Федор Бондарчук: "Путина поддерживал и буду поддерживать"

  • 19 ноября 2017
Media playback is unsupported on your device
Оксимирон или Гнойный? Блиц с Федором Бондарчуком

Режиссер Федор Бондарчук побеседовал с Би-би-си о скандале вокруг сериала "Спящие", предстоящих президентских выборах и цензуре в искусстве.

В интервью корреспонденту Русской службы Би-би-си Анастасии Голубевой он также поделился своими мыслями об аресте Кирилла Серебренникова и президентских амбициях Алексея Навального и Ксении Собчак.

Би-би-си: Одна из ваших последних работ - сериал "Спящие". Он вызвал большой скандал и обсуждение. Скажите, откуда вообще взялась такая идея сериала?

Федор Бондарчук: Заказа "Первого канала" на "Спящих не было", был автор - Сергей Минаев, с которым я делаю уже четвертую работу: два "Духless", "Селфи" с Костей Хабенским и вот это. Если говорить про телевидение, то это наш первый проект, и именно Минаев принес заявку.

Мы сделали пилот и заинтересовали "Первый канал" сериалом. В идее - три сезона, но об этом пока рано говорить.

И сразу же появился Юра Быков. Он не комментирует - из-за того что произошло и после всей этой истории с его заявлениями и извинениями. И это его право. Я наверное мог бы сказать, что он принимал участие и в написании сценария и так далее, но говорить это за него мне неловко.

(Юрий Быков извинился перед зрителями за то, что снял сериал "Спящие", и заявил, что закончит свою карьеру режиссера. После выхода сериала создателей обвинили в выполнении заказа и пропаганде из-за того, что в фильме в невыгодном свете показаны оппозиционные активисты и журналисты. - Би-би-си)

Что касается Минаева - это его текст. Это его - я бы не употреблял слово "подслушанные" - это его услышанные разговоры. Людей, про которых он писал, он прекрасно знает. Более того, это люди, которые с ним работают и коммуницируют.

Со "Спящими" я ничего подобного не видел на телевизионном пространстве - ни один сериал не вызывал таких агрессивных споров. Но очень много и здоровых высказываний.

С одной стороны - что никогда на "Первом канале" не звучали те или иные фразы о коррупции или крышах силовых ведомств; о технологиях доставки контента, о работе с контентом - это все те приметы сегодняшнего времени, которые я не скажу, что часто вижу на федеральных каналах. Это с одной стороны.

С другой стороны были попытки у других каналов, не буду называть их, они любят снимать триллеры не 100% политические, но связанные с силовыми ведомствами. Они снимают такие сериалы, и они проходят незамеченными.

Вот ничего подобного [со "Спящими"] я в своей жизни не видел. Общество разделилось на две части, и начали рубиться. В принципе, я как продюсер этого и хотел.

Ко мне есть две претензии, на которые я постоянно отвечаю - заказуха и агитка. Под слово агитка можно все, что угодно, подставить, и это будет называться агиткой. Я это понимаю и не буду даже комментировать. А про заказ я уже рассказал.

Еще по поводу карикатурности, или кого как показывают. Канал выбирает и утверждает трех главных артистов, как и мы, продюсеры.

Дальше - у нас есть самостоятельный художник. Именно поэтому мы Быкову и предложили снять сериал. Он несет ответственность и достаточно высокую, так как он автор. Поэтому дальше выбор этих масок, образов и палитры красок, которыми пользуется режиссер - это, конечно, ответственность Быкова. Режиссеру была предоставлена свобода.

Будем ли мы делать продолжение? Да, будем.

Би-би-си: А кто режиссером станет, известно?

Ф.Б.: Ну, я предложил снова Быкову.

Би-би-си: Но он же сказал, что больше не будет ничего снимать?

Ф.Б.: Пока не сказал.

Би-би-си: То есть вы довольны продуктом и тем взрывом, который он произвел?

