Трамп и будущее либерализма: оправдан ли "ужас Чубайса"?

  • 20 января 2017
Анатолий Чубайс Правообладатель иллюстрации РИА Новости

Глава "Роснано" Анатолий Чубайс, посетивший Всемирный экономический форум в Давосе, заявил, что почувствовал среди его участников "ощущение ужаса от глобальной политической катастрофы". Главным признаком этой катастрофы он назвал избрание президентом США Дональда Трампа.

"Такого ужаса, какой я ощущаю сейчас в Давосе у абсолютного большинства участников, я за все мои годы участия в Давосе припомню только один раз", - сказал он в интервью радио Business FM, пояснив, что имеет в виду экономический кризис 2009 года.

По мнению Чубайса, на этот раз под угрозой оказались фундаментальные либеральные ценности: глобализация, демократия, мультикультурализм, на смену которым приходят ценности национальной идентичности и национальных интересов.

С тревожными предчувствиями Чубайса не согласился первый вице-премьер российского правительства Игорь Шувалов, назвавший разговоры об ужасе преувеличенными. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков также заявил, что в Москве не испытывают ужаса в день инаугурации Трампа.

Русская служба Би-би-си спросила ведущих российских экспертов, есть ли основания говорить о надвигающейся "глобальной политической катастрофе" и мировом откате от ценностей либерализма.

Сергей Алексашенко, экономист, первый запред правления Центробанка в 1995-1998 годах:

У Ивана Андреевича Крылова есть такие замечательные строки: "Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться". Мне вообще удивительно, что Анатолий Чубайс говорит о глобальной политической катастрофе, не обращая внимания на те процессы, которые происходят в России. Россия давно уже отказалась от либеральных ценностей, и от демократических ценностей, и от республиканских ценностей - и превратилась в авторитарный режим с властью одного человека. Мне кажется, нужно заботиться о порядке в своем доме, а не дискутировать, происходит ли катастрофа во всем мире или нет.

Мне кажется, что говорить о катастрофе несколько преждевременно, потому что смена политических настроений, смена политиков - это нормальный процесс в западных странах, который никого не должен удивлять. Мы только сегодня [20 января] увидим, как Дональд Трамп станет президентом, и только через какое-то время, когда он начнет действовать, мы поймем, какую политику он проводит.

Конечно, его внешний стиль поведения резко отличается от классического стиля западного политика, но судить можно не по словам, а по делам.

Если вы посмотрите на историю западной цивилизации хотя бы последних 30 лет, вы увидите, что были волны, когда приходили Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер, были волны, когда приходили Билл Клинтон и Тони Блэр, были волны, когда приходили Джордж Буш и консерваторы в Англии.

И если посмотреть, на них накладываются циклы во Франции и с меньшей уверенностью накладываются циклы в Германии.

Правообладатель иллюстрации AFP

Повторюсь, для западной политической жизни смена политиков, политических ориентиров - процесс нормальный. Только за счет этого вырабатывается та линия развития страны, которая устраивает всех, или с которой соглашаются все; когда ни у одной группы интересов нет доминирующей власти. В этом и состоит разница между республикой и диктатурой.

Максим Буев, декан факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге:

Мы действительно сейчас живем в эпоху, когда происходит ломка устоявшихся порядков. Естественно, человеческая природа такова, что нам свойственно цепляться за статус-кво. И сейчас всё происходит так же, как после присоединения Крыма, когда либералы в России и на Западе думали, что вот сейчас будут наложены санкции - и будут сняты только тогда, когда Россия Крым вернет.

А на самом деле произошло переключение в другой режим. Прошлого уже нет, мы живем в новой реальности, это надо принять и двигаться дальше. Но в силу своей человеческой природы мы пока этого не можем сделать.

Примерно то же самое происходит на глобальной сцене: либерализм если не потерпел поражение, то пережил серьезный удар. На самом деле это следствие даже кризиса 2008 года, и тут интересно вспомнить то, что говорил финансист Джордж Сорос.

Сорос в 2008 году все это фактически предрекал. Он говорил, что сначала будет финансовый, банковский кризис, потом это разовьется в экономический кризис, следующим этапом будет фискальный: потому что надо будет спасать банковскую систему, и будет нагрузка на бюджеты стран. После этого последует череда политических кризисов, а потом реакция и подъем национализма. Это все мы наблюдаем последние десять лет. И разумеется, у либеральной элиты это вызывает панику.

