Как Трамп и Россия разлюбили друг друга

  • 16 февраля 2017
Дональд Трамп и Владимир Путин (фотоколлаж, 30 декабря 2016 года) Правообладатель иллюстрации AFP

14 августа 2015 года кандидат в президенты Дональд Трамп сделал сенсационное заявление. "Я думаю, я бы очень хорошо поладил с Путиным", - сказал он. Хотя до Белого дома Трампу в тот момент было далеко, на фоне общего отношения западных элит к Путину это произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Так было положено начало тому, что англоязычные СМИ окрестили "броманом" двух лидеров.

После скандальной отставки советника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна, признавшегося в слишком близких контактах с российском послом в Вашингтоне Сергеем Кисляком, и трамповских ремарок о Крыме от 15 февраля шансов на его развитие остается все меньше.

По словам осведомленных источников, о новой ситуации российские гостелеканалы скоро сообщат своей аудитории.

Обмен любезностями

Заявления, становившиеся хитами заголовков мировых СМИ, делал по большей части Дональд Трамп, а не Владимир Путин. Вероятно, сказывалось как различие характеров и стилей двух политиков, так и то, что Трампу приходилось разъяснять свои взгляды, тогда как со взглядами Путина все, более или менее, ясно.

Трампу и раньше доводилось высказываться о России, и ее лидере. "Посмотрите на Путина и на то, что он делает с Россией. Я хочу сказать, нравится он вам или нет, но этот парень здорово работает над восстановлением имиджа России", - сказал миллиардер в интервью Ларри Кингу еще в октябре 2007 года.

Однако заявление от 14 августа 2015 года стало первым комментарием Трампа на тему американо-российских отношений в роли претендента на президентскую номинацию.

В ответ на вопрос, не волнуют ли его действия Москвы в отношении Украины, он признал, что "Украина - это проблема", но выразил мнение, что заниматься ею должна Европа, прежде всего, Германия.

По поводу санкций Трамп также высказался уклончиво: "Здесь может быть очень по-разному. Они также должны сделать шаги для этого".

Спустя два дня в интервью телеканалу Эн-би-си он заявил, что ему все равно, будет Украина в НАТО, или нет: "Если вступит - замечательно, если не вступит - замечательно".

В принципе, эти слова укладывались в рамки излюбленной идеи Трампа, что "Америка - прежде всего", и не обязана отдуваться за других. Однако наблюдатели увидели в них намек на возможность некоего размена, в ходе которого Трамп "отдаст" Украину Кремлю, и принялись гадать, за что.

17 декабря 2015 года в заочный диалог с Трампом вступил Владимир Путин.

"Он яркий очень человек, талантливый, без всяких сомнений. Не наше дело определять его достоинства, это дело избирателей США, но он абсолютный лидер президентской гонки", - сказал Путин.

"Он говорит о том, что хочет перейти к другому уровню отношений, более плотному, глубокому уровню отношений с Россией, разве мы можем это не приветствовать? Конечно, мы это приветствуем", - добавил российский президент.

Утверждение, что Трамп - абсолютный лидер гонки, в конце 2015 года выглядело смело. Но, как указывают эксперты, политики особенно ценят поддержку, оказанную прежде того, как все стало ясно.

Особенное впечатление на американских комментаторов и публику произвело слово "яркий", не совсем точно переведенное на английский язык как "brilliant", то есть "блестящий", "великолепный".

"Всегда большая честь получить такой приятный комплимент от человека, пользующегося столь большим уважением в собственной стране и за ее пределами. Мне всегда представлялось, что Россия и Соединенные Штаты должны быть в состоянии хорошо работать друг с другом, чтобы одолеть терроризм и восстановить мир во всем мире, не говоря уже о торговле и других выгодах, проистекающих из взаимного уважения", - отреагировал Трамп через три дня на предвыборном митинге в Огайо.

Впоследствии обоим лидерам доводилось слегка отыгрывать назад.

"У меня нет никаких отношений с Путиным, за исключением того, что он назвал меня гением", - заявил Трамп на митинге в Южной Каролине 17 февраля 2016 года (слово "гений" в отношении Трампа Путин никогда не употреблял).

В свою очередь Путин на встрече с прессой и экспертами по завершении Санкт-Петербургского экономического форума 17 июня ушел от прямого ответа на вопрос ведущего, действительно ли он высокого мнения о Трампе: "Я только сказал, что он яркий! Никаких других характеристик Трампу я не давал".

28 июля 2016 года в ходе большой пресс-конференции Трамп затронул важную для Москвы тему Крыма и снятия санкций.

"Мы рассмотрим этот вопрос", - пообещал он.

Как отметила Washington Post, слова "рассмотрим вопрос" в устах Трампа обычно означают, что по данному вопросу у него определенного мнения нет. Однако даже намек на возможность изменения политики Вашингтона там, где раньше не допускалось никаких колебаний, стал, опять-таки сенсацией.

