"Все могут короли": герцог Бэкингем и любовные утехи Карла I

Часть вторая, или потомки казненной Марии

Сердце с короной Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Сердечные дела британских монархов - дело запутанное

В первой части рассказа об амурных делах британских монархов мы коснулись эпохи Средневековья. На сей раз перенесемся во времена правления Стюартов, а именно первого из Стюартов Якова VI Шотландского, ставшего Яковом I Английским.

Стоит с самого начала оговориться, что альковные дела монархов пятисотлетней давности относятся к области догадок, слухов и предположений и не являются непреложной истиной.

По поводу наследника Елизаветы I слухи ходили самые разные. Он отличался довольно мягким характером, и народ про него шутил, что на смену "королю Елизавете" пришел "королева Яков".

Яков, разумеется, был женат - на датской принцессе Анне, которая родила ему троих детей, - что, однако, совсем не означает, что у короля не было интимных друзей того же пола.

Современники приписывали ему троих:

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Мэри Стюарт с сыном, будущим королем Яковом I. На самом деле в таком возрасте Мэри сына уже не увидела: ей пришлось бежать из Шотландии и просить убежища в Англии, что для нее лично закончилось очень печально, но привело Стюартов на английский престол
  • Эсме Стюарт, первый герцог Леннокский
  • Роберт Карр, первый граф Сомерсетский
  • Джордж Вильерс, первый герцог Бэкингемский.
Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption У Якова I было несколько фаворитов. Точно сказать, в какой степени интимности находились их отношения, сложно, но современники не сомневались. Портрет работы Пола ван Сомера

Любимец двух королей

Этот последний персонаж заслуживает особого внимания.

Во-первых, он умудрился быть фаворитом и отца, и сына: после смерти Якова I он стал одним из ближайших соратников и советников и Карла I.

Во-вторых, именно его Александр Дюма увековечил в "Трех мушкетерах".

И в-третьих, был ли он физически близок с Яковом, или все-таки нет, мы так и не знаем, но переписка между ними была довольно-таки любопытной.

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Джордж Вильерс, 1-й герцог Бэкингем с женой и детьми. Групповой портрет кисти Геррита ван Хонтхорста

В 1623 году Яков написал своему фавориту письмо, в котором был следующий пассаж: "Господь, благослови тебя, мой милый ребенок и жена моя, и пусть он сделает так, чтобы ты всегда был утешением своему дорогому отцу и мужу".

А вот и ответ герцога: "Разумеется, я люблю вашу душу, равной которой не сыскать во всем мире. Я жажду жить только ради вас. Я буду жить и умру как тот, кто вас любит".

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Это и есть дворец Апеторп, в котором в ходе реставрации обнаружили потайной ход между спальнями Бэкингема и Якова I. Но что между ними было на самом деле, мы все равно достоверно не знаем

Кто его знает, что на самом деле связывало этих двух людей, короля и герцога. В конце концов, вполне может быть, что эпистолярный жанр XVII века допускал такие цветистые выражения даже в том случае, если речь шла исключительно о крепкой мужской дружбе.

Правда, в ходе недавней реставрации дворца Апеторп в Нортгемптоншире (Апеторп был любимой резиденцией Якова I) был найден скрытый коридор, соединявший спальни короля и Бэкингема.

Через много лет герцог писал королю, явно вспоминая какие-то давние события: "И я не знаю, любите ли вы меня сегодня больше, чем в то время, которое я никогда не забуду, когда изголовье не разделяло хозяина и его верного пса".

В общем, делайте выводы, но историки к согласию пока что так и не пришли.

Карл II, или под одеждой все женщины одинаковы

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption А вот и Карл II. Сразу видно, что человек радовался жизни. Сам о себе он говорил: "Я всегда восхищался добродетелью, но у меня она никогда не получалась". Портрет работы Джона Майкла Райта

20 января 1674 года Джон Уилмот, граф Рочестер в панике покинул двор короля Карла II, поскольку по ошибке вручил монарху стихотворный памфлет, который начинался следующими строками:

Весь христианский мир прекрасно знает,

Что в Аглицком саду произрастает

Большая клумба девушек в цвету,

И наш король на клумбе той в поту

Усердно трудится: не мир и не война,

Не слава, не престиж и не казна

Ум короля не станут занимать

В постелях лишь он может побеждать...

