Радикализация ребенка: от видео с казнями к клятве на верность ИГ

  • 14 февраля 2017
Подросток со смартфоном
Image caption Хааруун рассказал, что сидел на сайтах с кровавыми видео по выходным, когда все остальные играли на улице

Что может заставить ребенка из благополучной британской семьи встать во время урока и присягнуть на верность экстремистской группировки "Исламское государство", заявив, что разделяет все ее цели и методы?

В Британии действует широко дискутируемая антитеррористическая государственная программа Prevent ("Предотвращение"), цель которой состоит в выявлении людей, которые могли подпасть под воздействие радикальных исламистов.

Мальчик, с которым встретился корреспондент Би-би-си, стал одним из самых юных жителей Британии, выявленных в рамках этой программы: ему всего 10 лет.

Он невысок ростом, с круглым лицом и заинтересованным взглядом. Это безусловно смышленый ребенок, что можно понять по большому числу вопросов, которые он задает. И именно его чрезмерное любопытство стало причиной его неприятностей.

Сегодня он уже не повторит тех самых слов, которые произнес около года назад в классе своей начальной школы на западе Лондона. Но, как нам рассказали, тогда он встал и объявил всему классу, что поддерживает террористическую группировку "Исламское государство" (деятельность запрещена на территории России и ряда других стран).

Это его заявления стало отправным пунктом для огромной череды бесед и внушений со стороны учителей, представителей органов опеки и сотрудников программы Prevent, чья цель - дерадикализация лиц, находящихся в группе риска.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Хааруун увидел новости о терактах в Париже в ноябре 2015 года и после этого стал искать больше информации про ИГ в интернете

По понятным причинам, мы не можем назвать настоящее имя мальчика. Давайте назовем его Хааруун. Он живет в Лондоне со своей мамой и несколькими братьями и сестрами, и эта история началась, когда ему было девять лет.

"Я увидел новости по телевизору, в которых рассказывали о терактах в Париже. Как только это случилось, я тут же залез в интернет и вбил в поисковой строке Google аббревиатуру ИГИЛ, - рассказывает мальчик. - Первой же ссылкой был сайт новостей Би-би-си. Я посмотрел это. Затем я пошел по следующей ссылке - это был репортаж Channel 4 о "детях Халифата". Я был в шоке от того, что увидел. Потом я посмотрел другие сайты".

Как полагают занимающиеся его делом соцработники, именно те самые "другие сайты" и показали Хаарууну всю жестокость ИГ и сделали мальчика уязвимым для радикализации.

"На одном из них были жестокие расправы, там заживо сжигали людей. Они поджигали их - люди были связаны, они их поджигали, и люди просто сгорали", - на лице Хаарууна нет никаких эмоций, когда он описывает эти видео.

"Люди идут с руками, связанными за спиной. Затем по ним наносят удары, заставляют сесть, - рассказывает мне мальчик, и без пауз продолжает. - После этого им отрезают головы".

Среди случаев, с которыми имеют дело сотрудники программы Prevent, не найдется двух одинаковых.

Они работают с детьми - некоторые из них такого же возраста, как Хааруун, некоторые уже подростки - и со взрослыми.

С 2012 года сотрудники антитеррористической программы рассмотрели более тысячи дел. Большинство из них были связаны с исламской радикализацией, но в прошлом году почти четверть обращений кбыли связаны с опасениями крайне правого экстремизма.

Жестокие видео "Исламского государства" с казнями, на которые сперва наткнулся Хааруун, был именно ультраправым, созданным, чтобы очернить ислам.

"По выходным, когда все уходили из дома или играли на улице, я сидел в гостиной за компьютером и смотрел эти видео", - рассказывает мальчик.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Хаарууну потребовалось немного времени, чтобы найти множество сайтов с жестокими казнями, совершаемыми боевиками ИГ

Но он был не единственным в своей школе, кто интересовался такими вещами.

"Некоторые дети дрались между собой и говорили: "Аа, "Хезболла" сильнее, чем ИГИЛ!" - говорит Хааруун, который считает, что дети в его школе знают так много о так называемом "Исламском государстве", потому что у многих из них семьи родом с Ближнего Востока.

