Приют для престарелых проституток Мехико

  • 1 февраля 2017
Кармен Муньос Правообладатель иллюстрации Clayton Conn
Image caption Кармен Муньос добилась от властей Мехико создания дома престарелых для пожилых и бездомных работниц секс-индустрии

Проработав много лет на панели в Мехико, Кармен Муньос вдруг задумалась: а что будет с такими, как она, работницами секс-индустрии, когда они состарятся? И она решила открыть дом престарелых для бывших проституток.

Именно в этом районе старого Мехико, на площади Лорето, окруженной старинным зданиями XVI века, Кармен Муньос начала свой непростой путь.

В свое время она приехала в Мехико в поисках работы, и кто-то сказал ей, что священник в церкви Св.Терезы иногда помогает найти работу в качестве прислуги.

Ей было 22 года, она была неграмотной, и у нее было семеро детей, которых нужно было как-то кормить; одного из них она постоянно носила на руках.

Четыре дня она ждала ответа от священника - но в конце концов поняла, что помощи от него не будет.

"Он всего лишь сказал мне, что работы полно и что мне надо самой поискать что-нибудь в этом районе, - вспоминает она. - Я ушла в слезах, мне было обидно, что священник со мной так обошелся".

Правообладатель иллюстрации Clayton Conn

В номерах

В этот момент к Кармен подошла женщина, чтобы ее утешить.

"Она сказала мне: "Вон тот мужчина говорит, что даст тебе 1000 песо, если ты пойдешь с ним", - вспоминает Кармен. В то время эта сумма казалась целым состоянием, хотя по сегодняшнему курсу, после деноминации 1993 года, когда 1 новый песо был приравнен к 1000 старых, это всего лишь 5 американских центов.

"Я сказала: "Я никогда не видела тысячи песо зараз. А куда мне с ним идти?" Женщина ответила: "В комнату". А я: "В комнату? А как я узнаю, что там за работа?" Тогда женщина сказала: "Нет, ты не понимаешь: в гостиницу". А я спросила: а что такое - гостиница?"

И только после этого сводница разъяснила Кармен, что от нее требуется. Кармен была в шоке, но женщина ей сказала: "Ты предпочитаешь спасть со своим мужем, который даже на мыло не может заработать, а с тем, кто даст тебе денег, чтобы накормить всех твоих детей, ты спать не хочешь?"

От полной безысходности Кармен пошла с тем мужчиной, и он дал ей тысячу песо, как и обещал, но сказал, что никаких услуг от нее не хочет, потому что не хочет наживаться на ее отчаянном положении. Она расплакалась, а он тем временем положил ей в руку пачку денег. Возможно, он догадывался, что она вернется.

На следующий день чувство отчаяния сменилось гневом, и Кармен вернулась на то же самое место на углу площади Лорето, думая про себя: "С сегодняшнего дня мои дети не будут голодать".

Правообладатель иллюстрации Shutterstock/Benedicte Desrus
Image caption Соледад - одна из тех, кто нашел приют в этом доме престарелых в Мехико

Следующие 40 лет она зарабатывала на жизнь проституцией, предлагая сексуальные услуги на той самой площади и близлежащих улицах.

Этот район называется Ла-Мерсед - он состоит из 106 бурлящих жизнью кварталов, входящих в район, который внесен ЮНЕСКО в список объектов культурного наследия. Здесь расположены самые старые в городе здания, основной торговый центр и самый большой из семи городских районов "красных фонарей". Почти в каждом квартале здесь можно найти по притону - а иногда и не по одному.

"Когда я только начала торговать собой, деньги полностью затуманили мне мозги, - признается Муньос. - Я вдруг поняла, что чего-то стою, что кто-то готов платить, чтобы быть со мной, в то время как отец моих детей говорил мне, что я страшная и ничего не стою".

Но работа на улице не прошла без последствий. И полиция, и сутенеры требовали своей доли; нередко приходилось переживать побои и домогательства; к тому же Кармен пристрастилась к наркотикам и выпивке.

Однако, несмотря ни на что, она довольна.

"Благодаря этой работе я смогла позаботиться о детях, дать им крышу над головой - приличный дом", - рассказывает она.

А спустя годы она смогла дать крышу над головой и другим "ночным бабочкам".

Правообладатель иллюстрации Shutterstock/Benedicte Desrus
Image caption Лучита, также живущая в доме престарелых, наносит макияж

Однажды ночью, проходя по улице, она заметила движение под грязным куском брезента. "Я подошла и приподняла его, думая, что под ним дети", - вспоминает она. Но там оказались три пожилые женщины, прижавшиеся друг к другу, чтобы согреться. Муньос узнала в них своих коллег, работников секс-индустрии.

"Мне было больно видеть их в таком состоянии - просто даже как человеку", - говорит она.

Муньос помогла женщинам подняться, купила им кофе и сняла для них номер в дешевой гостинице.

Эта история заставила ее задуматься над тем, как много пожилых женщин работали на площади. После того как их внешность поблекла из-за преклонного возраста и тяжелой жизни на улице, многие в конечном итоге оказывались обездоленными. Семьи от них отказались, так что идти им было некуда. И Муньос решила не сидеть сложа руки.