Через три дня в интервью каналу Эй-би-си Ньюс, отвечая на вопрос, готов ли он признать принадлежность Крыма России, Трамп снова обещал подумать.

"Но, вы знаете, жители Крыма, из того, что я слышал, хотят быть скорее с Россией, чем там, где они были. И это тоже следует иметь в виду", - добавил он.

8 сентября Трамп заявил каналу Эм-эс-эн-би-си, что в случае победы на выборах у него будут "очень-очень хорошие отношения" с Путиным и с Россией.

"Я думаю, раз он называл меня блестящим, я приму этот комплимент, ладно? Я думаю, что смогу с ним поладить. В рамках этой [российской] системы он был гораздо лучшим лидером, чем наш президент", - заявил он, вызвав обвинения в недостатке американского патриотизма.

Еще более сильное впечатление произвела другая фраза кандидата: "Некоторые говорят, что русские не могут быть разумны. Я же уверен, что мы в состоянии заключить не просто хорошую, а великую сделку для Америки и для России".

Слова "великая сделка" ("great bargain") были многократно повторены комментаторами.

Отношение публики

Владимир Путин и его представители высказывались сдержанно, вероятно, не желая быть обвиненными во вмешательстве во внутренние дела США и понимая, что похвалы из Москвы сработают, скорее, против Трампа.

Однако российские СМИ и эксперты на протяжении всей кампании своих симпатий не скрывали, преподнося успехи республиканского кандидата как закономерное и благоприятное явление, а всю информацию о Хиллари Клинтон подавая в уничижительном ключе.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption В московских ларьках появились матрешки с изображением Трампа

Усилия телевидения возымели действие. Опросы общественного мнения показывали устойчиво высокий интерес россиян к американским выборам и предпочтение, отдаваемое ими Трампу. В России он, несомненно, выиграл бы с куда большим перевесом, чем на родине.

Сообщение о победе Трампа Госдума встретила аплодисментами. Интернет-издания пестрели заголовками типа: "Либеральный Запад приказал долго жить".

Прокремлевская молодежь принесла к зданию, где президент проводил ежегодную пресс-конференцию 23 декабря, большой плакат с изображением Путина, Трампа и Марин Ле Пен. Очевидно, с их точки зрения, антилиберальный интернационал уже сложился.

Наблюдатели обратили внимание, что активисты изобразили зарубежных лидеров намного моложе их лет, вероятно, желая показать, кто в этом трио старший, а кто ученики.

Эволюция высказываний

Владимир Путин прокомментировал смену караула в Белом доме дважды.

В интервью телеканалу НТВ 4 декабря он назвал Трампа "умным человеком", который "достаточно быстро осознает другой уровень ответственности".

"Тонко почувствовал настроение общества и работал именно в этой парадигме, до конца шел, хотя никто не верил, кроме нас с вами, в то, что он победит", - сказал российский президент на вышеупомянутой пресс-конференции 23 декабря, воздержавшись от прогнозов.

В высказываниях Трампа по мере приближения дня инаугурации все сильнее звучали иные ноты.

"Иметь хорошие отношения с Россией - это благое дело, а не плохое. Только глупые люди могут полагать, что это плохо", - написал он, словно оправдываясь и кому-то что-то доказывая, на своей странице в "Твиттере" 7 января.

11 января на пресс-конференции в Нью-Йорке он сказал, что надеется поладить с руководством РФ, но не может утверждать, что это произойдет.

16 января в интервью изданиям Times и Bild выдвинул удивившее многих предложение разменять отмену санкций на новое соглашение о существенном сокращении ядерных арсеналов.

"Они ввели санкции против России - давайте посмотрим, можем ли мы заключить какие-нибудь хорошие сделки с Россией. Я думаю, начнем с того, что ядерное оружие должно быть существенно сокращено", - заявил он.

Официальная Москва никак не откликнулась на инициативу, а СМИ отрегировали заголовками в духе: "Трамп разоружает Россию".

20 января в интервью Би-би-си пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков в ответ на вопрос о возможности фундаментальных сдвигов в российско-американских отношениях сказал: "К сожалению, мы не можем верить. Все, что мы можем, так это выражать надежду".

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption В телефонном разговоре Трампа и Путина 28 января вопрос о санкциях, по сообщениям пресс-служб, не обсуждался

Скептицизм Пескова подтвердился 29 января.

Переломным моментом стал первый нетелефонный контакт Трампа в роли президента с зарубежным лидером - встреча с британским премьером Терезой Мэй.

Президент выразил надежду на "фантастические отношения" с Россией и совместную борьбу с терроризмом, но отметил, что гарантий нет.

Главным же заявлением Трампа, подводящим черту под долгой неопределенностью, стали слова: "Что касается санкций, пока рано об этом говорить".

Наконец, 14 февраля пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер высказал официальную позицию по крымскому вопросу.

"Президент Трамп дал очень ясно понять, что он ожидает, что российское правительство начнет деэскалацию конфликта на Украине и вернет Крым", - заявил он.

