"Альтернатива для Германии": в чем секрет успеха крайне правых

  • 25 сентября 2017
Плакат Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption На предвыборном плакате АдГ было написано: "Чадра? Мы предпочитаем бикини"

В русскоязычной прессе об "Альтернативе для Германии" часто говорят прежде всего как о пророссийской партии, очень популярной среди переселенцев из бывшего СССР, но, как объясняют немецкие собеседники Би-би-си, своим успехом на выборах в бундестаг АдГ лишь в небольшой степени обязана своей пророссийской позиции или голосам "русских немцев".

На выборах в бундестаг 24 сентября "Альтернатива для Германии" набрала 12,6% голосов и впервые вошла в парламент, сразу завоевав почти 100 из 709 мандатов.

"Альтернатива для Германии" - это прежде всего антииммигрантская партия, но она также выступает за отмену санкций и за признание Крыма частью России; это одна из причин, почему этой партии уделяют много внимания российские телеканалы.

Однако большинство немецких политиков и комментаторов, с которыми Русская служба Би-би-си беседовала до и после выборов, считают, что для большинства немецких избирателей политика в отношении России намного менее важна, чем такие сферы политики внутренней, как социальное обеспечение или иммиграция.

Профессор Дрезденского технического университета, политолог Вернер Патцельт, изучающий "Альтернативу" и родственное ей движение Пегида, впрочем, согласен, что в "российском вопросе" АдГ представляет точку зрения заметной части общества.

"Альтернатива" считает, что Германия должна поддерживать хорошие отношения с Россией, и этот взгляд разделяют многие немцы [...] В то же время большая часть населения Германии считает, что нельзя просто так соглашаться с тем, что великая держава, Россия, просто аннексирует территории. То есть, немецкое общество разделено в этом вопросе, и "Альтернатива" тут представляет только определенную часть общества", - сказал Патцельт Би-би-си.

"Альтернатива", занимая пророссийскую позицию, первой в Германии стала выпускать предвыборные материалы на русском языке, обращаясь к "русским немцам"; внутри партии была создана секция переселенцев из бывшего СССР, и это вместе с другими факторами создало у многих впечатление, что большинство "русских немцев" теперь голосует за эту партию.

Один из "русских немцев", активист правящей партии ХДС Георг Деге объясняет, что это не так.

Правообладатель иллюстрации EPA

"Нет никаких доказательств этого, экзит-поллов отдельно по "русским немцам" не было... Одно недавнее ислледование показало, что русскоговорящие жители Германии интегрировались в политический ландшафт и голосуют примерно так же, как и немцы", - говорит Деге.

По данным этого исследования, вспоминает Деге, "Альтернативу" поддерживают около 14% переселенцев из бывшего Союза - то есть, примерно та же доля, лишь чуть выше, чем в среднем по Германии, а самой популярной партией среди "русских немцев" остаётся ХДС Меркель.

По оценке берлинского издателя и политического аналитика Бориса Фельдмана, "русские немцы" составляют 5-7% электоральной базы АдГ - как и у другой симпатизирующей Москве партии, Die Linke (Левая партия).

В то же время, по мнению Фельдмана, голоса "русских немцев" были важны как небольшая гирька, способная склонить чашу весов: "Если бы ХДС набрал на три процента больше, а "Альтернатива" на три процента меньше - совсем другая была бы картина".

Ключевой вопрос - иммиграция

Борясь с политическими последствиями наплыва беженцев с Ближнего Востока, правящая партия в лице прежде всего канцлера Ангелы Меркель и министра внутренних дел Томаса де Мезьера с прошлого года ужесточила - по крайней мере, на словах, позицию в отношении нелегальных иммигрантов.

Это достаточно быстро отразилось на рейтинге "Альтернативы": к началу федеральной предвыборной кампании он снизился по опросам примерно до 7%.

"ХДС и ХСС кардинально изменили миграционную политику: в Германии теперь одни из самых жестких законов о миграции. Поэтому, я думаю, это (результат АдГ) - возможно, какая-то месть избирателей за непонятную политику 2015 года", - говорит Георг Деге.

Однако, по мнению Бориса Фельдмана, правящая коалиция своими руками обеспечила возрождение АдГ и ее успех на выборах.

Обозреватель напоминает, что по ходу предвыборной кампании избиратели, во-первых, узнали, что депортации нелегальных иммигрантов затормозились, во-вторых, появились сообщения о том, что визы в Германию получили уже 380 тысяч родственников ранее принятых беженцев.

"Российский немец, который сейчас пошёл голосовать за "Альтернативу", у которого мама, например, не будучи немкой, живет в Центральной Азии, например, и не имеет никакого шанса въехать в Германию, видит, что люди, которые только что приехали, еще не работают, которые представляют собой определенного рода этнический вызов, уже получили право ввезти своих родственников. А те ещё ввезут своих родственников. Конечно, это вызывает, скажем так, неудовольствие", - признает Фельдман, сам "Альтернативе" совершенно не симпатизирующий.

"Меркель повела себя не по-меркелевски", - заключает Фельдман - её слова разошлись с делами.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption "Альтернатива для Германии" набрала 12,6% голосов

Об этом мотиве части "русских немцев" говорит и Вернер Патцельт: по его ощущениям, они чувствуют себя в какой-то степени преданными, поскольку, когда они приезжали в 90-х годах, никто о них особо не заботился, а теперь этих иммигрантов власть собиралась встречать с распростертыми объятиями.

Но гораздо важнее - просто арифметически - то, что обманутыми в надеждах на более жесткую иммиграционную политику могли почувствовать себя обычные, коренные граждане Германии, а не только переселенцы из бывшего СССР.

Отношения с Кремлём: перемены маловероятны

ХДС Ангелы Меркель, потеряв весомую часть мандатов в бундестаге, снова будет вынужден формировать правительственную коалицию.

При этом более мягкие по отношению к России социалисты, в том числе министр иностранных дел Зигмар Габриэль, уходят в оппозицию, а в правительство, по мнению большинства немецких комментаторов, войдут Партия свободных демократов и Партия зеленых.

Один из этих партнеров ХДС по традиции получит пост вице-канцлера и, возможно, министра иностранных дел.

Лидер свободных демократов Кристиан Линднер недавно осторожно высказался за более мягкий, чем у Меркель, подход к санкциям против России, "зеленые" же - жесткие критики как внешней, так и внутренней политики Путина.

"А в нашей партии есть разные голоса. Среди выходцев из Восточной Германии, где многие предприятия среднего бизнеса до санкций сотрудничали с Россией, возможно, будут слышны голоса за смягчение курса, - рассуждает Георг Деге из ХДС. - С другой стороны, есть и те, кто больше дружат или общаются с США... Очень много разных факторов. Будем ждать формирования правительства".

Борис Фельдман считает, что равнодействующая этих факторов приведет к тому, что никаких ощутимых изменений в политике правительства Германии на российском направлении не будет.

"Да и когда оно будет сформировано, само правительство?" - говорит Фельдман.

На переговоры о коалиции, по мнению многих немецких комментаторов, уйдут месяцы. А до тех пор править - при том вынужденно избегая любых серьезных решений - будет прежний кабинет Ангелы Меркель.