"Что произошло": Хиллари Клинтон назначает виновных за ее провал

  • 14 сентября 2017
Обама с Клинтон, Сандерс, Джилл Стайн, здание редакции New York Times Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Обама, Сандерс, Джилл Стайн, газета New York Times - всех "виновных" и не перечислишь...

Прелесть заглавия новой книги Хиллари Клинтон - "Что произошло" ("What Happened") - состоит в том, что его можно интерпретировать как угодно.

Возможно, это исчерпывающий отчет о президентских выборах 2016 года: "Вот, что произошло".

Возможно, это восклицание - как будто кто-то отреагировал на неожиданный громкий звук (или электоральное землетрясение). "Ой, что это?! Что произошло?!"

Но может, это просто строгая мама, которая только что вошла в гостиную, где насвинячили ее детки (избиратели). "Шшш-т-о-о-о произошло…"

Или же это ошеломленный боксер, который приходит в себя после неожиданного нокаутирующего удара соперника.

"Че…че…го произошло?"

О чем идет речь - решать читателю. Однако в одном из своих недавних интервью Клинтон, как и в самой книге, официально вышедшей в свет во вторник, предлагает массу объяснений, так что выбор есть.

Вот кто и что, по мнению Клинтон, виноваты в том, что она сейчас мотается по разбросанным по всей стране книжным магазинам, тогда как Дональд Трамп обустраивает Овальный кабинет. Список этот неполный.

Правообладатель иллюстрации Getty

Джеймс Коми

"Если бы не драматичное вмешательство директора ФБР в последний момент, мы выиграли бы Белый дом".

Не в первый раз Хиллари Клинтон заявляет, что главный виновник ее поражения - бывший директор ФБР, написавший конгрессу письмо с уведомлением о возобновлении им расследования дела о нарушении Клинтон правил электронной переписки в ее бытность госсекретарем.

То, что она обращалась с секретными документами, используя личную электронную почту, Клинтон называет в книге "глупой ошибкой", но скандал, который за этим последовал, по ее словам, оказался "еще глупее".

По мнению Клинтон, Коми виноват и в том, что сделал публичное объявление об отказе выдвигать обвинения против нее, несмотря на то, что она была "чрезвычайно беспечна" в обращении с секретными документами.

"Не знаю, на какую аудиторию это было рассчитано, кроме как на комментаторов и политиков правого спектра в конгрессе, что-то такое", - так отозвалась Клинтон о пресс-конференции Коми в июле 2016 года.

Повлияло ли это? Выйдя на предвыборную финишную прямую, Клинтон, казалось, имела все, что нужно. Трамп пошатнулся было после того, как десятилетней давности видеопленка [записанная в сентябре 2005 года в кулуарах студии телепрограммы "Access Hollywood"] явила всему свету, как он хвалился о том, что пытался соблазнить женщин.

Затем появилось письмо Коми и в течение почти недели эта новость была основной в СМИ, бросая тень на Клинтон и давая Трампу возможность вновь завоевать доверие республиканского электората. В предвыборной гонке, которая оказалась столь упорной, это вполне могло качнуть весы в сторону республиканцев.

Правообладатель иллюстрации David McNew/Getty

Владимир Путин

не могла и представить себе, что у него хватит наглости устроить такую мощную скрытую атаку против нашей демократии, прямо у нас под носом - и что ему это сойдет с рук".

Хотя в тот момент об этом еще мало кто знал, в ходе предвыборной кампании 2016 года появлялось все больше свидетельств тому, что Россия пытается влиять на исход голосования.

Американские спецслужбы считают, что за взломом серверов Демократической партии и государственной базы данных избирателей, а также распространением пропаганды и засилием ботов в соцсетях стоят связанные с российскими властями хакеры (Москва все подобные обвинения отвергает).

Клинтон убеждена, что члены команды Трампа вступили в сговор с Россией, чтобы помочь избраться республиканскому кандидату.