Что лишний раз подтвердило, что короли на правду все-таки обижаются.

Люси Уолтер, илиа мог бы и жениться!

Правообладатель иллюстрации Hulton Archive
Image caption Герцог Монмутский, первый, но, к сожалению, незаконный сын Карла II. А вот если бы Карл на его матери женился, или хотя бы попросил парламент его узаконить, то многих неприятностей удалось бы избежать

Британии удалось бы избежать большого количества дальнейших неприятностей, как то:

  • войн;
  • зачистки горских кланов в Шотландии;
  • приглашения на престол дальних родственников правящей династии, чье главное достоинство заключалось в том, что они были протестантами;
  • парочки конституционных кризисов;
  • и прочих мелких и крупных проблем...

...если бы только Карл II женился на своей первой (ну ладно, одной из первых) любовнице, или хотя бы соврал, что он это сделал.

Все эти напасти свалились на страну по одной единственной причине: у Карла не было законных наследников.

Люси Уолтер родила ему сына, которого впоследствии сделали герцогом Монмутским, и если бы только король был женат на его матери, или хотя бы попросил парламент признать его законным ребенком, то католик Джеймс (будущий король Яков II) так до престола бы и не добрался.

Почему сам Карл никогда не признал герцога законным и не захотел просить за него парламент, мы так, наверное, и не узнаем, но он всегда поддерживал кандидатуру брата.

Есть мнение, что после того, как его отец сложил голову (в самом прямом смысле) как раз по решению парламента, король не хотел попадать в моральную зависимость от депутатов.

У герцога Монмутского и многих протестантов была другая точка зрения, так что очередного конфликта было не избежать.

Барбара Вильерс, графиня Кастлмейн, герцогиня Кливленд, или вас много, а я одна

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Барбара Вильерс, графиня Кастлмейн и 1-ая герцогиня Кливленд. Самая известная и самая долгая страсть Карла II. Фрагмент портрета Анри Гаскара. Формы действительно пышные

Барбара Вильерс могла с чистой совестью противопоставить себя всем остальным любовницам Карла. Она была внучатой племянницей того самого Бэкингема, фаворита двух королей, и, вполне возможно, что способности кровного родственника выходить сухим из воды придворных интриг передались ей по наследству.

Все современники, вне зависимости от того, нравилась ли им Барбара или нет, говорили в один голос, что она была самой красивой женщиной в лагере роялистов. (Тех, кто поддерживал сына казненного короля во время его изгнания).

Судьба наградила ее соблазнительными формами, пышной шапкой темных кудрей, глазами необычного фиалкового цвета, на которые лениво опускались тяжелые веки, белоснежной кожей и чувственными губами.

Всех этих достоинств, однако, было недостаточно для того, чтобы найти богатого мужа, поскольку Барбара была бесприданницей. В результате она нашла себе не просто богатого, но и самого знатного и влиятельного любовника в королевстве - короля Карла.

Она была замужем за ни чем не примечательным Роджером Палмером, который, благодаря талантам жены, получил титул графа, но так и не стал отцом ни одного из ее детей.

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Жена Карла, Екатерина Брагансская была вынуждена играть при Барбаре вторую скрипку. Портрет работы Питера Лели

Нельзя сказать, что красавицу-графиню сильно любили. В конце концов, нрава она была превредного, и обладала большим влиянием, нежели законная жена Карла Екатерина Брагансская.

Вы только подумайте, она решила родить своего второго ребенка (отцом, разумеется, был король) во дворце Хэмптон-Корт, где как раз в это время король проводил медовый месяц с молодой женой.

