Кадыров в Минске: пехотинец или миротворец Путина?

  • 25 сентября 2017
Александр Лукашенко и Рамзан Кадыров Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Рамзан Кадыров назвал Лукашенко батькой, но тот не обиделся

Белорусские аналитики и правозащитники ищут подтекст в визите главы Чечни Рамзана Кадырова в Минск, хотя официально все свелось к обмену любезностями и планам расширения экономических связей.

И в лицо белорусскому президенту, и в распространенном накануне визита интервью белорусскому телеканалу ОНТ Рамзан Кадыров с удовольствием называл Лукашенко батькой.

"В республике как узнали, что я еду, все - молодые, старцы: "Батьке большой привет передайте! Все его выступления слушаем", - сказал Кадыров.

Лукашенко, сам себя когда-то Батькой и назвавший, в последние годы не очень любит этот "народный" титул. Возможно, после серии российских критических фильмов "Батька-1" и "Батька-2", а может, из-за анонимных комментаторов в интернете, как только "батьку" не просклонявших.

Но на встрече с Кадыровым белорусский президент продемонстрировал ответную искренность, пожаловавшись даже на недобросовестность российских коммерсантов из других регионов.

"100 миллионов долларов потеряли из-за непорядочности [российских] бизнесменов", - подчеркнул Лукашенко.

Стороны заверили друг друга в намерениях развивать и расширять экономические связи - в машиностроении, сельском хозяйстве, строительстве и ЖКХ.

Особый регион

Официальное белорусское агентство БЕЛТА подчеркивает, что президент Лукашенко по-братски строит отношения со всеми представителями многонациональной России.

Любопытно при этом, что товарооборот Белоруссии и Чечни, в прошлом году составивший 4,5 миллиона долларов, имеет весьма необычную структуру.

Минск официально поставляет в Грозный предметы гигиены для женщин и детей, бытовую неэлектрическую аппаратуру для приготовления пищи, бытовые и прочие нагревательные приборы. Чечня отправляет в Белоруссию отходы и лом черных металлов.

В переводе на бытовой язык: туда - памперсы, прокладки и кастрюли с разделочными досками, оттуда - металлолом на переплавку.

В 2013-м, наиболее успешном в плане товарооборота году, стороны наторговали таким ассортиментом почти на 9 миллионов долларов.

Аналитики в Минске обращают внимание на то, что Чеченская республика - не просто очередной российский регион, куда Белоруссия старается продать тракторы и самосвалы.

Выгода вовсе не в том, сумеет ли Минск обходным путем попользоваться из российского "кошелька", весьма прижимистого в последнее время для Белоруссии, но все еще щедрого для Чечни.

Эксперты в Минске рассуждают о политическом влиянии в России Рамзана Кадырова, и некоторые в этих рассуждениях пытались было угадать, не затеял ли лидер Чечни какую-то собственную игру в преддверии намеченных на следующий год президентских выборов в России.

Кадыров в Минске заявил однозначно: "У нас есть один выбор - это Путин. Весь российский народ поддержит его на 100%. Есть Путин - есть Россия".

Правообладатель иллюстрации Mikhail Klimentyev/TASS
Image caption Привез ли Рамзан Кадыров в Минск послание от Владимира Путина?

Чей "почтальон"?

Белорусский колумнист Олег Дашкевич назвал Кадырова "пехотинцем Путина" - в том смысле, что именно ему российский президент поручил передать все то, о чем не захотел сказать Лукашенко лично.

Как известно, Путин и Лукашенко, нарушив многолетнюю традицию, на разных полигонах - каждый в своей стране - подвели итог недавним совместным белорусско-российским военным учениям "Запад-2017".

Учения официально принимала белорусская сторона, и Лукашенко по поводу отсутствия союзника (на полигон под белорусским Борисовом не прибыл даже российский министр обороны Шойгу) отшутился, заметив, что именно ему доверили главную площадку для контроля над войсками.

