Как первый российский вуз чуть не стал инквизицией

  • 1 сентября 2017
Памятник первым педагогам Славяно-греко-латинской академии братьям Лихудам работы Вячеслава Клыкова Правообладатель иллюстрации Антон Тушин/ТАСС
Image caption Памятник первым преподавателям Славяно-греко-латинской академии греческим богословам братьям Лихудам

Историю высшего образования в России обычно считают с основания Московского университета в 1755 году. И его создателей, Михаила Ломоносова и Ивана Шувалова, отлично знаем, и день святой Татьяны 25 января, в который государыня Елизавета Петровна подписала соответствующий указ, отмечаем как День студента.

Но был более старинный вуз, где учился сам Ломоносов - Славяно-греко-латинская академия. Он существует и сегодня, хотя под иным названием. В этом году ему исполняется 330 лет.

Ломоносов: ученый, поэт и придворный лоббист

Точная дата основания академии неизвестна. Не устраивали предки памятных церемоний открытия с разрезанием ленточек. Но разговор на тему образования, наверно, уместнее всего приурочить к 1 сентября.

Малой известности академии и ее создателей существует одно логичное объяснение: уверенность, что просвещение на Руси началось с Петра I, а раньше ничего здравого и прогрессивного заведомо быть не могло.

Впрочем, имеется одно обстоятельство, мешающее однозначно считать учреждение академии торжеством разума.

Забытый царь

Хотя фактически академия открылась при царевне Софье, основная заслуга принадлежит Федору Алексеевичу - старшему брату Софьи и Петра.

Из царей и императоров большинство россиян знают того же Петра, Екатерину II, Ивана Грозного, да Александров и Николаев XIX века. Ну, еще убиенного Павла и Алексея Михайловича, при котором Украину присоединили да Стеньке Разину голову отрубили. Остальные прошли бледными тенями, не оставив следа в массовом сознании.

Федор Алексеевич в моем школьном учебнике истории вовсе не упоминался. Многие думают, что раз Петр был сыном Алексея Михайловича, то сразу после него и воцарился. Была там какая-то заварушка со стрельцами. А что еще за Федор?

Старшего сына и прямого наследника царя Алексея природа обидела здоровьем. Чем конкретно он страдал, нам по неразвитости тогдашней медицины неведомо. Известно лишь, что у него опухали ноги, порой так сильно, что он не мог ходить.

Федор умер в 21 год, пробыв на престоле шесть лет и не оставив детей.

Многие ученые называют его потерянным шансом России.

Интеллектуал на троне

Петра в цари не готовили, и его образованием занимался вечно полупьяный подъячий Никита Зотов. А воспитанием и обучением старших детей, Федора и Софьи, руководил Симеон Полоцкий - киевский монах, высокообразованный богослов, писатель и полиглот.

Федор свободно владел польским, латынью и древнегреческим. По словам князя Бориса Куракина, молодой царь и его друзья "читали книги в сладость".

Последними словами Федора перед смертью были строки Овидия. Разумеется, царь бредил, но как же они врезались ему в память!

Другой современник писал, что при царе Федоре "на Москве стали волосы стричь, бороды брить, сабли и польские кунтуши носить, школы заводить". Правда, в отличие от Петра, он своим придворным рекомендовал, а не приказывал.

За шесть лет Федор совершил четыре примечательных поступка: упразднил местничество и спалил разрядные книги, казнил протопопа Аввакума, женился по собственному выбору и без соблюдения старых обрядов, и утвердил проект академии.

Ученые греки и русские энтузиасты

Еще при Алексее Михайловиче долго живший в Москве и имевший влияние на царя богослов Паисий Лигарид, митрополит Газы, писал: "Если бы меня спросили, каковы столпы церкви и государства, я бы ответил: во-первых, училища, во-вторых, училища, и в третьих, училища".

Симеон Полоцкий тогда же основал в Москве Спасскую школу для молодых подъячих, вскоре закрытую по требованию патриарха Иоасафа, считавшего Симеона "латинцем".

Решение открыть академию царь Федор, по имеющимся данным, принял в 1679 году по совету Симеона Полоцкого.

Через год Симеон умер. За дело взялся его ученик Сильвестр Медведев.

За несколько месяцев до своей смерти в 1682 году Федор Алексеевич утвердил разработанный Медведевым "Академический привилей" с описанием задач, структуры и учебной программы нового заведения.