"У них совершенно определенно было общение и было своего рода понимание," - сказала он в интервью каналу USA Today.

Повлияло ли это? Если всё, что Россия сделала, ограничивается тем, что мы об этом знаем, то этого наверняка недостаточно, чтобы обеспечить Трампу победу (хотя есть основания для серьезного беспокойства на будущее).

Клинтон сравнивает российское влияние с работой крупного агитационно-пропагандистского комитета, содействующего определенному кандидату. Конечно, у нее как у кандидата от Демократической партии в распоряжении было множество таких комитетов - гораздо больше, чем у ее оппонента - и все равно она проиграла.

Правообладатель иллюстрации Reuters

Барак Обама

"Иногда я задумываюсь о том, что бы произошло, если бы президент Обама сделал телевизионное обращение к нации осенью 2016 года, предупредив, что наша демократия - в опасности. Тогда, возможно, больше американцев осознали бы опасность вовремя".

Согласно сообщениям в прессе, то, что нация узнала о существовании доказательств российского вмешательства в исход выборов только уже после выборов, было частично обусловлено тем, что президент Барак Обама не хотел делать публичных заявлений без поддержки республиканцев в конгрессе.

Без этой поддержки президент хранил молчание, опасаясь, что любое его действие будет расценено как преследование партийных интересов.

Клинтон также много высказывается в адрес лидера республиканского большинства в сенате Митча Макконнелла, который, по ее словам, постыдно поставил партийные интересы выше интересов национальной безопасности.

"Макконнелл все прекрасно понимал, - пишет она, - но все равно пошел на это".

Повлияло ли это? Во время избирательной кампании Клинтон попыталась представить дело так, будто бы Трамп - это российская марионетка, занявший слишком мягкую позицию против агрессивной внешней политики Путина. "Нет, это вы - марионетка", - ответил ей во время дебатов кандидат-республиканец.

Большинство американцев тогда не отреагировало на эти выпады, но возможно, они возымели бы действие, если бы людям стало ясно, что российские интриги простираются далеко за пределы Украины.

СМИ

"Многие в политической журналистикене могут смириться с той ролью, которую они сыграли, помогая избрать Трампа - и предоставляя ему бесплатное эфирное время, и уделяя моей электронной почте втрое больше внимания, чем всем вместе взятым проблемам, реально влияющим на жизни людей".

Не секрет, что Хиллари Клинтон не нравится, как СМИ освещали президентскую гонку. Она особо выделила New York Times, обвинив газету в "низкопробных публикациях" на тему того, как она пользовалась своим личным почтовым сервером, а также в раздувании сенсации вокруг письма Коми, которое он послал накануне голосования с объявлением о том, что ФБР вновь открывает расследование.

"The Times была далеко не единственным - и даже не самым худшим - обидчиком, - пишет Клинтон, - однако ее отношение ко мне причинило мне боль сильнее прочих".

Повлияло ли это? Трамп был нестандартным кандидатом, собравшим беспрецедентное количество медийной шумихи вокруг себя - и рейтингов. Его постоянное пренебрежение принятыми в политике нормами, его внешняя неуязвимость к скандалам, которые потопили бы обычного политика - все это означало, что журналистам было трудно освещать эту гонку в традиционном ключе, давая голос каждому кандидату в равной степени.

Клинтон может, конечно, жаловаться на то, что СМИ повели себя нечестно, но Трамп играл по совсем иным правилам.

Правообладатель иллюстрации Reuters

Берни Сандерс (и его сторонники)

"Его нападки причинили большой ущерб, затруднив объединение левых либералов на время всеобщих выборов и вымостив дорожку кампании Трампа "мошенница Хиллари".

У Клинтон по-прежнему имеется зуб на ее оппонента на демократических праймериз, сенатора от Вермонта Берни Сандерса.