Отношения Барбары с королем гораздо больше походили на отношения супругов, нежели любовников: они сходились, расходились, мирились и ссорились, и сумели сохранить отношения до самой смерти Карла. Меньше чем за неделю до кончины он провел веселый вечер в ее компании.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Принцесса Диана была прямым потомком главной самой знаменитой любовницы короля Карла II

И хотя графиня Кастлмейн понемногу вмешивалась в политику, гораздо больше ее занимало улучшение собственного благосостояния, ради чего она не стеснялась запускать свою изящную ручку в государственную казну.

Любопытно, что ее прямыми потомками были как Диана, жена принца Чарльза, так и Сара Фергюсон, жена герцога Йоркского, причем обе со своими мужьями развелись.

Нелл Гвин, или "Я - своя, протестантская шлюха!"

Карл недаром был излюбленным героем сатирических эпиграмм современников и потомков. Рассказ обо всех его любовницах мог бы вылиться в небольшую монографию страниц на 300-400.

И если графинь и герцогинь народ не слишком жаловал, то к актрисе Нелл Гвин относился, скорее, с симпатией.

Жизнь многих королевских любовниц известна с большей, или меньшей достоверностью хотя бы благодаря их благородному происхождению.

О Нелл же мы достоверно не знаем почти ничего.

Мы знаем, что

  • Она стала одной первых профессиональных актрис на английской сцене, где до совсем недавнего времени женские роли, как и во времена Шекспира, играли мужчины;
  • Она с равным успехом могла родиться и в Лондоне, и в Оксфорде и в Херефорде;
  • Ее матушка на 56-м году жизни свалилась в лондонскую канаву (была пьяна) и утонула;
  • Ее отец как-то вообще остался за кадром;
  • Нелл сумела пробиться на сцену, что в то время было совсем непросто, потому как хороших ролей для женщин не хватало;
  • Она завоевала популярность благодаря искрометному юмору и живости ума;
  • До короля ее любовниками были Чарльз Харт и Чарльз Сэквилл, поэтому короля она называла "Мой Чарльз третий".

Роман Нелл с королем вроде бы начался весной 1668 года. Они встретились в театре, причем Нелл не играла, а была в числе зрителей. Карл оказался в соседней ложе. Заметив актрису, он немедленно перестал обращать внимание на то, что происходит на сцене, и все представление с ней беззастенчиво флиртовал.

По окончании пьесы Карл пригласил Нелл, сопровождавшего ее герцога Бэкингемского, и своего брата поужинать вместе. Ужин закончился тем, что ни у одного из мужчин с собой не оказалось денег. Платить пришлось актрисе, которая, пародируя короля, воскликнула: "Господи, да это самая плохая (бедная) компания, с которой мне приходилось есть!"

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption А вот и Луиза де Керуайль. Согласитесь, что определенный типаж прослеживается. Портрет работы Питера Лели

Однажды толпа лондонцев набросилась на ее карету, думая, что в ней едет другая любовница короля, француженка Луиза де Керуайль. Кучер и лакеи испугались, а Нелл храбро высунулась из окна экипажа и прокричала толпе: "Ребята, вы ошиблись, я - своя, протестантская шлюха!"

Толпа пришла в восторг, и актриса поехала дальше (Луиза де Керуайль, герцогиня Портсмутская, еще одна любовница короля в то время, была католичкой).

Нелл Гвин родила королю двух сыновей. Перед смертью Карл сказал: "Не дайте бедняжке Нелл умереть с голоду". Похоже, что любвеобильный король все-таки относился к ней не просто так.

Более заметных любовниц в жизни Карла II было 11. Точное число малозаметных, одноразовых или случайных, мы, скорее всего, никогда не узнаем. В конце концов, предпоследний Стюарт не заморачивался социальным статусом любовницы, ему было вполне достаточно смазливого личика и хорошей фигуры.

