Иракский Курдистан: независимость без нефти?

Масуд Барзани Правообладатель иллюстрации AFP/Getty Images
Image caption Независимый Курдистан, за который ратовал Масуд Барзани, никому в регионе не нужен

Масуд Барзани, возглавлявший Иракский Курдистан с 2005 года, уходит с поста президента.

Месяц назад Барзани провел референдум о независимости Иракского Курдистана, на котором более 90% жителей высказались в пользу независимости. Однако в Багдаде это голосование всерьез не восприняли, а спустя две недели иракские военные взяли под контроль нефтяные поля в окрестностях Киркука.

Полномочия Барзани истекли 1 ноября, и именно в этот день в Иракском Курдистане должны были состояться президентские выборы, но на прошлой неделе они были отложены на неопределенный срок.

Барзани предложил провести реформу власти в Курдистане, разделив президентские полномочия между правительством, парламентом и судебными институтами.

"В последние годы очень большая власть была сконцентрирована в руках президента курдской автономии, - утверждает востоковед Елена Супонина. - Уходя со своего поста, он предлагает распределить эти полномочия более справедливо. Реформы в автономии давно назрели, их надо проводить, они даже несколько задержались".

Как именно будет проходить эта реформа, если она вообще случится, пока не ясно. Непонятно и то, насколько в сложившихся условиях идея курдского независимого государства жизнеспособна в принципе.

Немного истории

Конституция Ирака 2005 года признает Курдскую автономию, управляемую местным правительством. Население Иракского Курдистана составляет более 6 миллионов человек - это около 20% жителей всего Ирака.

Всего, по разным оценкам, курдов на планете 30-40 миллионов, и они рассеяны на значительной территории, захватывающей Сирию, Иран, Ирак, Турцию и даже бывшие советские республики Кавказа.

Однако только в Ираке курдам удалось получить значительную автономию, да и то лишь после десятилетий борьбы.

В 1918 году в богатую нефтью провинцию Мосул пришли британцы, отобрав ее у поверженной Османской империи. В условиях Севрского мирного договора 1920 года содержалось положение о создании независимого курдского государства при условии, что на это согласится Лига Наций. Отдельно предусматривалась возможность присоединения к нему и провинции Мосул.

Договор, однако, так и не вступил в силу, Лига Наций не возвращалась к курдскому вопросу, протесты курдов остались неуслышанными.

Дальнейшая история курдского национального движения во многом представляет из себя историю противостояния, а иногда - сотрудничества, двух наиболее крупных сил: Демократической партии Курдистана, созданной отцом нынешнего президента Иракского Курдистана Мустафой Барзани, и Патриотическим союзом Курдистана под руководством Джалала Талабани (избранного в 2005 году временным президентом Ирака после падения режима Хусейна и сохранившего свой пост до 2014 года).

На протяжении десятков лет после революции 1958 разные правительства Ирака обещали курдам автономию, однако реально власть в свои руки курды начали брать после первой войны в Персидском заливе, когда зона над севером Ирака была закрыта для полетов авиации.

Искусство маневра

К 1994 году противоречия между Демократической партией и Патриотическим союзом переросли в открытые столкновения, вылившиеся в полноценную гражданскую войну. Она завершилась в 1997 году, хотя между партиями до сих пор существуют разногласия.

Тем не менее, за годы автономии иракские курды сумели построить сравнительно работоспособную демократическую систему с растущей экономикой. Начало этому росту положила программа ООН "Нефть в обмен на продовольствие", помогло и то, что в 1998 году лидеры Демократической партии и Патриотического союза Масуд Барзани и Джалал Талабани все же договорились о перемирии. Территория северного Ирака с момента окончания "Бури в пустыне" прикрывалась американской авиацией, что позволило курдам не бояться вторжения сил Саддама.

Удалось также вытеснить из Иракского Курдистана бойцов Рабочей партии Курдистана, ведущих борьбу с Турцией, в том числе и откровенно непарламентскими методами - таким образом удалось не допустить полномасштабного вмешательства Турции в региональные дела (хотя идея независимого курдского государства вызывает сильное раздражение не только в Анкаре, но и в Тегеране, и в Дамаске).

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Курдское ополчение пешмерга - это закаленная в боях с исламистами армия

"Говорить о том, что иракские курды выгнали всех представителей РПК, нельзя, потому что штаб-квартира Рабочей партии Курдистана по-прежнему находится в труднодоступной местности в горах Кандиль на границе Ирака и Турции, - напоминает политолог Александр Сотниченко. - У представителей РПК есть свое небольшое политическое движение, но оно не пользуется большой популярностью, потому что турецкие и иракские курды - это, в общем, два разных народа, говорящих на разных языках".

Турецкие курды (кстати, как и сирийские) говорят на языке курманджи. Этот язык сформировался сравнительно недавно, его письменность основана на латинице. Иракские курды говорят на языке сорани - это другой диалект курдского языка, - и у них арабская письменность.