Ф.Б.: Ну, что значит доволен… Я говорил уже о трезвых комментариях и разборах. Недоволен какими-то прямыми оскорблениями, но, наверное, это приметы сегодняшнего дня. Но я битый, наверное, посильней, чем Юра [Быков]. Мне и перед ним как-то… Хотя я понимаю то психологическое состояние, в котором он оказался.

Би-би-си: Из-за этого скандала во втором сезоне будете что-то смягчать, убирать?

Ф.Б.: Смягчать не будем, но у нас будет интересная тема - тема объединения. Она будет важной во втором сезоне. Объединение разных людей с разной политической позицией.

Би-би-си: А в вашей личной картине мирато, что происходит в сериале, в настоящей жизни происходит именно так?

Ф.Б.: Ну это не документальное произведение. Это художественное произведение с законами мейнстрима - почему он сделан так, а не по-другому.

Би-би-си: Но вы согласны или нет с той идеей, что есть какие-то западные силы, которые пытаются…

Ф.Б.: Я в размышлениях, я вам не отвечу. Это мой путь, и мой поиск ответов на вопросы. Я не знаю.

Би-би-си: Вы сказали, что довольнытем скандалом, который случился из-за "Спящих". Но вот "Матильде" он, по-моему, наоборот, помешал - не было рекламы на телевидении, мало наружной рекламы. Не опасаетесь ли чего-то похожего?

Ф.Б.: Ну, что значит опасаюсь. Я призывал остановить известного депутата от безграничных попыток закрыть возможность зрителям посмотреть картину и навредить создателям и владельцам кинотеатров. В этом есть перебор.

Правообладатель иллюстрации TASS
Image caption Скандал вокруг "Матильды" начал развиваться еще задолго до выхода кинофильма на экраны

Но благо, как я понимаю, что все высказались по этому поводу. На мой взгляд, высказались с небольшим опозданием, но высказались.

Любые попытки угрожать, поджечь кинотеатр...Это надо жестко наказывать и искать, откуда это все пошло. Мы-то просвещенная страна, а это какие-то мрачные времена.

Би-би-си: Не стала ли вся эта история неким звоночком культурным деятелям о том, что есть все-таки в России запретные темы, пускай не в политическом, а общественном смысле?

Ф.Б.: Как только будет картина, которой не дадут прокатное удостоверение, вот тогда я буду говорить о запретных темах. Когда кто-то из художников, или из Фонда кино, или из каналов, или министерства культуры скажет, что эту фразу надо вырезать, потому что она не проходит по идеологическим соображениям…

Пока я этого не вижу. Я вижу, с одной стороны, государство, которое защищает свои территории разные - Великая отечественная война, история, сегодняшний день и так далее. Это может быть все, что угодно, и страна имеет на это право. А с другой стороны - художник, который защищает свое право на политическое высказывание. А пока я не могу привести вам пример, что та или иная картина была запрещена.

Хотя я не большой знаток по поводу того, что происходит в театре, как у них устроен мир выпуска спектаклей. У нас в индустрии все просто - выдали прокатное удостоверение или не выдали. Выдали - все. Примеров того, что кому-то не выдали прокатное удостоверение, у меня нет.

Би-би-си: А как же история с тем, что Мединский отчитал режиссера Брусникина за голого актера в постановке? Это ли не вмешательство? [Министр культуры Владимир Мединский заявил, что голый актер на сцене означает, что "режиссеру нечего показать", и попросил объяснить директора школы МХАТ, "чему там детей учат" - Би-би-си].

Ф.Б.: Я могу комментировать то, что я знаю. Я слышал про эту историю, но я не знаю точно.

Я привожу в пример 1985 год - мое время во ВГИКе - когда Александр Баширов вышел на актерском показе у режиссера факультета абсолютно голый. Я там присутствовал, потому что стоял на световой пушке и должен был в определенное время по знаку Баширова его представить публике.

Крики, возгласы были большие. Но нас пожурили тогда. Сказали: "Надо хотя бы предупреждать. Тут же взрослые люди". Это был 85-й год, и ничего нам не было за это.

Би-би-си: Хорошо, 1917год в кино. Много чего было снято. Вы сыграли в сериале "Демоны революции". Расскажите, какая доля из того, что снималось про революцию, была госзаказом? Диктовало ли государство какой-то идеологический посыл про революцию?

