"Райское досье": можно ли обуздать офшоры и нужно ли это делать?

  • 6 ноября 2017
Улыбающийся Чеширский кот
Image caption Непросто поймать того, кто может исчезнуть в любой момент - и появиться снова уже в другом месте

Индустрия офшорного бизнеса делает триллионы долларов недостижимыми для налоговых инспекторов. Любые старания каким бы то ни было образом урегулировать этот бизнес приносят не больше успеха, чем попытки выдрессировать кота - причем не обычную домашнюю кошечку (хотя и эта задача неблагодарна), а Чеширского кота - создание расплывчатое и неуловимое, способное в любой момент исчезать по собственному желанию и появляться в другом месте.

Невозможно даже прийти к согласию о том, что именно считать налоговым убежищем. Или хотя бы договориться о самом термине: для кого-то это налоговое убежище, а для кого-то - "офшорный финансовый центр". Нет согласия и по поводу того, сколько существует офшорных фирм - или сколько денег хранится в офшорах. Ни одну статистику нельзя считать достоверной.

Media playback is unsupported on your device
Как спрятать деньги в офшорах

Все это очень на руку тем, кто занимается офшорными финансами - от владельцев крупных состояний до последнего юриста и бухгалтера, непосредственно занимающихся управлением счетами, да и самим залитым солнцем офшорным юрисдикциям. Ключевое слово этой индустрии - полная приватность. Или секретность - хотя это слово тут любят куда как меньше.

Суть офшорного бизнеса прекрасно сформулировал британский эксперт, автор нескольких книг по налогообложению Николас Шэксон: "Те, кто что-то знает, помалкивают. А те, что говорят, ничего не знают".

Но знаем ли мы, сколько денег на самом деле спрятано в офшорах?

Согласно отчету, опубликованному в сентябре этого года (один из его авторов - экономист Габриэль Зукман), в общей сложности на офшорных счетах лежит около 7,8 трлн долларов, или примерно 10% мирового ВВП. Оценка Boston Consulting Group еще больше - около 10 трлн долларов.

Если вы думаете: "Ого, это же больше, чем вся экономика Японии!", то вы правы. Но настоящее "ого" - это оценка Джеймса Хенри, автора книги "Кровавые банкиры": 36 трлн долларов. Это вдвое больше ВВП Соединенных Штатов, крупнейшей экономики мира.

Но доподлинно ответа на этот вопрос не знает никто.

А вот и еще один удивительный факт. Помните слоган "Мы - те самые 99%", придуманный членами движения "Оккупай Уолл-стрит" - в противовес оставшемуся 1% населения, владеющему огромной долей всех мировых богатств? Так вот, по оценкам Зукмана, 80% всех офшорных капиталов принадлежат 0,1% богатейших семей, причем 50% находятся в руках у 0,01% самых-самых богатых.

И ваши шансы войти в их число, честно говоря, весьма невелики. Для человека среднего достатка расходы на обслуживание счетов наверняка с лихвой перекроют возможную выгоду.

Легально, но этично ли?

Знаем ли мы, как все это работает? О чем-то мы, конечно, слышали: двойное налогообложение, налоговая инверсия, офшорные трасты, фирмы-однодневки и так далее. Мы не знаем главного: кто участвует в схемах и что от этого получает.

Вся суть заключается в том, чтобы перенаправить деньги оттуда, где вас не устраивают налоговые правила, в надежное место, где этих правил не так много. Или нет совсем.

Допустим, у вас есть финансовые активы, которые вы хотите защитить от кредиторов. Отпишите их офшорной компании-пустышке - и вуаля, их уже гораздо сложнее достать. Нужно спрятать собственность? Используйте траст.

Это не преступление. Существует множество схем - легальных, нелегальных, спорных с этической точки зрения. В рамках этих понятий действуют различные переменные, примерно как в вестерне "Хороший, плохой, злой". Но даже в фильме персонаж по кличке Злой едва ли был абсолютным злом, и Хороший уж точно не был идеальным.

Как и сказочный Чеширский кот, офшорные зоны не всегда появляются там, где их ожидают увидеть.

Не хотелось бы вас путать, но оффшоры также являются оншорами. Из-за этого подсчитать точное количество офшорных центров в мире практически невозможно. Их может быть 50, 70, больше или меньше. Они будут то появляться, то пропадать.

С большой поправкой можно сказать, что США и Великобритания - это крупнейшие офшорные зоны.

К примеру, в некоторых штатах США, таких как Делавэр, проще открыть офшорную компанию.

И ни для кого не секрет, что Лондонский Сити обслуживает владения Британской короны, к которым относятся Нормандские острова, остров Мэн и другие территории, которые пропускают триллионы офшорных долларов.

Это небольшие, часто островные государства, которые Николас Шэксон называет "офшорными колониями".

"Там не хватает опытных и грамотных специалистов. Люди в этих странах мыслят следующим образом: "Мы лучше будем делать так, как нам говорят бухгалтеры и юристы. Они ведь лучше понимают, что лучше для нашего острова"", - объясняет эксперт.

Но как же офшорные зоны себя определяют сами?

Они утверждают, что банки в офшорных зонах не сидят на деньгах - компании просто реинвестируют средства. К тому же, говорят они, если бы не было офшорных зон, не существовало бы и ограничений в отношении налоговых ставок, которые могут взиматься государством.

Офшорные финансовые центры уверяют, что просто перераспределяют деньги по всему миру, а правила, введенные за последние десять лет, делают невозможными какие бы то ни было налоговые махинации.

Смешивать в кучу все офшорные зоны, конечно, нельзя. Некоторые из них действительно хорошо регулируются. На другом конце спектра - пример скандально известного расследования о Панамских офшорах, результаты которого были опубликованы в прошлом году.

