Родственник напавшего на Фельгенгауэр: он пытался найти ее домашний адрес

  • 24 октября 2017
Борис Гриц на заседании Пресненского районного суда Правообладатель иллюстрации Maria Borzunova
Image caption Борис Гриц на заседании Пресненского районного суда

Пресненский районный суд Москвы во вторник арестовал на два месяца 48-летнего Бориса Грица, обвиняемого в нападении с ножом на ведущую "Эха Москвы" Татьяну Фельгенгауэр. Сам он на заседании вину признал лишь частично, сказав, что не хотел убивать журналистку.

Алексей Гейлер, родственник нападавшего, заявил Русской службе Би-би-си о том, что за несколько дней до случившегося Гриц пытался найти домашний адрес Фельгенгауэр.

Би-би-си: Откуда вы знаете Бориса Грица?

Алексей Гейлер: Я его родственник. Дальний. Моя родная бабушка и его родной отец - они двоюродные брат и сестра. Но в Москве я у него единственный родственник. У него вообще в жизни есть только я и мама в Израиле.

Би-би-си: Вы общались с ним в последнее время? Он связывался с вами, когда вернулся в Москву?

А.Г.: Да. Он, когда приехал месяц назад, приехал ко мне в гости. Мы сидели, общались. Но тогда не было никаких разговоров об этом. Были в принципе разговоры за жизнь, про "Эхо" даже был разговор. Но я сам по себе такой "Крым наш", а он как раз был очень оппозиционно настроен: "Эхо" рулит в его понимании. Он мне еще сказал: "Ты, наверное, ходишь по улицам и зигуешь, если ты за Путина". Как будто все пропутинцы только ходят и зигуют, особенно еврейские мальчики.

Би-би-си: Потом у вас были еще встречи?

А.Г.: За пять дней до случившегося он меня попросил о встрече. Мы встретились. Он хотел приехать в гости, но получалось так поздно, что он не успел бы потом добраться до своего дома в Люберцах, а оставлять его у меня негде было, да и не хотел я его оставлять. Мы договорились встретиться у метро "1905 года". Мы там встретились. Он меня попросил: давай оставим наши телефоны в машине, выйдем поговорим, потому что так надо. Я такой человек, что послал бы на фиг, но мне стало крайне любопытно, что он хочет, и мы вышли поговорить. Тут началась клиника. Он мне в красках описывал то же, что сказал на допросе. Что она [Татьяна Фельгенгауэр] его каждую ночь насилует физически и сексуально. Я спросил, знаком ли он с ней лично. Он говорит: "Нет, это все на уровне телепатии, мне мама в детстве открыла портал телепатический, и с тех пор очень к этому восприимчив". Он говорил, что Татьяна обладает сверхспособностями в телепатии и она проникла в его душу и сознание.

Би-би-си: То есть это было буквально за несколько дней до нападения?

А.Г.: Да, он просил, чтобы я ему достал ее адрес. Он сказал, что ему надо с ней встретиться и поговорить. Говорит, я пишу ей на "Фейсбук", она меня игнорирует. Конечно, чего сумасшедшим отвечать. Говорил, что не знает, как с ней связаться. Мол, как только он едет в ту сторону, где она находится, она телепатически чувствует его приближение и уезжает в другую сторону. Ее тут же встречают родственники и куда-то увозят от меня. Я говорю: "А зачем тебе ее адрес?" Он говорит: "Просто хочу с ней встретиться и поговорить".

Он пытался найти ее адрес в открытом доступе в интернете и не нашел. Он был уверен, что она в секретных списках ФСБ есть. В его понимании я могу найти людей, которые в них есть, хотя никакого доступа к секретным спискам ФСБ у меня нет. Я ему тут же сказал, что я это не могу, а даже если бы и мог, то не сделал бы, потому что передача личных данных - это пусть и маленькое, но преступление. И, говорю, тебе этого тоже не советую. На этом мы и закончили наш разговор. Хотя он еще рассказывал, что она ему давит на сердце, что ему трудно дышать, что она телепатически над ним издевается.

Би-би-си: Вы не знаете, он обращался к медикам или психиатрам? У него были диагностированы какие-то расстройства?