Продолжительность курса определялась в 12 лет. Предполагалось, помимо богословия, изучать светские гуманитарные науки, латынь и живые европейские языки.

Поступление в академию открывалось для молодежи всех сословий, кроме крепостных крестьян. Успешным, но малоимущим студентам устанавливалась стипендия, которая во времена Ломоносова составляла три копейки в день. Будущий академик покупал на "денежку" (полкопейки) хлеба, на денежку кваса, а остальное тратил на одежду и книги.

"А по совершении свободных учений имут быти пожалованы в чины приличные их разуму, и наше особое милосердие воспримут", - обещал "Привилей" от монаршего имени.

Трудные времена

После смерти Федора Алексеевича наступила, выражаясь по-современному, политическая нестабильность: борьба Милославских с Нарышкиными, "хованщина", два несовершеннолетних формальных царя на специальном двойном троне, первое в истории России женское правление. Правительству сделалось не до академии.

Продолжал хлопотать только Сильвестр Медведев, без которого замысел, скорее всего, не материализовался бы.

Он выписал в Москву ученых греческих богословов, докторов Падуанской академии братьев Иоакима и Софрония Лихудов. Пока суд да дело, они начали преподавать в московском Богоявленском монастыре древнегреческий язык и риторику семи ученикам, которые могут считаться первыми русскими студентами: Алексею Барсову, Николаю Семенову-Головину, Федору Поликарпову, Федоту Аггееву, Иосифу Афанасьеву, Палладию Рогову (впоследствии ректору академии) и некоему монаху Иову.

При первой возможности Медведев передал правительнице Софье "Привилей" с пояснением: "Академии привилей тебе вручаю, иже любезным твоим братом создан есть".

"Весьма много содействовал деньгами и распоряжениями" также фаворит Софьи, фактический первый министр князь Василий Голицын, которого Лихуды называли "заступником, защитителем, помощником, покровом и прибежищем".

Медведев собрал две тысячи рублей казенных денег и частных пожертвований, на которые было построено двухэтажное каменное здание в Заиконоспасском монастыре. Туда в 1687 году переместились Лихуды, набрав новых студентов и преподавателей. Этот год и считается моментом основания академии.

Университет или инквизиция?

По воле царя Федора и его сотрудников, на академию возлагались не только учебные, но и цензорско-полицейские функции.

Помимо учителей, в штате должны были состоять "блюстители".

Им вменялось в обязанность судить обвиняемых в "хуле на веру православную" и выносить приговоры вплоть до смертной казни; проверять все ввозимые из-за границы книги; выдавать свидетельства о благонадежности иноверцам, перешедшим в православие; проверять иностранцев, желающих заниматься в России преподаванием и книгоизданием.

В самой академии иноверцы не допускались к преподаванию даже светских дисциплин, а православные иноземцы должны были перед началом работы быть "накрепко в вере освидетельствованы".

Предполагалось запретить подданным держать у себя, читать и обсуждать не апробированные блюстителями заграничные книги и нанимать иностранцев в качестве домашних учителей.

Вопреки распространенному мнению, будто Россия, по крайней мере, не знала инквизиции и охоты на ведьм, вольнодумные книги и живых людей в ней тоже сжигали, хотя и в меньших масштабах.

Сложись политическая конъюнктура иначе, академия могла бы превратиться в репрессивный орган, занимающийся в придачу к основной деятельности подготовкой образованных блюстителей.

До наших дней

В 1701 году Петр I своим указом подтвердил статус академии, но в целом интересовался ей мало, поскольку, во-первых, желал насаждать прикладные науки, а во-вторых, не любил ничего, так или иначе связанного с опальной сестрой.

Тем не менее, академия успешно развивалась. В 1687 году в ней числилось 76 студентов, в том числе 40 дворян и 36 "людей разного чина", в начале XVIII века уже 600, спустя еще век - более полутора тысяч.

Помимо Ломоносова, в ней учились другие известные люди: создатель первого русско-латинского словаря Федор Поликарпов, поэт Антиох Кантемир, автор знаменитого учебника арифметики Леонтий Магницкий, основатель первого в России публичного театра Федор Волков, исследователь Камчатки и Курил Степан Крашенинников, архитектор Василий Баженов, первый русский доктор медицины Петр Постников.

Библиотека академии долго была самой большой в России. С 1701 года при ней существовал студенческий театр.

В 1822 году ее перевели в Троице-Сергиеву лавру и преобразовали в Московскую духовную академию, существующую доныне.

Новости по теме