В прошлом году очень хорошо по этому поводу высказался Винс Кейбл, министр по делам бизнеса Великобритании в 2010-2015 годах. Он называл это радикальной неопределенностью: это такая ситуация, когда мы не знаем, что будет дальше, мы к этому не готовы и не можем планировать. Соответственно, от этого сейчас возникают настроения, подобные тем, которые были, по словам Чубайса, в 2009 году. Но на мой взгляд, ничего страшного не происходит. В России мы вообще привыкли заранее не планировать, мы привыкли жить в неопределенности.

Говорить, что мир отказывается от фундаментальных ценностей либерализма, нельзя. Вот например, Эндрю Глин, покойный профессор Оксфордского университета, еще в 2006 году выпустил книжку Capitalism Unleashed, то есть "капитализм, сорвавшийся с поводка". И вот эти последние 30 лет характеризовались не просто либерализмом, а либерализмом совершенно огульным и без границ.

Естественно, как мы видим, в Давосе было много презентаций о возросшем неравенстве в обществах, - это результат этого огульного либерализма. Это привело к реакции со стороны проигравших слоев в обществах и Англии, и Америки. Поэтому действительно, система будет перестраиваться, будут вводиться какие-то ограничения, но в целом, как тот же Чубайс говорит, для технологий и информации сейчас границ нет, поэтому общество будет двигаться в сторону более либерального порядка, но с установлением некоторых границ.

Андрей Мовчан, директор программы "Экономическая политика" Московского центра Карнеги:

Трамп сегодня только становится президентом - у нас что, есть какое-то действие, им совершенное, законопроект? Пока в море его разговоров ни один его комментариев не выглядит криминально. Все они находятся в рамках обычной политической и экономической риторики.

Да, у него правая риторика: защита внутреннего американского рынка, национальных интересов страны - а что еще он должен говорить? Не защищать свой рынок и не думать об интересах страны? Это была бы странная риторика. И потом, в России "трамповская" риторика присутствует последние 20 лет, никто ее не называет правой и не считает концом либерализма. А сам Анатолий Борисович при этой риторике работает на государство вовсю.

С позиции экономиста я вообще не вижу, чтобы что-то происходило. Ну да, есть некоторый маятник, левые правительства уже несколько задержались у власти во всем мире. Сейчас будут некоторое время более правые правительства - вспоминаем 80-е годы XX века. Дальше опять будут левые, очевидно, потому что правые так же наскучат через некоторое время. Правительства вообще вообще имеют свойство с течением времени надоедать своим народам.

Это нормальный процесс конкуренции систем, политическая диалектика, это даже хорошо: застоя не происходит.

Я вижу, что рынки совершенно спокойны: ну Трамп и Трамп, на рынках все то же самое происходит. Американский ВВП не шелохнулся в связи с Трампом, европейский ВВП не шелохнулся, стоимости основных валют ведут себя ровно так же, как и вели.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Что касается якобы противоречия между риторикой Трампа и заявлениями лидера КНР Си Цзиньпина, сделанными последним в Давосе, то я бы сказал, что тут очень странная логика [речь о выступлении Си, в котором тот призывал снимать торговые барьеры между странами - Би-би-си].

Китай - страна, где до сих пор закрыт рынок ценных бумаг для иностранцев, управляемая валюта и очень высокий уровень контроля государства и торговых ограничений. Естественно, председатель КНР приезжает на форум и говорит, что всё это надо снижать. Дальше президент США, самой либеральной страны мира с точки зрения экономики, с открытыми рынками, с экономикой, которая на 20 лет опередила среднемировую в плане либерализации, говорит, что мы поторопились, может быть, надо было меньше. Где противоречие-то?

В конечном счете, всё должно стремиться к разумному балансу, не может быть на все 100% открытой экономики, и на 100% закрытая экономика - тоже, понятное дело, катастрофа. Поэтому Америка сейчас будет ребалансировать назад после эпохи гипероткрытости, а Китай будет быстро двигаться вперед - происходит ровно то, что должно происходить.

Новости по теме