Карточки или купоны: что предлагает российское правительство?

  • 8 февраля 2017
Распределение талонов на сахар в Калининском поселковом совете Молдавской ССР 12 октября 1989г. Правообладатель иллюстрации Борис Капнин/ТАСС
Image caption В 1989 году распределение талонов на сахар было одной из главных забот местных советов

Минпромторг России разработал проект продовольственных карточек для малоимущего населения, сообщили в среду российские СМИ.

Кто именно их получит и на какую сумму, пока неизвестно. Глава ведомства Денис Мантуров рассказал лишь, что общая сумма ассигнований из бюджета на эти цели составит 240 млрд рублей (4 млрд долларов) в год, а купить на карточки можно будет свежие мясо, рыбу и овощи.

Человечество накопило огромный опыт рационирования питания. Он сводится к двум главным инструментам: карточной системе и купонной системе. Разница между ними существенная.

Во-первых, купоны являются заменителями денег, а карточки - разрешением "отоварить" определенную сумму. Платить все равно придется, но без карточки товар не отпустят.

Во-вторых, к карточкам государство прибегает в условиях тотального дефицита, вводя скудные уравнительные нормы, чтобы обеспечить выживание населения. Купоны предназначены только для нуждающихся граждан.

Можно сказать, что карточки - средство от недостатка, а купоны - от неравенства.

Судя по имеющейся информации, речь в задумке минпромторга идет о втором случае, так что говорить о "возвращении карточек" не совсем корректно.

Первые опыты

Много столетий во всех странах основную массу населения составляли земледельцы, которые при любых поворотах фортуны кормили себя сами. Своим появлением карточная система обязана крупным городам - древнему Риму, о котором речь пойдет далее, и Парижу времен Французской революции.

Впервые карточки на хлеб и верхний порог цен на основные продукты, а заодно и предельный уровень зарплат ввели якобинцы в мае-сентябре 1793 года. Спекулянтам и укрывателям запасов рубили головы как контрреволюционерам, что не помогло решить проблему дефицита.

Правообладатель иллюстрации ТАСС
Image caption Максимилиан Робеспьер пытался воспитать нового человека с помощью гильотины и карточек

После переворота 9 термидора (27 июля) 1794 года новые власти отменили карточки и максимум. Рабочие парижских предместий как были, так и остались бедными и восставали, но, во всяком случае, никто от голода не умер.

Для радикальных революционеров карточки имели не только и не столько экономическое, сколько моральное значение. Они воспитывали нового человека, который чувствовал бы себя частицей общества и не стремился устроиться в жизни в одиночку, да еще лучше сограждан. Домашний учитель Александра Герцена, чудом прошедший через водовороты истории старый якобинец, говорил, что после термидора "развратные и плуты взяли верх".

Во время Первой мировой войны карточки вводились в ряде стран (на короткое время в 1916 году даже в нейтральной Швеции), но наибольшее распространение получили в Германии, страдавшей от морской блокады. Зима 1916-17 годов вошла в национальную историю как "брюквенная". На момент заключения Брестского мира недельные нормы потребления по карточкам составляли 3,3 кг картофеля, 1,8 кг хлеба, 240 граммов мяса, 70 граммов жиров.

В Российской империи карточки вводились только на сахар, да и то лишь с весны 1916 года, в связи с тем, что многие сахаропроизводящие заводы оказались в зоне оккупации и боевых действий.

После Февральской революции неконтролируемая денежная эмиссия и особенно кризис железнодорожных перевозок вызвали обвальное расширение применения карточек: в июне 1917 года на крупы, в июле на мясо, в августе на сливочное масло, в сентябре на яйца, в октябре на подсолнечное масло.

Учет и контроль

Советская власть сразу прибегла к массовому нормированию потребления всего и вся.

Причем коммунисты считали это не временной вынужденной мерой, а прогрессивной формой коммунистического распределения, планируя уже в 1919 году полностью отменить деньги и демонстративно использовать золото для отделки общественных туалетов.

В этом они походили на французских якобинцев, хотя пошли дальше: Робеспьер и его соратники целиком упразднить товарно-денежные отношения все же не намеревались.

Владимир Ленин требовал, чтобы "каждый пуд хлеба, и каждый пуд угля не шел бы в спекулятивную продажу, а служил бы для справедливого распределения".

При этом большевики не стремились к равенству, а устанавливали "совнаркомовские" и прочие усиленные пайки для себя, одновременно лишая средств к существованию "буржуазные элементы". В декрете о создании ВЧК от 21 декабря 1917 года одной из мер наказания для "врагов Советской власти" называлось "лишение продовольственных карточек".

Вне государственной системы снабжения оказались также крестьяне, составлявшие до 80% населения страны.

Отмена карточной системы произошла в 1921 году в связи с введением нэпа.