Она пишет, что Сандерс поставил под сомнение ее личные качества и раздал много нереалистичных обещаний, на фоне которых Клинтон со своей программой выглядела как "занудная реалистка". К тому же он почти ничего не сделал, чтобы воспрепятствовать тем из его последователей, кто пошел в "отвратительную и более чем просто сексистскую" атаку на ее сторонников, заявляет Клинтон.

Она отмечает также, что Сандерс - не член Демократической партии и, соответственно, мог не всегда руководствоваться партийными интересами.

"Я горжусь тем, что я - демократ, и хотела бы, чтобы таким был и Берни", - пишет Хиллари.

Повлияло ли это? Согласно некоторым постизбирательным опросам, не менее 12% сторонников Сандерса в результате проголосовали за Трампа. Если бы они выбрали Клинтон, то этого было более чем достаточно, чтобы она победила в Пенсильвании, Мичигане и Висконсине - и получила бы Белый дом. Но с другой стороны, процент тех, кто проголосовал за представителя партии-оппонента, на выборах 2016 года не был чем-то из ряда вон выходящим по сравнению с исторической нормой.

Правообладатель иллюстрации Reuters

Джилл Стайн

"У Стайн было достаточно голосов, чтобы результаты качнулись в другую сторону, точно также, как это было с Ральфом Нейдером во Флориде и Нью-Гэмпшире в 2000 году".

Последний случай, когда кандидат в президенты получил больше голосов избирателей, но проиграл выборы из-за особенностей с голосами коллегии выборщиков, произошел в 2000 году - тогда республиканский кандидат Джордж Буш-младший победил демократа Ала Гора.

Именно на этот исторический казус указывает Клинтон в своей книге, проводя параллель между кампаниями кандидатов от Партии зеленых Ральфа Нейдера и Джилл Стайн в 2000 и 2016 годах соответственно.

Разрыв между Бушем и Гором во Флориде составил всего 537 голосов, и даже малая часть из 97 488 голосов, что получил Нейдер в этом штате, могла бы сместить чашу весов в сторону демократического кандидата.

Повлияло ли это? В 2016 году Стайн получила 1 457 216 голосов - впервые с 2000 года Партия зеленых перевалила за 1 млн голосов. Запиши Стайн полученные в Пенсильвании, Висконсине и Мичигане голоса в колонку Хиллари - и демократы победили бы.

Учитывая, что Стайн не особо выделялась во время предвыборной кампании, ее результат, скорее, отражает недовольство электората Клинтон, чем его отношение к кандидату от Партии зеленых.

Правообладатель иллюстрации GREGG NEWTON/Getty

Сексизм

"Об этом надо сказать. Сексизм и женоненавистничество сыграли свою роль во время президентской кампании 2016 года. Пример 1 заключается в том, что победил кандидат, имеющий откровенно сексистские взгляды".

Клинтон стала первой женщиной - кандидатом в президенты США от одной из двух основных партий. В ключевые моменты - например, когда она завоевывала голоса делегатов на праймериз или когда она выступила с официальным заявлением о выдвижении кандидатом на съезде Демократической партии - она четко это проговаривала.

И хотя в другие разы Клинтон принижала важность этого фактора, все понимали, что ее избирательная кампания может стать закладкой первого камня. В день выборов женщины возлагали цветы на могилы известных суфражисток в предвкушении исторического результата, который сулила им грядущая ночь подсчета голосов.

Этого не случилось, и, по мнению Клинтон, препятствием стала ее гендерная принадлежность.

"Я начала эту кампанию, зная, что мне придется прикладывать огромные усилия, чтобы и женщины, и мужчины чувствовали себя спокойно при мысли о президенте-женщине, - сказала она в интервью CBS. - Это не укладывается в стереотипы, которые сидят у нас в головах. И это распространенное сексистское, женоневавистническое отношение играет на руку этим стереотипам, наподобие такого, знаете: "Мы вообще-то не хотим женщину-главнокомандующего".