Ф.Б.: Я не продюсер этого сериала, но я знаю компанию Non Sop Production Александра Роднянского и Сергея Мелькумова, которые сделали "Демона революции". Заказ - да. Это все-таки деньги канала ["Россия-1"]. Я не продюсер, мне никто ничего не диктовал.

Пропустить революцию, которая к чертовой матери все перевернула в моей стране, пройти мимо этого события, наверное, было бы неправильно. Про [марксиста Александра] Парвуса никто не знал и не слыхивал. Поэтому если говорить об оригинальности сюжета или замысла и о желании художника рассказать про этого исторического персонажа, я абсолютно понимаю задумку.

Би-би-си: А если бы вы делали кино про 1917 год, какое бы оно было?

Ф.Б.: Мое идеальное кино про революцию… Вы читали воспоминания Ходасевича? Это, конечно, предреволюционное время. Фантастически! Этот человек сидел в компании людей, которые чувствуют какое-то приближение… Люди, которые занимаются поэзией, музыкой, театром, интеллигенция, Питер, Москва - вот это мне интересно.

Би-би-си: Осталось четыре месяца до выборов президента. Уже появилась такая организация Putin Team. Вам уже предлагали туда вступить или стать доверенным лицом президента?

Ф.Б.: Пока не предлагали.

Би-би-си: А вы готовы президента Путина поддержать?

Ф.Б.: Мне не надо что-то предлагать. Я своей позиции поддержки Владимира Путина не менял. Как я Путина поддерживал, так я его и поддерживаю.

Би-би-си: А что думаете о выдвижении Ксении Собчак и Кати Гордон?

Ф.Б.: Катю Гордон не буду комментировать. А про Ксению Анатольевну - она, конечно, смелая девушка. Мы товариществуем многие годы и давно.

Ее обижают те люди, с которыми она общалась многие годы. Все так почему-то расстроились из-за этого, ну, многие. Это как раз, как со "Спящими", когда ты знаешь всех изнутри и со всеми общаешься, то удивительны многие вещи, которые они говорят. Мне это странно наблюдать.

Это ее решение, она часто может удивить смелыми решениями. Для меня и ее появления на Сахарова и Болотной были смелыми поступками.

Ей же приходится все время разбивать образ. Перейти от телевизионного шоу-бизнеса, плюс ведущей на "Дожде" в другое качество - это сложно.

Би-би-си: А за кампанией Навального следите?

Ф.Б.: Слежу.

Би-би-си: Как, по-вашему, он представляет сегодня какую-то политическую силу? Как вы его можете охарактеризовать?

Ф.Б.: Я все жду от него конкретных предложений по тому, что нужно сделать в стране. Борьба с коррупцией - это нужно, и я слежу за этим. Мне нравится смотреть не на одну сторону представления информации. Я смотрю и федеральные каналы, и "Дождь", и Telegram-каналы, и YouTube.

Если не брать коррупцию, то я все жду от него конкретных предложений по трансформации, развитию экономики, геополитики… Большой истории.

Би-би-си: Сейчас на культурном форуме прозвучали мнения о том, что нужно менять законодательство в отношении выделения государственных средств на культурные проекты. И это все в связи с делом Кирилла Серебренникова. Вы поддерживаете инициативу?

Ф.Б.: Слава богу, об этом заговорили. Об этом надо было говорить раньше. Потому что, как я понимаю, любая организация, которая столкнется с деньгами, выделенными на разнообразные творческие проекты, может столкнуться с такой же проблемой [как и Серебренников]. Насколько я понимаю, это 44-й федеральный закон 1993-1994 года, тогда совсем другая история была.

Би-би-си: Вы верите в невиновность Кирилла Серебренникова и его коллег?

Ф.Б.: Он мой друг, я тут необъективен. Я вообще не могу поверить. Я знаю его образ жизни, и для меня это личная, не буду говорить трагедия, но драма. Я очень тяжело это переживаю.

Новости по теме