Всегда было принято считать, что Гражданская война в России завершилась полной и безоговорочной победой красных. Однако многие современные исследователи полагают, что фактически она закончилась вничью.

После Кронштадского восстания в марте 1921 года, когда за свободу торговли выступила не "контра", а классово близкие матросы, большевикам пришлось пойти на существенные уступки, отказавшись от немедленного введения коммунизма, который в результате так никогда и не был построен.

В день открытия X съезда РКП(б) 8 марта Ленин сказал с трибуны, что "свобода торговли приведет к белогвардейщине и победе капитализма", а уже через неделю заявил, что страшного в ней ничего нет, если политическая власть останется "в руках рабочего класса" (обычный эвфемизм для обозначения партии большевиков).

После "великого перелома" и свертывания нэпа в 1929 году карточки немедленно вернулись - сперва на хлеб, а в январе 1931 года - на все основные продовольственные товары, одежду и обувь.

1 января 1935 года карточная система была отменена. При этом цены выросли в среднем в два раза. К примеру, пшеничный хлеб стал стоить рубль за килограмм - вдвое выше прежней государственной цены и лишь на треть ниже коммерческой.

"Провозглашали тосты за "новый светлый этап в нашей жизни" и, конечно же, пили за Сталина, который, как и обещал, вывел нас на дорогу изобилия. Нас приучили благодарить Сталина за все, что в нормальной стране народ должен иметь по праву", - вспоминал встречу нового 1935 года личный переводчик вождя Владимир Бережков.

Одновременно с началом "свободной" продажи вводились ограничения по отпуску товаров в одни руки. Если в 1936 году покупатель мог купить 2 кг мяса, то с апреля 1940 года - 1 кг. Количество отпускаемой колбасы до конца 1940-х годов снизили с 2 до 0,5 кг, рыбы - с трех до одного килограмма, масла - с 500 до 200 граммов.

На местах, исходя из реального наличия продуктов, устанавливали свои нормы. В районах Рязанской области продажа хлеба в одни руки колебалась от общесоюзных двух килограммов до 700 граммов.

При этом осенью 1932 года, в разгар Голодомора, в распределителе в "Доме на набережной" прикрепленный номенклатурщик каждый месяц получал четыре килограмма мяса, четыре килограмма колбасы и ветчины, килограмм икры.

В экстремальных условиях

С началом войны карточное распределение вновь ввели с июля 1941 года и отменили в декабре 1947-го.

6 августа 1941 года Сталин, Молотов, Буденный, Ворошилов, Тимошенко, Шапошников и Жуков подписали приказ Ставки №270: "…Семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи…".

При этом, по данным Центрального статистического управления летом 1943 года средняя зарплата по стране составляла 403 рубля в месяц, рыночная цена килограмма черного хлеба - 100 рублей.

Случайная утрата карточек, особенно в начале месяца, становилась катастрофой, как показано в фильме "Место встречи изменить нельзя".

Правообладатель иллюстрации Демьянчук Александр/ТАСС
Image caption В конце 1941 года суточная норма хлеба в блокадном Ленинграде составляла 250 граммов для рабочих и 125 граммов для остальных жителей

Во время Второй мировой войны карточное распределение действовало во многих странах.

В Британии карточки на бензин были отменены только в 1950-м, на сахар и кондитерские изделия в 1953-м, на мясо в 1954 году.

В США потребление сахара было установлено на уровне 0,285 фунта (129 граммов) в неделю, бензина - 11-15 литров в неделю для владельцев машин, не работавших в военном секторе. Нормировались резиновые и кожаные изделия. Карточки на сахар отменили в 1947-м, все остальные немедленно после завершения войны.

Константин Симонов, совершивший в 1946 году большое заокеанское турне, с сарказмом описывал разговор с местной дамой, которая сказала, что американцы в войну тоже терпели лишения: она долго не могла купить белую рубашку для мужа, везде были только кремовые и голубые.

В Германии "имперская карточная система", введенная 20 сентября 1939 года, насчитывала 62 вида карточек.

В Японии карточки действовали до 1949-го, в Чехословакии до 1953 года.

В Израиле карточная система вводилась в период так называемого "режима аскетизма" в 1949-1952 годах.

В мирное время

Если во время войны использование карточек повсеместно признавалось неизбежным, то их наличие в СССР в 1970-х, 1980-х годах, по мнению многих, являлось национальным позором. Ничего подобного не было не только в капиталистических странах, но и в государствах Варшавского пакта.

Делая хорошую мину при плохой игре, государство официально именовало карточки талонами. Их ежемесячно выдавали в ЖЭКах по месту жительства, реже по месту работы - прежде всего, на мясо, масло и колбасу.