В течение следующих 13 лет она пыталась заставить городские власти создать дом престарелых для пожилых и бездомных работников секс-индустрии. При поддержке нескольких известных художников, соседей из Мерседа и других проституток она, наконец, убедила чиновников. Город выделил им большое здание XVIII века, всего в нескольких кварталах от площади Лорето.

Когда женщины впервые зашли внутрь, их буквально накрыло ощущение счастья. "Это было что-то потрясающее! Мы плакали от радости, смеялись и кричали: "Вот это да, у нас теперь есть собственный дом", - вспоминает Муньос.

Правообладатель иллюстрации Shutterstock/Benedicte Desrus
Image caption Еще одна жительница дома престарелых, Норма

Дом Шочикецаль

Много сил ушло на то, чтобы вычистить и отремонтировать здание, и в 2006 году в него въехали первые постоялицы. Они назвали свое новое жилище Дом Шочикецаль - по имени ацтекской богини любви, олицетворяющей женскую красоту и сексуальность.

Теперь тут вовсю работают мастерские по изготовлению бижутерии и искусственных цветов, и весь дом наполнен запахом свежей выпечки - с десяток постоялиц заняты стряпней.

В Доме Шочикецаль не только обучают женщин ремеслам и каким-то новым умениям, но и оказывают как медицинскую, так и психологическую помощь, развивая у постоялиц чувство собственного достоинства.

Правообладатель иллюстрации Shutterstock/Benedicte Desrus
Image caption Постоялицы Дома Шочикецаль празднуют 200-летие независимости Мексики в 2010 году

Комната Марбельи Агиляр - сбоку от центрального дворика, и она вся заполнена книгами. Ее любимые авторы - Пабло Неруда, Лев Толстой и Франц Кафка.

"Книги были моим прибежищем с девятилетнего возраста", - говорит она.

Почти 60 лет назад, еще когда она была ребенком, родители выгнали ее на улицу. К счастью, ее подобрала одна добрая женщина, но когда та умерла, Марбелье было всего 16 лет, и ей пришлось самой искать средства, чтобы оплачивать аренду жилья и свою учебу. Когда никакой другой работы найти не удалось, она стала торговать телом.

"Больше ничего не оставалось", - объясняет она.

Работая на разных работах и порой предоставляя сексуальные услуги, Агиляр смогла помочь детям получить школьное образование, но когда ее дочка в подростковом возрасте скончалась от лейкемии, она впала в глубокую депрессию, не могла работать и потеряла крышу над головой, поскольку больше не могла платить за квартиру.

Тогда ее приютили в Доме Шочикецаль, и теперь она зарабатывает тем, что продает бижутерию на уличных рынках.

"Этот дом научил меня тому, что моя жизнь чего-то стоит, что у меня тоже есть чувство собственного достоинства, как и у любой другой женщины. Теперь я говорю, что женщина может потерять свою честь, но свое достоинство - никогда", - поясняет Марбелья.

Единственная ее печаль заключается в том, что с ней больше не общаются дети.

Правообладатель иллюстрации Shutterstock/Benedicte Desrus
Image caption Канелья и Норма в Доме Шочикецаль

Сейчас в Доме Шочикецаль проживают 25 бездомных женщин разного возраста - от 55 до 80 с лишним лет. Многие больше не работают, но кто-то еще выходит на панель.

За последние 11 лет здесь получили приют больше 250 работниц секс-индустрии.

Однако с финансами довольно туго: грант, выделенный властями города на содержание дома, сократили, и сейчас приют выживает за счет благотворительных взносов.

Правообладатель иллюстрации Shutterstock/ Benedicte Desrus
Image caption Мария Изабель в своей комнате в Доме Шочикецаль

К тому же не все хорошо уживаются друг с другом. Несмотря на то что все женщины здесь делят кров над головой, некоторые из них в прошлом были соперницами, а кто-то даже открыто враждовал за место на улице.

"Мы были настолько забиты, запуганы, выброшены на задворки общества, что мы практически постоянно на взводе. Мы в любой момент готовы дать сдачи, если на нас нападут", - поясняет Муньос.

В то же время она говорит, что разногласия есть в любой семье: "Здесь нас учат, как уважать друг друга, что есть вещи, за которые стоит бороться, и это вносит гармонию в жизнь Дома".

Если не гармонию, то уж во всяком случае мир и сознание того, что эти женщины не умрут на улице, никому не нужные и отвергнутые обществом.

"Мы заслуживаем места, где можно провести остаток дней в приличной, спокойной обстановке", - говорит Муньос.

Она надеется, что когда-нибудь сама переедет сюда.

Правообладатель иллюстрации Shutterstock/Benedicte Desrus
Image caption Паола, живущая в Доме Шочикецаль, красится перед выходом на работу

Фотографии Дома Шочикецаль - часть серии "Трудная любовь" (Las Amorosas Mas Bravas) Бенедикта Дезруса.

Новости по теме