не безграничны, и в конечном итоге оно прекратило слежку за Матином, а также вычеркнуло его из списков наблюдения. Если бы он в них оставался, в ФБР бы пришло сообщение, что он приобрел оружие.

"Мы не разрабатываем людей бесконечно", - объяснил директор ФБР Джеймс Коуми.

Власти США не всегда привлекают вдов террористов, даже если женщины внушают им подозрения.

Если ФБР в конечном итоге арестовало Салман, то летом 2014 года федеральные прокуроры решили не привлекать к суду Кэтрин Рассел, вдову бостонского террориста Тамерлана Царнаева, перешедшую из-за него в ислам. Это решение было принято, несмотря на то что следователи были уверены в том, что та дала им ложные показания и знала о готовящемся бостонском теракте заранее, писала New York Times.

Новости по теме