В "городах первой категории снабжения" талоны не вводились. Многие товары отсутствовали в продаже или "выбрасывались" с перебоями, но, если повезет, их можно было купить свободно и в любом количестве.

Жители Подмосковья и ближних областей каждые выходные устремлялись в столицу на "колбасных электричках". Возник анекдот: правительство решило не утруждать себя логистикой, а свозить все произведенное в стране в Москву - граждане сами доставят, куда нужно.

Вводить талоны в "витрине развитого социализма" власти не хотели, а чтобы москвичи не возмущались, что "гости столицы" все раскупают, ввели еженедельную выдачу продовольственных пайков по месту работы. Они снобистски именовались "заказами", хотя заказывать никто ничего не мог.

Правообладатель иллюстрации Николай Адамович, Иван Куртов/ТАСС
Image caption Те россияне, кому меньше 40, таких очередей уже не помнят

Факт существования талонной системы не афишировался.

Летом 1985 года автор с женой путешествовал по Волге от Москвы до Астрахани. Завтракали в каюте бутербродами, сойдя в Нижнем Новгороде, зашли в магазин за маслом, и очень удивились, когда, кроме денег, от нас потребовали какие-то талоны. Продавщица спросила, откуда мы такие взялись, и, услышав, что с теплохода, посоветовала плыть дальше.

Наибольшее распространение талонная система получила в 1988-1991 годах, когда из-за непродуманной финансово-кредитной политики каждый рубль на руках у граждан оказался обеспеченным товарами на 14 копеек.

Она охватила всю страну, включая Москву, и распространилась на многие товары: сахар, соль, постное масло, молоко, чай, мыло, табак, алкоголь.

С 1 января 1992 года все виды нормированного распределения были отменены в ходе радикальной экономической реформы Ельцина-Гайдара, хотя в отдельных регионах местные администрации некоторое время сохраняли талоны на отдельные продукты.

Гракх, Годунов и Рузвельт

Наряду с попытками обеспечить выживание в кризисное время или ввести уравнительную справедливость, власти многих стран ставили перед собой задачу поддержки малоимущих.

Впервые продовольственные купоны ("фрументационные тессеры") в форме металлических жетонов придумал в 150 году до н.э. древнеримский трибун Гай Гракх.

В имперскую эпоху число их получателей достигло 300 тысяч. К жетонам на еду прибавились бесплатные пропуска на увеселительные мероприятия по знаменитой формуле "Хлеба и зрелищ!" (в оригинале "Хлеба и цирков!"). При этом она распространялась исключительно на жителей Вечного города.

Как сообщает Эдуард Гиббон, в результате "столичная прописка" ценилась столь высоко, что за каморку в Риме можно было купить виллу на берегу моря.

По мнению многих историков, гипертрофированная социальная благотворительность стала одной из главных причин падения Республики: римский пролетариат (слово из тех же времен) махнул рукой на демократию и стал поддерживать императоров, кормивших и развлекавших его за счет военных трофеев и эксплуатации провинций.

В России Борис Годунов во время вызванного глобальным похолоданием тяжелейшего голода 1601-1603 годов организовал раздачу нуждающимся хлеба из царских житниц.

По данным Николая Костомарова, реализация в целом гуманной и разумной меры сопровождалась безобразиями: физически крепкие холопы по приказу господ переодевались в лохмотья и становились в очередь за бесплатным зерном по несколько раз, при этом избивая и разгоняя настоящих бедняков.

В 1893 году Российский Красный Крест впервые в мире включил в устав помощь не только раненым и военнопленным, но и жертвам стихийных бедствий и неурожаев.

Правообладатель иллюстрации VT Freeze Frame
Image caption Потратить правительственную помощь можно только на отечественную еду

В наши дни главным примером действия купонной системы является американская программа льготной покупки продуктов (Supplemental Nutrition Assistance Program).

Она была введена президентом Франклином Рузвельтом 16 мая 1939 года, весной 1943-го свернута из-за финансовых трудностей военного времени, и возобновлена 29 мая 1961 года при Джоне Кеннеди.

В 1990-х годах знаменитые food stamps - бумажные купоны оранжевого и голубого цветов - были заменены специальными дебетовыми картами, на которые каждый месяц "падает" определенная сумма.

По данным на октябрь 2016 года, помощь от государства получали 43 215 557 человек с низкими доходами из 21 328 525 домохозяйств. Почти каждый третий из них - ребенок из неполной семьи. С 2012 года число малоимущих снизилось на 3,5 миллиона. Средний размер пособия составлял 126 долларов на человека в месяц.

Любопытно, что деньги с карточек можно тратить исключительно на покупку американских продуктов.

Так что неизвестно, как идея российских чиновников будет работать в реальности, но по смыслу она ближе к практике США, чем к временам Ленина и Сталина.

Новости по теме