"Была компания из примерно восьми детей, которые постоянно это обсуждали, - вспоминает Хаарун. - Они все искали что-то в интернете - даже во время уроков. Мы делали проект по работе на компьютере, и один из ребят набрал в поиске "Исламское государство" и наткнулся на видео. Я сказал ему закрыть эту страницу, но к нам подошел учитель, который что-то услышал. Учитель спросил: "Что это было?", и все ответили: "Ничего". Я знал, что смотреть такие видео нехорошо, но я был не единственный, кто этим занимался. Это нечестно, что досталось только мне".

Программа Prevent

Другая сторона этой истории, неизвестная сотрудникам школы, заключается в том, что другие дети издевались над Хаарууном. Это выяснила сотрудница программы Prevent, которая работала с его делом.

Мальчик неохотно об этом рассказывает. Но некоторые дети - как мусульманские, так и нет - дразнили его, называя "террористом".

Эти издевки сыграли важную роль не только в изоляции мальчика, но и в его растущем интересе к ИГ. Постепенно он стал экспертом в этом вопросе и мог объяснить структуру руководства террористической группировки.

Все это привело к тому дню, когда Хааруун в своем классе признался в том, что поддерживает "Исламское государство". Это, в свою очередь, и привело к появлению в его доме Мариам.

"Мама сказала мне однажды, что к нам сейчас кто-то придет. Я услышал, как Мариам зашла в дом, и испугался. Мариам сказала, почему она пришла к нам домой, и я думал, что меня отправят в тюрьму", - рассказывает мальчик.

Мариам, которая предпочитает не называть своего полного имени, работает на программу Prevent в лондонских районах Кенсингтон и Челси. Она рассказывает, что ей потребовалось время, чтобы завоевать доверие Хаарууна.

"Только после нескольких наших встреч он начал раскрываться и рассказывать обо всех вещах, которые увидел в интернете", - говорит она.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock
Image caption По словам сотрудницы программы Prevent, радикализация может произойти в интернет-чатах

За этим последовал почти год совместной работы. Хааруун с Мариам вместе изучали те сайты, которые он нашел, и обсуждали просмотренные им видео.

Мариам использовала и другие методы работы: она попросила Хаарууна составить список вещей, которые делают его счастливым, интересуют и пугают.

В список счастливых вещей попали такие слова, как "семья", "мир" и "ислам". В список интересов попало слово "война". А вещами, которые пугают Хаарууна, оказались "ИГ" и "школа". Это и навело Мариам на мысль о том, что над ним насмехались другие дети.

Мать Хаарууна пыталась ограничить его, но мальчик нашел способ все равно выходить в интернет и смотреть видео, которые ему хотелось.

"Мать не справлялась с ним", - считает Мариам.

Но теперь в этом уже нет необходимости. Сотрудники антитеррористической программы закончили работу с Хаарууном, и он понял главное: "Нельзя делать плохие вещи - ходить на плохие сайты".

"Мариам объяснила мне последствия и почему это плохо. Если ты будешь часто смотреть такое, то тебе промоют мозги, и ты или кто-то другой присоединится к ИГ, окажется в беде, а ты отправишься в тюрьму", - говорит Хааруун, но лицо его по-прежнему не выражает особых эмоций.

"Минимизация рисков"

Но могло ли это действительно произойти с Хаарууном?

"Мы не говорим, что он бы стал террористом. Но он был уязвим, - объясняет Мариам. - Он мог зайти в чат и поговорить с кем-нибудь, кто мог его радикализовать. Он мог сказать что-то на улице, где его мог услышать прохожий с потенциальным интересом в радикализации. Хааруун - уязвимый ребенок, который видит какие-то вещи и формирует свое мнение о них. Мы не можем сказать, куда бы это привело его без нашей программы. Мы не утверждаем, что он бы взял бомбу и подорвал кого-то, но нам нужно минимизировать подобные риски".

Хааруун остался тем же любознательным мальчиком, которым он был.

Мариам и ее команда предоставили ему доступ к тому, что они называют "безопасным пространством" для учебы. Люди, которые окружают его дома, в школе, в его районе, а также другие активисты помогут Хаарууну исследовать большой мир вокруг, но теперь более безопасным способом.

На вопрос, кем он станет, когда вырастет, Хааруун отвечает, что он хочет быть юристом или бухгалтером.

"Или журналистом", - добавляет он с улыбкой после короткой паузы.

Новости по теме