При этом министр финансов Бермудских островов Боб Ричардс в интервью Би-би-си выступил в защиту финансовых услуг, которые оказывают на островах. В качестве аргументов он привел то, что такая налоговая система существует уже больше 100 лет и что если страна теряет на налоговых сборах, она должна создать для себя более подходящую систему.

По его словам, Бермуды подписали международные соглашения, которые позволяют быстро обмениваться налоговой информацией между странами, поэтому страна не может считаться "налоговой гаванью" для отмывания денег.

Это же в 2009 году, в разгар мирового финансового кризиса, подтвердила и компания-регистратор Appleby, которая теперь оказалась замешана в офшорном скандале.

Компания заявила, что "не существует никаких доказательств того, что деятельность офшоров привела к финансовому кризису".

Как утверждала Appleby, офшоры не были "ни источником, ни получателем нелегальной прибыли", они, напротив, "помогали людям, ставшим жертвами преступлений, коррупции или преследований, защищая их от продажных правительств".

Во время последней утечки компания заявила следующее: "По всему видно, что никаких очевидных нарушений со стороны Appleby не было".

С точки зрения офшоров, все, что они делают - не секретно, а приватно. Однако, с этим не согласен Джерард Райл из Международного консорциума журналистов-расследователей, который исследовал слитые финансовые документы, известные как "Райское досье".

"Единственное, что могут предложить офшоры, - это секретность. Как только их разоблачают, они больше не могут работать, - говорит журналист. - Когда никто не знает, что именно ты делаешь, гораздо выше вероятность, что ты делаешь что-то незаконное".

Называть это можно как угодно, но искоренить возможные махинации практически невозможно, так как офшорные фирмы остаются неуловимыми.

Можно начать с одной компании или человека и бесконечно скакать из зоны в зону, от фирмы к фирме, откопать целую кучу имен и документов, которые в итоге ни к кому и никуда не приведут.

Порочный круг

Вы наверное думаете, неужели все эти громкие утечки документов ничего не изменят?

Давайте вернемся в апрель 2016 года. Только что был обнародован "Панамский архив". Премьер-министр Исландии Сигмюндюр Гюннлейгссон подал в отставку после того, как стало известно, что ему и его жене принадлежит офшорная компания.

Тысячи людей выступили с протестами в Рейкьявике, чтобы показать, как их разозлили собственные политики.

По некоторым оценкам, в протестах участвовало 6% населения страны. Это как если бы в США на улицы вышли 19 млн человек.

А теперь перенесемся в город Электросталь, который в двух часах езды от Москвы. Там местная жительница по имени Надежда с горячностью доказывала репортеру Би-би-си Стиву Розенбергу, что "все эти "расследования" - бессмысленная трата времени и денег".

"Мы знаем, зачем вам это нужно. Вы хотите извалять в грязи доброе имя Путина", - говорила она.

Другими словами, все зависит от того, в какой части мира вы находитесь.

Правообладатель иллюстрации Ragnar Hansson
Image caption Исландский футболист Рагнар Ханссон на фоне толпы протестующих в Рейкьявике

На Западе людям важно понять, как далеко могут зайти состоятельные частные клиенты банков и транснациональные корпорации.

Действительно ли им можно использовать лазейки, чтобы сохранить свои деньги? Или эти деньги все-таки должны идти правительствам, чтобы те тратили их на нужды граждан?

По правде говоря, правительства самостоятельно, без использования утекших документов, пытаются отслеживать скрытые финансовые потоки со времен общемирового экономического спада 2008 года. Однако, как правило, говорят они больше, чем делают.

Добиться полной секретности становится все сложнее, выше становится прозрачность всех процессов. Расширились так называемые соглашения об автоматическом обмене информацией, которые обязывают транснациональные корпорации отчитываться о своей работе в каждой стране. В то же время, увеличились государственные реестры компаний.

Даже Россия внесла закон, обязывающий раскрывать офшорные активы. И что в результате? С тех пор, как три года назад закон вступил в силу, десятки богатейших россиян уехали из России, чтобы избежать его.

Существуют также и черные списки офшорных зон. Но, по словам Николаса Шэксона, крупные игроки не допустят того, чтобы их операции проходили через такие зоны, так что эти меры позволят поймать только мелкую рыбешку.

Он говорит, что офшорные компании "откалибруются" заново: "Как только законодательство изменится, вся экосистема будет скорректирована, и деньги перейдут в новые места".

Владельцы активов подстроятся под новые условия. Можно, например, вложиться в бриллианты или предметы искусства. А можно просто переехать туда, где ниже налоговые сборы.

Однако возникает порочный круг. Правительства готовы принять меры, чтобы разрушить офшорные схемы. В то же время, как показывают утечки, сами члены правительства участвуют в этих схемах.

И это единственное, о чем можно говорить определенно: если богачи не платят налоги, эти деньги должны быть компенсированы из каких-то иных источников.

Кому-то это может показаться ненормальным, но, как сказал Чеширский кот, мы тут все не в своем уме.

"Райское досье" - это огромный архив документов, которые "утекли" в основном из офшорной юридической фирмы Appleby. Туда входят также корпоративные реестры в 19 налоговых юрисдикциях, в которых раскрываются финансовые отношения политиков, знаменитостей, корпоративных гигантов и бизнес-лидеров.

Досье из 13,4 миллиона записей было передано немецкой газете Süddeutsche Zeitung, а затем в Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ). Би-би-си выступила партнером в глобальном расследовании, в котором приняли участие около 100 других СМИ в 67 странах, включая газету The Guardian. Би-би-си не владеет данными о том, кто стал источником утечки.

Новости по теме