А.Г.: Я не думаю, что он обращался. Он сотрудничал с каким-то экстрасенсом, который ему что-то рассказывал и показывал. Но я не помню его фамилии. Он сам себя считал крайне здоровым. Но у него это началось лет семь-восемь назад, это однозначно. Может, не с самого начала к Татьяне, тогда он жил то в Томске, то в Москве, то в Канаде. Тогда еще была жива моя мама, он звонил ей и жаловался, что его везде преследуют, на него косо смотрят в автобусе, его неправильно воспринимают и так далее. Я подозреваю, что он просто свои проблемы и неудачи, свою никчемность перекладывал на плечи других людей.

Би-би-си: Это все проявилось из-за его неустроенности и из-за того, что у него карьера не сложилась?

А.Г.: Да не то чтобы карьера, у человека нет ни жены, ни девушки, ни детей в 48 лет. Он всю жизнь был примерным мальчиком, который воспитывался в строгой еврейской семье. Он выучился на доктора наук физики, отучился на программиста, имеет степень в Израиле. В Канаде получил права, чтобы работать водителем на траке. Но его нигде не брали на работу по непонятной ему причине. В Канаде это самая востребованная работа среди эмигрантов, на которую берут даже убогих, а его не брали. Он сам по себе такой неприятный, скажем так.

Би-би-си: Во время вашей последней встречи он не объяснял, почему он именно на Татьяне так зациклился?

А.Г.: Он мне сказал, что это не он на ней зациклился, а что это она не дает ему жизни. Каждый вечер приходит к нему и его насилует. Что это она его теребит. Обязательно напишите, что я искренне сожалею о том, что случилось. У меня даже была мысль, подозрение, что он может совершить что-то подобное. И меня распирало куда-то это донести. На него-то мне наплевать, он не такой мне близкий родственник, чтобы я его выгораживал, но хотелось, чтобы не случилось беды. Но что, напишу я на то же "Эхо" или той же Татьяне, если она его игнорирует, то точно так же и меня проигнорирует.

Другим СМИ, пока что-то не случилось, это тоже неинтересно. Мало ли сумасшедших на улице, которые кем-то восхищаются или наоборот. Идти в полицию - это вообще бред, меня бы выставили просто. Никто за ним слежку не устроил бы и в голове к нему не влез. Я лично отец одиночка, работаю семь дней в неделю с утра и до позднего вечера, у меня тоже нет особо времени его контролировать. Тем более у нас так себе было общение, и он даже в своем дневнике написал про меня какой-то бред, что якобы я с ним долго не общался и знать его не хотел, а теперь вот он в тренде и я пытаюсь с ним теперь общаться.

Хотя в каком он тренде? Сидит без работы, без жилья, без жены и без детей. В Люберцах он даже жил у своего однокурсника, который уехал в Германию и дал ему пожить в своей квартире.

Би-би-си: То есть это не его жилище?

А.Г.: Откуда у него жилище, я вас умоляю. Последние пять лет он жил в Израиле на минимальное пособие для неработающих на шее у 80-летней мамы, которая еще умудряется как-то подрабатывать. Я тоже израильтянин и это знаю, он мог легко пойти и устроиться куда-нибудь хоть ночным сторожем: сиди, книжки читай. Люди без гражданства находят работу, а он гражданин с двумя языками, легко владевший английским и ивритом. Но ему западло было.

Би-би-си: У него до этого были проблемы с законом?

А.Г.: Нет, это первый такой инцидент. Он воспитывался в очень строгой и в очень правильной семье. Половину жизни учился. Максимум, чем он увлекался - играл на гитаре Окуджаву. Даже какие-то блатные песни - это не его было. Дискотеки, танцы - это все не его было, он весь в учебе был. Он родом из Абхазии, когда началась война, они бежали через Москву в Израиль. В Москве они жили всей семьей у нас, пока оформляли документы в Израиль.

Би-би-си: С его матерью в Израиле вы никак не связывались после случившегося?

А.Г.: У меня нет ее телефона, и я не хочу с ней связываться, честно говоря. У нас и так отношения были не очень хорошими, а когда дело касается еще уголовного преступления и нанесения увечий... Мне очень жаль, что это произошло.

Новости по теме