Повлияло ли это? Проблема в том, что события, не имеющие аналогов в истории, не с чем сравнивать. Для современного кандидата в президенты у Хиллари Клинтон были очень высокие отрицательные рейтинги (как и у Трампа).

Виной ли тому ее гендерная принадлежность или же какие-то личные характеристики, которые избиратели сочли непривлекательными?

"Что вызывает по отношению ко мне столь мощные гром и молнии? - размышляет Клинтон в своей книге. - Я действительно хочу найти ответ на этот вопрос. Я в растерянности".

До тех пор, пока не появится следующая или следующие женщины-кандидаты в президенты, ответить на этот вопрос трудно.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Разочарование белого большинства

"Ему[Трампу] довольно неплохо удалось сыграть на том утраченном чувстве, которое может дать надежду, утешение, погасить недовольство миллионов людей, разочарованных отсутствием преимуществ, которые получили другие…миллионы представителей белого населения".

Клинтон в книге много критикует Трампа - как за его наивность и сексизм, так и за опасную и непродуманную политику. Но во время интервью CBS бывший кандидат от демократов была особенно откровенна в отношении того, что, по ее мнению, явилось неприкрытой попыткой кампании Трампа нагнетать расовое недовольство среди представителей белого рабочего класса.

Она особенно отмечает в этой связи гневную перепалку, произошедшую уже после выборов на одном из форумов. Представитель штаба Клинтон Дженнифер Палмиери заявила помощнику Трампа, что кандидат-республиканец дал платформу белым супрематистам и что она "предпочитает проиграть, чем выиграть так, как это вы, ребята, сделали".

Повлияло ли это? Как это ни называй - игрой на расовом вопросе или же обещаниями в адрес социально и экономически уязвимой части электората - несомненно то, что заявления Трампа отозвались в сердцах многих представителей белого рабочего класса.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Хиллари Клинтон

"Вы можете винить цифры, можете винить слова, можете винить что угодно - но я была кандидатом. Это была моя кампания. Я принимала решения".

Существует не так много профессий, где неудача столь же заметна, как в мире политики, отмечает политический обозреватель Марк Шилдс. Если среднестатистический Джо не получит повышения, то местная газета не станет уделять этому событию статью с подробным анализом - какая именно черта характера или личная оплошность его подвели.

"Политики рискуют быть отторгнутыми обществом, но смело идут на такой риск, какой большинство из нас предпочло бы избежать любыми способами", - пишет он.

Любая попытка Хиллари Клинтон объяснить "что произошло" в 2016 году обречена на критику. Не слишком ли она много говорит? А может, наоборот - недостаточно? Почему она винит других? Неужели она посвятила 300 страниц разбору того, почему именно люди не находят с ней точек соприкосновения?

Несмотря на то, что Хиллари вольно назначает виновных за ее поражение, в своей книге она отводит немало места для того, чтобы указать пальцем и на себя.

Клинтон называет "политическим подарком" своему противнику то, что она назвала часть сторонников Трампа "корзиной отбросов".

Она говорит, что глубоко сожалеет о своих замечаниях по поводу того, как правительственная политика "закроет угольную лавочку", лишив угольщиков работы, хотя и настаивает на том, что эти слова были вырваны из контекста.

Она сетует на то, что ей не удалось прочувствовать тот гнев и разочарование, что охватили многих американцев после финансового краха 2008 года.

Но самое главное, утверждает Клинтон, она понимает, что у нее просто "не сложилось" со многими американскими избирателями.

"Я смирилась с тем фактом, что многие люди - миллионы и миллионы людей - решили, что я им не нравлюсь. Представьте себе, каково это прочувствовать на себе", - пишет Клинтон.

Повлияло ли это? Хиллари Клинтон написала книгу, в которой изложила свое видение: что, несмотря на допущенные ей самой просчеты, именно разгулявшаяся политическая стихия повинна в том, что ее президентские мечты пошли ко дну. Но окончательно судить об этом будет История.

Новости по теме