Бледная тень блестящего брата

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption А вот и Яков II. Хоть и родной брат Карла, но вел себя гораздо скромнее. Трон, парвда, все равно потерял

Если король Карл II говорил, что "Я всегда восхищался добродетелью, но у меня она никогда не получалась", то его брат, впоследствии ставший королем Яковом II, умудрившийся потерять престол и умереть в изгнании, вел жизнь довольно скромную.

Только две любовницы

Причем вкусы у него отличались от общепринятых. В XVII веке в Англии высоко ценились пышные брюнетки с округлыми формами в стиле моделей Рубенса. Яков же предпочитал тоненьких, совсем молоденьких девушек, которых в мужской одежде можно было легко принять за мальчика.

Карл как то сказал, что "у Якова такие уродливые любовницы, что, можно подумать, что он с ними спит для искупления грехов". Яков, в отличие от Карла, был католиком.

Первой любовницей будущего короля была Арабелла Черчилль, прямым потомком которой был один из самых известных британских премьеров.

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Арабелла Черчилль. Вроде и не красавица, а привлекла внимание короля. Родила всего семь детей: четырех - королевских, и троих - в законном браке

Про нее говорили, что ее вполне заурядная внешность искупалась прекрасным чувством юмора и острым умом.

Ни в чем особенно интересном либо скандальном Арабелла замечена не была и умудрилась прожить долгую и очень плодотворную (в прямом смысле слова) жизнь.

Сначала она родила четырех внебрачных детей королю, а потом благополучно вышла замуж и родила еще троих своему мужу Чарльзу Годфри, с которым прожила в любви и согласии больше 40 лет.

Вторая - Кэтрин Сэдли, графиня Дорчестер, отчасти была практически клоном Арабеллы.

Умна и язвительна

Правообладатель иллюстрации National Portrait Gallery
Image caption Кэтрин Сэдли. Конечно, не красавица, но остроту языка сохранила на всю жизнь. Портрет Питера Кросса

Современники отмечали, что красавицей она не была, но ее точно также выручали чувство юмора и умение вести умный разговор.

Кэтрин была фрейлиной второй жены Якова Марии Моденской. Тут-то король ее и приметил.

Новая королевская фаворитка от свалившихся на нее милостей пребывала в полном недоумении: "Вряд ли его привлекла моя красота, потому что ее у меня нет. И вряд ли мой ум, поскольку у него самого не хватает мозгов, чтобы понять, что он у меня есть".

Надо отметить, что язвительность не покидала ее до конца дней. После того, как Якова вынудили отречься от престола, и на престол взошла его дочь Мэри вместе со своим мужем Вильгельмом (Уильямом) Оранским, новоявленная королева отказалась даровать Кэтрин аудиенцию.

На это графиня поинтересовалась, почему Мэри, которая нарушила заповедь о почитании своего отца, считает себя лучше, чем она, Кэтрин, хотя она только нарушила заповедь о прелюбодеянии.

Правообладатель иллюстрации Hulton Archive
Image caption Король Георг I едет по улицам Лондона. Рисунок того времени. Он был первым королем новой Ганноверской династии

Когда на престол взошел Георг I, то Кэтрин в один прекрасный день столкнулась при дворе с Луизой де Керуайль, любовницей Карла I и Элизабет Гамильтон, любовницей Вильгельма III. Обозрев других дам, она воскликнула: "Ну, кто бы мог подумать, что мы, три шлюхи трех королей, здесь встретимся!"

А во время коронации Георга в 1714 году, когда архиепископ Кентерберийский задал ритуальный вопрос, готовы ли все собравшиеся принять своего нового короля, Кэтрин демонстративно оглядела всех стоящих в карауле солдат и поинтересовалась: "Неужели этот старый дурень всерьез полагает, что кто-то скажет "нет"?

Одним из ее прямых потомков стал знаменитый ученый и автор теории эволюции Чарльз Дарвин.

После Якова Стюартам пришлось проститься с британским троном, и престол заняли Ганноверы. Пришли другие времена, другие нравы и совсем другие истории.