Об отсутствии Путина бросил фразу, тут же разобранную на мемы и анекдоты: "А если снаряд в одно место? Двоих не станет". Российский президент на это никак не отреагировал.

Руководитель аналитического центра Belarus Security Андрей Поротников уверен, что именно Лукашенко обратился к Кадырову в попытке наладить отношения с российским президентом.

"Необходимо найти посредника во взаимоотношениях Минска с Москвой. Минск надеется на Кадырова в роли такого посредника. Он давний неофициальный партнер белорусских властей, и Александр Григорьевич, как мне кажется, попросит Кадырова помочь восстановить отношения с Владимиром Владимировичем. Александр Григорьевич на Кадырова очень надеется, потому что просто больше надеяться не на кого", - объясняет Поротников.

Что "пехотинец" может быть послан с миссией наоборот, аналитик исключает: "Требования Кремля лежат на столе у Лукашенко долгое время, они практически известны".

Опасения правозащитников

Чеченцы, которые пытались уехать в Европу через территорию Белоруссии, неоднократно были депортированы или переданы на родину, несмотря на возмущения и протесты правозащитников.

Самые последние примеры - выдача спортсмена Амриева и бежавшей в Норвегию из-за оскорбительных записей в соцсетях Луизы Дудуркаевой, остановленной в минском аэропорту.

Белорусский президент, принимая Рамзана Кадырова, тоже вспомнил семейную историю, заметив, что белорусские власти помогали чеченцам, и те в благодарность называли своих детей Александрами.

В официальных отчетах о встрече Лукашенко и Кадырова не уточняется, что история, о которой вспомнил белорусский президент, произошла много лет назад: чеченской роженице в белорусском Бресте действительно понадобилась помощь врачей, а мальчика действительно назвали Александром.

Официально не сообщается, что на это воспоминание Лукашенко сейчас ответил Кадыров.

Однако с той поры чеченские женщины, мужчины и дети, которые каждый день и каждый год пытаются через пограничный белорусский Брест выехать в Польшу и попросить убежища в Евросоюзе, опасаются при этом быть отправленными в Чечню руками белорусских властей.

Брестский правозащитник Роман Кисляк рассказывает, что совсем недавно - в начале сентября - после неоднократных безуспешных попыток получить статус беженца в Польше в Бресте был задержан и депортирован в Чечню неожиданно объявленный в межгосударственный розыск чеченец Имран Саламов. Семья Имрана пока осталась в пограничном белорусском городе в безнадежном и бедственном, по словам правозащитника, положении.

Кисляк говорит, что бегущих из Чечни сейчас стало меньше по сравнению с прошлым годом, когда чеченцы сели табором у границы, требуя от соседней Польши понятных и прозрачных условий приема беженцев. Правозащитник объясняет: наименее дешевое направление из России через белорусский Брест для беженцев стало более затратным и совсем не безопасным.

"По-прежнему Польша принимает в качестве беженцев пару семей в неделю, хотя каждый день отправляется за пограничную реку Буг полный поезд. По-прежнему люди из Чечни подолгу квартируют в Бресте, много раз пытаясь въехать на поезде в Польшу и возвращаясь обратно. По-прежнему всякий бзик местных властей - вроде подозрения во вспышке инфекции - может остановить поток мигрантов с требованием для них вернуться на родину", - рассказывает Роман Кисляк.

Аналитик Андрей Поротников полагает, что Кадыров вряд ли поехал в Минск ради этих людей.

"Это рабочие вопросы, которые решаются в рабочем порядке на уровне спецслужб, исполнителей", - говорит Поротников.

Белорусские и международные правозащитники, впрочем, в каждом конкретном случае сталкиваются с проблемой: как и где выяснить название спецслужбы, ответственной за судьбу конкретного человека?

Белорусский КГБ предпочитает обходиться без комментариев. ФСБ России тоже обычно молчит. Спецслужбы Чечни, как правило, объявляют о своих успешных операциях по неофициальным каналам.