За что создателя Козьмы Пруткова не любили правые и левые?

  • 5 сентября 2017
А.К.Толстой в молодости Правообладатель иллюстрации портрет кисти Карла Брюллова
Image caption Таким изобразил А.К.Толстого в возрасте 19 лет Карл Брюллов

Во вторник, 5 сентября, исполняется 200 лет со дня рождения графа Алексея Константиновича Толстого - видной фигуры эпохи александровских реформ, поэта, писателя и мыслителя.

Его упоминают непременно с отчеством, дабы отличать от другого Толстого, автора "Петра Первого" и "Хождения по мукам", которого тоже звали Алексеем.

Почти вся русская классика на сегодняшний взгляд несколько назидательная и пафосная. Толстой был бы на месте в современной литературе, ибо редко расставался с иронией.

При жизни его поносили и правые, и левые.

Он был патриотом, однако, вслед за Чаадаевым, не научился любить родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами.

Высокообразованный аристократ, друг детства Александра II, Толстой мог бы сделать блестящую карьеру, но, послужив немного в дипломатическом ведомстве, ушел в отставку, дорожа личной и интеллектуальной свободой. Он участвовал в жизни страны пером и словом.

Главным содержанием русских духовных исканий середины позапрошлого века был спор между западниками и славянофилами. Толстой принадлежал к первому лагерю, выражая его взгляды с блеском и остроумием. Но доставалось от него и тогдашним либералам - за краснобайство, поверхностность и бездумное следование моде.

Генеральная идея Толстого состояла в том, что Россия - исконно европейская нация, оторванная от корней татаро-монгольским игом и призванная вернуться к своей подлинной сути и назначению.

Ему очень хотелось найти идеал и опору не только на Западе, но и в отечественной истории. Воспевая и ставя в пример Киевскую и Новгородскую Русь, он чувствовал себя в определенном смысле консерватором.

Ряд современных исследователей указывает, что если бы Толстой был целиком прав, то Россия, освободившись от "ига", быстро и охотно избавилась бы от его наследия. Между тем деспотизм, подобострастное отношение к власти, изоляционизм, затворничество женщин не только никуда не делись, но и усилились. Побороть азиатчину удалось лишь Петру, и то отчасти, и азиатскими же методами.

Некоторые тексты Толстого сегодня выглядят неполиткорректно, поскольку слово "татарский" являлось для него бранным. Правда, он имел в виду не поволжских или крымских татар, а некий собирательный символ всего, что ему не нравилось в политике и жизни.

Толстой впервые соприкоснулся с литературой раньше, чем научился писать. Дядя Антон Погорельский сочинил для него известную сказку "Черная курица или подземные жители", главного героя которой тоже звали Алешей.

Самые известные произведения Алексея Константиновича - исторический роман в духе Вальтера Скотта "Князь Серебряный" и сатирическая поэма "История Государства Российского".

Роман повествует о столкновении благородного рыцаря с ужасами и моральным растлением опричнины.

Поэма вмещает в 83 строфах пародийный рассказ обо всех основных событиях и лицах "от Гостомысла [легендарного новгородца, по чьему совету были якобы призваны варяги] до Тимашева [жившего одновременно с Толстым шефа корпуса жандармов]". Обыгрывая знаменитую фразу: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет", Толстой доказывал, что навести порядок на Руси еще никому не удавалось.

А.К. Толстому принадлежат также многочисленные поэмы, пьесы и стихотворения, а в анонимном соавторстве с братьями Жемчужниковыми - афоризмы Козьмы Пруткова.

Московский Художественный театр открылся в 1898 году спектаклем по его пьесе "Царь Федор Иоаннович".

В заключение - несколько стихотворных цитат, говорящих об авторе лучше всяких комментариев.


Исполнен вечным идеалом,

Я не служить рожден, а петь.

Не дай мне Бог быть генералом,

Не дай безвинно поглупеть!

Правообладатель иллюстрации портрет кисти Ильи Репина
Image caption А.К.Толстой (портрет кисти Ильи Репина)

Я пью мой бокал за варяжскую Русь,

Татарской Руси нам не надо!


От земного нас бога господь упаси!

Нам Писанием ведено строго

Признавать лишь небесного бога!


И вот, наглотавшись татарщины всласть,

Вы Русью ее назовете!

И с честной поссоритесь вы стариной,

И, предкам великим на сором,

Вы скажете: "Станем к варягам спиной,

Лицом повернемся к обдорам!"


И время придет,

Уступит наш хан христианам,

И снова подымется русский народ,

И землю единый из вас соберет,

Но сам же над ней станет ханом!

И будет он спины вам бить батожьем,

А вы ему стукать и стукать челом


Идут славянофилы и нигилисты,

У тех и у других ногти не чисты.

И поэтому нет ничего слюнявее и плюгавее

Русского безбожия и православия.


Ведь вчера еще, лежа на брюхе, они

Обожали московского хана,

А сегодня велят мужика обожать!

Если он не пропьет урожаю,

Я тогда мужика уважаю!

Правообладатель иллюстрации Виктор Углик/ТАСС
Image caption Поэт жил, сочинял и умер в имении Красный Рог на Брянщине

О Петре I:

Он молвил: Мне вас жалко,

Вы сгинете вконец;

Но у меня есть палка,

И я вам всем отец!

Не далее как к святкам

Я вам порядок дам!

И тотчас за порядком

Уехал в Амстердам.


О Екатерине II:

"Madame, при вас на диво порядок расцветет, -

Писали ей учтиво Вольтер и Дидерот, -

Лишь надобно народу, которому вы мать,

Скорее дать свободу, скорей свободу дать!"

"Messieurs, - им возразила

Она, - vous me comblez [вы мне льстите]".

И тотчас прикрепила украинцев к земле.


О нигилистах:

Все, чего им не взвесить, не смеряти,

Все, кричат они, надо похерити;

Только то, говорят, и действительно,

Что для нашего тела чувствительно;

И приемы у них дубоватые

И ученье-то их грязноватое.


Уж так и быть, признаюсь в этом,

Я патриот, друзья, квасной:

Моя душа летит приветом

Навстречу вьюге снеговой.

Люблю пустынные дубравы,

Колоколов призывный гул

И нашей песни величавой

Тоску, свободу и разгул.

Нет, я не враг всего, что ново,

Я также с веком шел вперед.

Блюсти законов Годунова

Квасной не хочет патриот.

Исполнен к подлости враждою,

Не хочет царских он шутов,

Ни, нам завещанных ордою,

Застенков, пыток и кнутов.

Полемика в стихах

В 1855 году славянофил Федор Тютчев опубликовал знаменитое стихотворение:

Эти бедные селенья,

Эта скудная природа -

Край родной долготерпенья,

Край ты русского народа!

Удрученный ношей крестной,

Всю тебя, земля родная,

В рабском виде Царь небесный

Исходил, благословляя.

Толстой не промедлил с ответом:

Одарив весьма обильно

Нашу землю, Царь небесный

Быть богатою и сильной

Повелел ей повсеместно.

Но чтоб падали селенья,

Чтобы нивы пустовали -

Нам на то благословенье

Царь небесный дал едва ли!

Мы беспечны, мы ленивы,

Все у нас из рук валится,

И к тому ж мы терпеливы -

Этим нечего хвалиться!