"Крым был взят Россией во время пребывания у власти администрации Барака Обамы. Был ли Обама слишком мягок к России?" - на следующий день написал в "Твиттере" сам Трамп, дав понять, что считает отъем полуострова у Украины аннексией и порицает предшественника не за то, что возражал, а за то, что делал это недостаточно решительно.

Дружба врозь

Видимо, президент, как и обещал, "рассмотрел вопрос", и решение оказалось неблагоприятным для Москвы.

Соответствующая реакция Кремля и Смоленской площади не заставила себя ждать.

Националисты 15 февраля устроили у московской штаб-квартиры агентства "Россия сегодня" митинг против "культа Трампа в наших СМИ".

В четверг агентство Bloomberg сообщило со ссылкой на свои источники, что кремлевская администрация указала государственным телеканалам прекратить "подобострастно" говорить о Трампе.

Вероятно, Филипп Киркоров и Владимир Жириновский поспешили, соответственно, возносить молитвы за победу Трампа и откупоривать в ее честь шампанское. Мэрия Ялты, еще в октябре 2015 года направившая Трампу приглашение в Крым, тоже вряд ли дождется высокого гостя.

Сергей Михеев, независимый политолог-международник, Москва:

Никаких невероятных надежд на Трампа у серьезных политиков в России не было. Мы не первый день живем, нельзя рассчитывать, что мир за день чудесным образом переменится.

Была шумиха в прессе. Ну, люди всегда питают надежду на лучшее, а готовиться надо к худшему.

Я предполагаю, что во время предвыборной кампании у Трампа не было сформированного взгляда на внешний мир, нет и сейчас. Он интуитивно симпатизирует Путину, но вряд ли у него есть четкий план, что делать с Россией или с Украиной.

Он об этом подумает позже. И я, кстати, не исключаю, что если противники не возьмут его в стальные клещи, он на каком-то этапе вернется к тому, что говорил в ходе кампании. Еще не вечер.

А сейчас, в состоянии жесткого противостояния с оппонентами, которые усиливают давление на него, он ограничивается ритуальными заявлениями в примирительном тоне. Те же слова о Крыме вряд ли адресованы России, это игра на внутреннем политическом ристалище.

По конституции американский президент ограничен в своих возможностях. А у Трампа, во-первых, нет опыта, во-вторых, такой внутриполитической борьбы в США мы не видели уже давно.

Он сумел с помощью харизмы победить на выборах, но удержать победу не менее сложно.

Майкл Флинн - несомненно, поражение Трампа. Противники показали ему, как они могут топить неугодных им людей.

Это для нас все, связанное с Россией, в центре внимания, а для американцев и Трампа на первом плане их внутренние дела. Выборы явно обнаружили целый ряд системных проблем, которые с внешним миром не связаны.

Инициатива Трампа о радикальном сокращении ядерного оружия России не интересна. У Советского Союза были огромные, самые мощные обычные вооруженные силы. Сейчас нет ни тех вооружений, ни союзников. В данной ситуации только ядерное оружие позволяет быть уверенным.

В обмен на признание присоединения Крыма и снятие санкций Россия могла бы договориться с Западом о совместных мерах против киберпреступности, которая вызывает там такие опасения, и сократить вооруженные силы в своих западных областях.

Но если этого не случится, России, по крайней мере, хуже, чем есть, не будет. Мы уже живем с санкциями, это не катастрофа.

Сэм Грин, директор Института России университета Кингс-колледж, Лондон:

Предвыборные высказывания Трампа позволили кое-кому полагать, что Солнце может взойти на западе. Но проблемы между Америкой и Россией структурные, а не личностные.

Кстати, именно поэтому российские журналисты и эксперты десятилетиями наступают на грабли, всякий раз перед выборами в США ругая старого президента и возлагая преувеличенные надежды на нового.

По той же причине ошибаются их западные коллеги, считающие, что все проблемы в "плохом" Путине.

Что касается Дональда Трампа, его кампания и вся предыдущая жизнь не давали никаких оснований думать, что он будет предсказуемым и постоянным партнером.

Сейчас у него есть большая поддержка в обеих палатах [Конгресса], но не в вопросе о России. А власть в Америке рассредоточена по разным местам, и никто своей доли уступать не собирается. Трамп начинает понимать, куда он попал.

Внешняя политика для него, как для подавляющего большинства американских президентов, никогда не будет приоритетом, из-за нее не стоит плыть против течения.

Путин и Трамп похожи в том плане, что оба создают имидж сильного лидера. Обоим трудно соглашаться на уступки. Просто сдавать какую-то позицию губительно для брэнда "Трамп".

По поводу "великой сделки" не стоит питать иллюзий, поскольку непонятно, что, собственно, Путин может Трампу дать. От дружбы с Ираном он не откажется, да и не может заставить Иран что-то делать или не делать. В альянс с Америкой против Китая тем более не вступит.

О чем вообще можно с Россией договориться, что имело бы стратегическое значение? Это вопрос стоял перед всеми президентами, начиная с Буша-старшего.

Новости по теме