В условиях, когда никому из соседей и тем более Багдаду не нужен независимый Курдистан, курдам пришлось в ускоренном порядке овладеть искусством дипломатического маневра. А заодно и довести до ума вооруженное ополчение, пешмергу, которое сегодня является скорее регулярной армией численностью около 120 тысяч человек. Пешмерга оказала активное сопротивление бойцам так называемого "Исламского государства" (организация, признанная экстремистской и запрещенная как в РФ, так и в Великобритании и ряде других стран) и продолжает оставаться одной из ключевых сил в борьбе с ним.

Киркук наш!

Большинство аналитиков сходятся на том, что судьба "Исламского государства" в Ираке и в соседней Сирии предрешена. В какой-то момент добыча нефти в Иракском Курдистане, прервавшаяся с вторжением исламистов, возобновится. Ключевое значение имеет Киркук - нефти там много, и она хорошего качества.

До начала "арабской весны" киркукская нефть поставлялась в Сирию через сравнительно мощный нефтепровод. Сейчас он не работает, но можно предположить, что по мере нормализации ситуации в стране его отремонтируют и запустят снова. Крупным потребителем курдской нефти является и Турция, которая закупает ее у Иракского Курдистана как для внутреннего пользования, так и на экспорт.

"Иностранных нефтяных компаний в Киркуке пока нет, и я думаю, сейчас иракское правительство начнет выставлять на торги тамошние месторождения, - отмечает Александр Сотниченко. - Там нужно будет проводить огромную работу по восстановлению скважин, ремонтировать нефтепровод и начинать поставки через Сирию. Пока "Исламское государство" уничтожают на территории Ирака, иностранные компании могут прийти, осмотреться и начать восстанавливать нефтедобычу в регионе".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В середине октября иракские военные заняли Киркук и близлежащие нефтяные месторождения

Интересы российских компаний пока сосредоточены в районе города Сулеймания, недалеко от границы с Ираном. Однако "Роснефть" в середине октября объявила, что договорилась с правительством Курдистана о разработке пяти нефтяных месторождений.

В Багдаде это заявление восторга не вызвало, а министр нефти Джаббар аль-Луэйби назвал сделку "вмешательством во внутренние дела Ирака" и пообещал, что любые контракты на освоение нефтяных месторождений в Ираке, заключенные без участия центрального правительства в Багдаде, будут считаться незаконными.

Ситуация для курдов осложняется и тем, что Киркук, хотя они и считают его исторической частью Курдистана, формально в него не входит. Киркук и окрестности с 2014 года обороняли бойцы пешмерги, после того как иракские солдаты оставили свои позиции под натиском "Исламского государства".

При первой же возможности Багдад вернул себе контроль над богатым нефтью регионом и, по всей видимости, предложит его для разработки другим иностранным компаниям, в частности, ВР, соглашение с которой было подписано еще в 2013 году, но было приостановлено из-за протестов местных властей.

Независимость без нефти

Весьма убедительная победа на референдуме о независимости поставила курдские власти в сложное положение - перспективу создания независимого Курдистана вновь не поддержал никто извне.

"У курдов сложное положение, исходя из общей геополитической ситуации - ни один из их соседей не хочет образования независимого Курдистана, а крупные державы за пределами региона тоже не готовы их в этом поддерживать, - говорит Елена Супонина. - Курды прекрасно понимают, что им надо договариваться с остальными и договариваться между собой".

Перспектива включить в рамки курдского государства еще и киркукские нефтяные месторождения сегодня выглядит просто фантазией.

"Без нефти независимость Курдистана не состоится, - полагает Александр Сотниченко. - Насколько я понимаю, там уже отказались от результатов референдума, посчитали, что это была такая частная инициатива Барзани, чтобы остаться у власти".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Нет нефти - нет и независимости...

Похоже, ситуация в Иракском Курдистане постепенно возвращается в состояние, в котором она находилась до референдума. Конституция Ирака предоставляет курдам широкую автономию, и с момента ее принятия в 2005 году отношения Багдада и Эрбиля в целом носили рабочий характер.

Предположить, что Багдад воспользуется неблагополучным положением, в которое попал Курдистан за годы борьбы с "Исламским государством", сложно: в противостоянии с центром курдов поддержат иракские сунниты, да и пешмерга представляет собой серьезного, закаленного в боях противника.

Масуд Барзани, по всей видимости, тоже не уйдет на покой. Он остается в Высшем руководящем совете Иракского Курдистана, и авторитет его по-прежнему высок, напоминает Елена Супонина: "Все прекрасно понимают, что Масуд Барзани - это лидер такого калибра, который сохраняет вес и влияние даже в отсутствие высшего официального поста".

А это означает, что Багдаду придется иметь дело с Масудом Барзани и дальше. Если судить по тому, как быстро и бескровно курдские военные оставили Киркук, теперь уже бывший президент Иракского Курдистана готов к компромиссам, и кровопролития, вероятно, удастся избежать.

Новости по теме