Как в сирийском Эль-Бабе сплелись интересы России, Ирана и Турции

  • 12 февраля 2017
Повстанцы у города Бизаа, пригорода сирийского города Эль-Баб Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Повстанцы у города Бизаа, пригорода сирийского города Эль-Баб

Сирийский город Эль-Баб не выделялся ничем особенным, пока внезапно не превратился в стратегический объект борьбы и предмет торга между сирийским президентом, его союзниками Россией и Ираном, Турцией, курдским "Демократическим союзом" и экстремистской группировкой "Исламское государство" (ИГ).

Расположенный к северо-востоку от Алеппо, этот небольшой административный центр провинции Эль-Баб насчитывает 100 тысяч жителей - еще 50 тысяч живут в его пригородах.

После начала конфликта в Сирии Эль-Баб весной 2012 года быстро оказался под контролем повстанцев, а затем был захвачен ИГ зимой 2013-2014 годов.

Боевики ИГ зачистили город от других мятежников, и Эль-Баб постепенно превратился в оплот исламистской группировки (признана террористической и запрещена во многих странах, включая Россию и Британию) и стал домом для многих иностранных джихадистов и их семей.

Эль-Баб также служил центром для вылазок ИГ против сирийской армии и повстанцев в провинции Алеппо.

Но сегодня город и его окрестности (Кабасин, Бизаа и Тадиф) почти полностью окружены.

Силы операции "Щит Евфрата", проводимой под руководством турецкой армии, окружают его с севера, в то время как верные Башару Асаду сирийские вооруженные силы, которые сильно продвинулись за последние две недели, подходят к городу с юга.

Российская авиация бомбила позиции ИГ к югу от Эль-Баба, оставляя возможность турецкой авиации поражать цели в самом городе.

Из этого можно сделать вывод, что сирийские войска и силы коалиции "Щит Евфрата" не соперничают в борьбе за город, а, напротив, координируют свои действия с четким разделением сфер влияния.

Дорога из Алеппо на Манбидж, проходящая к югу от Эль-Баба, может выступать в качестве границы между вооруженными силами Сирии и войсками, проводящими операцию "Щит Евфрата". Турция и поддерживаемые ее повстанцы могут занять Эль-Баб, Визаа и Кабасин, а сирийской армии будет достаточно Тадифа.

"Остановить курдов"

Цель турецкого вторжения на север Сирии заключается в предотвращении смычки между населенными курдами областями Африн и Кобани.

После того как поддерживаемые курдами "Демократические силы Сирии" отбили у боевиков ИГ Манбидж, они планировали захватить Эль-Баб, что позволило бы объединить территории. Тогда началась битва за Эль-Баб между "Демократическими силами" и турецкой армией, конец которой был положен в декабре, когда турки нанесли удар по "Демократическим силам".

Это стало своего рода предостережением о том, что те должны прекратить дальнейшее наступление на Эль-Баб.

Ни правительство Сирии, ни Турция не заинтересованы в том, чтобы Эль-Баб достался курдам.

Достигнутое в августе 2016 года соглашение между Россией и Турцией, к которому присоединился Иран, было заключено в ущерб интересам курдов. В соответствии с соглашением, Турция прекратила помогать повстанцам в обмен на российский нейтралитет в турецкой борьбе с курдами.

Вскоре после заключения этого соглашения, восточный Алеппо был отбит сирийскими правительственными войсками, а Эль-Баб, судя по всему, достанется туркам.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Президент Турции Реджеп Эрдоган (справа) несет гроб с турецким солдатом, убитым боевиками ИГ на подступах к Эль-Бабу

Повстанцы с разными целями

Турции, однако, пока не удалось захватить город. С середины ноября 2016 года турецкие войска не достигли значительного прогресса и были вынуждены запросить значительное подкрепление - в том числе и потому, что их сирийские марионеточные войска не слишком заинтересованы в борьбе за Эль-Баб.

Главная цель этих контролируемых турками повстанческих групп заключается в борьбе с режимом сирийского президента Башара Асада, а не с ИГ. И уж тем более в их планы не входит кооперация с сирийскими вооруженными силами в битве за Эль-Баб.

Но у президента Турции Реджепа Эрдогана нет выбора: ему нужно использовать битву за Эль-Баб для того, чтобы доказать эффективность турецкой армии и ее арабских ставленников, если он хочет, чтобы США отказались от своего плана использовать "Демократические силы" в качестве главного союзника в борьбе с ИГ в Ракке, "столице" джихадистов на востоке Сирии.

Кроме того, взятие Эль-Баба - это еще и вопрос внутренней политики для Эрдогана, который делает ставку на турецкий национализм.

Если Турция добьется успеха, то ее вооруженные силы смогут начать продвигаться в сторону Манбиджа, чтобы дать отпор "Демократическим силам" на восточном берегу реки Евфрат.

Что будет дальше?

Президент Сирии Башар Асад недоволен тем, что Турция расширяет сферу вляния на севере, всего в 30 километрах от Алеппо.

Эль-Баб должен был достаться сирийским вооруженным силам, которые с января 2016 года находятся лишь в 10 км к югу от города. Но российско-турецкое соглашение, похоже, предусматривает нечто иное.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Женщины с детьми бегут из Эль-Баба, занятого боевиками экстремистской группировки "Исламское государство"

Каковы намерения России и Турции? Позволят ли турецкой армии начать движение дальше на юг и взять курс на Ракку, продвигаясь вдоль южного берега водохранилища Эль-Асад?

Такое сложно представить: продвижение сирийских сил к югу от Эль-Баба говорит о том, что дальше они направятся в сторону Эль-Асада, наперерез маршруту турок.

Если Эрдоган хочет двигаться к Ракке, то ему придется атаковать "Демократические силы" - союзники США откладывают наступление на город.

В таком случае, в интересах ИГ затянуть борьбу за Эль-Баб, что потенциально приведет к еще большим разногласиям между Турцией и США, а значит, будет лучшей стратегией по защите Ракки.

Новости по теме