Кризис в России: надоело экономить, снова можно брать кредиты

  • 14 сентября 2017
объявление о кредитах Правообладатель иллюстрации Rodion Yurga/TASS
Image caption Россияне перестали сильно "затягивать пояса", говорится в докладе РАНХиГС

Россияне устали экономить и начали больше тратить - в первую очередь, за счет кредитов, выяснили экономисты РАНХиГС. Однако говорить о завершении кризиса еще рано. Экономический спад завершился, но устойчивого роста пока нет.

В январе-июле 2017 года в российской экономике наблюдаются положительные тенденции, говорится в свежем докладе экономистов Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС).

"В целом мы наблюдаем небольшой рост ВВП и промышленного производства. Это позволяет многим говорить, что мы входим в стадию роста", - сказала директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева. Кроме того, в России сохраняется рекордно низкая инфляция - к сентябрю цены выросли на 3,3% по сравнению с августом прошлого года.

Хватит затягивать пояса

Чтобы понять, закончился ли кризис для населения, необходимо посмотреть на оборот розничной торговли, продолжила Малева, представляя доклад журналистам. На протяжении многих месяцев товарооборот сокращался. Это свидетельствовало о том, что россияне экономили, отказываясь от многих покупок, пояснила эксперт.

А в последние четыре месяца в России наблюдается небольшой, но устойчивый рост розничного товарооборота. Россияне "устали экономить" и стали больше потреблять, говорится в докладе РАНХиГС.

При этом реальные доходы в июле по сравнению с июлем прошлого года сократились на 0,9%. "Казалось бы, есть какое-то несоответствие: с чего это он [товарооборот] вдруг начал расти, если доходы по-прежнему падают. Одно из объяснений, что в дело пошли кредиты", - рассказала Малева.

"Потребительский оптимизм к лету немного вырос, россияне перестали так сильно "затягивать пояса" и начали больше тратить за счет роста потребительского кредитования, - говорится в докладе. - Надежда на "авось" для многих россиян оказалась сильнее рациональной оценки сохраняющихся рисков".

В предыдущие три года из-за кризиса россияне откладывали приобретение товаров долгосрочного пользования (например, бытовой техники).

Но этот отложенный спрос рано или поздно должен был реализоваться - судя по всему, население больше не может откладывать эти покупки, а раз собственные доходы не растут, то в ход идут кредиты, считают экономисты.

Поскольку доходы пока не увеличиваются, а рост потребления - скорее вынужденная мера, то для населения кризис еще не закончился, пришли к выводу авторы доклада.

Бедные и ниже среднего

Обсуждая доходы населения, эксперты обратили внимание на динамику бедности населения. Пока статистики за первое полугодие нет, но есть данные опросов, которые позволяют оценить, какая часть россиян считают себя бедными.

Эти показатели в августе 2017 года почти не изменились по сравнению с аналогичными периодами в 2014 и 2015 годах. Тем не менее доля семей, ответивших, что им денег хватает только на еду или не хватает даже на нее, остается достаточно высокой - 38%. Для сравнения, в 2016 году таких было 40%, в 2015 году - 36%, в 2014 году - 29%.

Image caption Данные РАНХиГС

При этом население более позитивно оценивает динамику своего материального положения, говорится в докладе. Если в августе 2015 года на вопрос об изменении материального положения только 4% респондентов ответили "улучшилось", то в августе 2017 года таких было 9%.

Данные о субъективной бедности, несомненно, позитивные, считает Малева. "Но я бы хотела обратить внимание, что это вещь неудивительная. Летом настроение просто лучше, - сказала она. - Летом все как-то позитивнее воспринимается. Гораздо более информативными являются осенние субъективные оценки, потому что кончаются каникулы, кончается море".

Долю "хронически" бедных россиян экономист оценивает в 10%. Еще около 20% населения - средний класс. Все остальные за исключением самых богатых - это класс ниже среднего, базовый слой российского населения. Этот класс зарабатывает больше прожиточного минимума, но не может позволить себе уровень потребления среднего класса, который не только потребляет, но и инвестирует в себя.

"Расшатать эту пирамиду нам не удается на протяжении многих-многих лет", - говорит Малева. Представители класса ниже среднего не подпадают под социальную защиту, потому что зарабатывают больше бедных. При этом они зарабатывают недостаточно много, чтобы их зарплаты повышались вместе с экономическим ростом.

Правообладатель иллюстрации Stanislav Krasilnikov/TASS
Image caption По данным РАНХиГС, в России около 10% бедных, положение которых не улучшается

"Вот от этой группы и зависит будущее страны. Если они смогут вырваться из этого состояния и приблизиться к среднему классу, это позитивная динамика. Если они начнут сваливаться в зону бедности, это значит деградация социальных структур", - отмечает экономист.

Все еще впереди

Что касается экономического роста, то перед российскими властями стоит похожая задача - не просто восстановить "утраченные рубежи", а перейти в новое качество, полагают экономисты РАНХиГС. В противном случае попытки перейти на устойчивые темпы экономического роста будут бессмысленными.

"Мы должны понимать, что была такая яма, из которой мы выходим. В ближайшее время будет иметь значение не количество, то есть не скорость выхода из этой ямы, а качество", - отмечает Малева.

По ее мнению, пока нового "качества" не наблюдается. В частности, в России не создаются новые рабочие места с высокой заработной платой (с низкой зарплатой не бывает высокой производительности).

"Конечно, нет оснований для пессимизма, мы видим какие-то позитивные процессы. Но ставить точку и говорить, что все позади, по-моему, бесконечно преждевременно", - резюмировала эксперт.

Похожие темы

Новости по теме