Пресса Британии: Путин и Сирия - начало эндшпиля?

Британские газеты

В обзоре британских газет:

Сирия, Путин и Запад

Times в своей редакционной статье пишет, что будущее Сирии будет решено за столом переговоров, а не на поле боя, и Владимир Путин это прекрасно осознает.

Так что не удивительно, что, после того как он два года подряд бомбил сирийскую оппозицию и силы запрещенной экстремистской группировки "Исламское государство", он выдвигает себя в качестве посредника.

Но для российского президента мирные переговоры - лишь другой способ продолжения войны, цель которой - сохранить у власти диктаторский режим Башара Асада, до сих пор занимающийся массовыми убийствами и арестами собственных граждан.

На этой неделе Путин публично обнял в Сочи президента Асада, который на несколько часов незаметно покинул Дамаск.

За встречей между "Мясником Дамаска" и его защитником последовал визит в Сочи президентов Турции и Ирана - Реджепа Тайипа Эрдогана и Хасана Роухани.

Это было похоже на собрание победителей. Совместно они заявили, что ни одна иностранная держава не имеет права вмешиваться в сирийский конфликт без разрешения президента Асада.

Под этим, очевидно, понимаются Соединенные Штаты, которые в этом году уже бомбили сирийскую военно-воздушную базу в ответ на применение сирийскими войсками химического оружия.

Все это похоже на переход в эндшпиль, при котором баланс сил находится в руках России.

С тех пор как в 2015 году президент Путин начал применять военную силу в Сирии, он обыгрывает Запад. Цель Кремля проста: он борется за сохранение статус-кво и за выживание своего верного ближневосточного союзника.

Цели Запада в Сирии гораздо более сложны. Запад хочет видеть в этой стране единое демократическое государство.

Сейчас перед Западом стоит выбор: с одной стороны, приоритетом должно быть сохранение единства Сирии - даже если это означает, что Башар Асад еще какое-то время останется у власти.

С другой, международное сообщество не должно безропотно соглашаться с сочинским консенсусом.

Мирные переговоры должны привести к переходному периоду, после которого в стране должны пройти истинно демократические выборы. Россия должна помочь этому процессу и принять его результаты.

Стратегической целью Запада, а также арабских стран, озабоченных стабильностью в регионе, должно оставаться смещение режима Асада и его замена на стабильное, открытое правительство, пишет Times.

Что решит сделать Ангела Меркель?

Financial Times публикует статью своего аналитика Филипа Стивенса, который пишет, что если верить заголовкам газет, то неспособность партии канцлера Ангелы Меркель создать коалиционное правительство с экономически либеральными "Свободными демократами" и левыми "Зелеными" погрузила страну в кризис.

Об этом никто ничего не сказал обеспеченным покупателям в берлинских магазинах. "Кризис? - спрашивают немцы. - Какой кризис?"

Однако для политического истеблишмента провал переговоров о создании коалиционного правительства оказался шоком, потому что любые возможные альтернативы - будь то правительство меньшинства или проведение новых выборов - казались немыслимыми.

Но, пишет Филип Стивенс, для Ангелы Меркель еще не все потеряно. У недовольных ее руководством членов ее собственной партии нет подходящего кандидата для замены.

Аналитики, которые еще недавно были полностью убеждены в успехе коалиционных переговоров, сейчас уверены, что страну ожидают новые выборы. Может быть, они снова ошибаются.

После последних выборов оппозиционная Социал-демократическая партия потерпела сокрушительное поражение и заявила, что не намерена вновь входить в коалицию с христианскими демократами. Но хотят ли при этом социал-демократы новых выборов?

Сама Меркель говорит, что не хочет возглавлять правительство меньшинства. Но ведь и она тоже может изменить свою точку зрения.

Германия не хочет ничего, что каким бы то ни было образом помешало ее теперешнему благосостоянию.

Да, Меркель похожа на политика, который исчерпал свою энергию и идеи. Но не очевидно, что это волнует избирателей.

"Это было правильно", - говорит Меркель о своем решение году пустить в страну волну сирийских беженцев в 2015. Но тут же добавляет: "Я обещаю больше никогда ничего подобного не делать".

И это противоречивое заявление довольно точно отражает настроение страны в целом, пишет Филип Стивенс в Financial Times.

Зарплаты британцев расти не будут

Газета "i" пишет, что британцев, судя по всему, ожидает еще одно десятилетие без повышения зарплат.

Авторитетный аналитический центр под названием Институт финансовых исследований (IFS) отмечает, что только что объявленный министром финансов проект бюджета подразумевает сокращение расходов на социальные нужды еще на 12 млрд фунтов стерлингов, а также сокращение всех государственных трат - за исключением расходов на здравоохранение.

Перечисляя довольно мрачные прогнозы по поводу будущего британской экономики в ближайшие годы, институт отмечает, что в 2021 году средняя годовая зарплата окажется на 1400 фунтов ниже, чем прогнозировали в 2016-м.

При этом - с поправкой на инфляцию - этот показатель будет все еще ниже, чем в 2008 году, до начала финансового кризиса.

IFS также считает, что к 2003 году госрасходы сократятся на 7%. Более того, по мнению исследователей института, уровень государственной задолженности снизится до уровня 2008 года лишь после 2060 года.

С этим анализом согласны и исследователи аналитического центра Resolution Foundation, которые считают, что уровень жизни британцев будет понижаться дольше, чем когда-либо с 1950-х годов.

До 50-х годов статистические данные по этому вопросу не собирались, уточняет газета "i".

Китайские нововведения в мире французских вин

"Что может быть более французским, чем виноградники в Бордо?" - пишет Times.

Однако ничего французского вы не увидите в названии одного из местных виноградников, купленного в этом году инвестором из Китая. Отныне он называется Chateau Lapin Imperial ("Имперский Кролик").

До этого виноградник в течение 300 лет назывался Chateau Larteau, а на этикетках производимого там вина изображался местный замок. Теперь же - как и следовало ожидать - на въезде в виноградник висит большая вывеска с изображением миловидного кролика.

Французские пуристы теперь волнуются, что китайские инвесторы могут полностью изменить имидж региона.

Chateau Lapin Imperial - один из четырех виноградников в Бордо, которым китайские инвесторы изменили названия, чтобы их продукция была бы более привлекательной для покупателей из Китая.

Chateau Senilhac в районе Medoc превратился в Chateau Antilope Tibetaine ("Тибетская антилопа"), а Chateau La Tour Saint-Pierre стал Chateau Lapin d'Or ("Золотой кролик"). Неподалеку Chateau Clos Bel-Air вскоре станет Chateau Grande Antilope ("Великая Антилопа").

Все четыре виноградника принадлежат китайскому инвестору Чи Тонгу.

Правда, как отмечает газета, в Бордо более 8000 виноградников, так что переименования Чи вряд ли можно назвать масштабными, но местные жители опасаются, что остальные инвесторы из Китая могут последовать его примеру.

За последние несколько лет китайские бизнесмены скупили примерно 40% выставленных на продажу французских виноградников, большинство из них в Бордо.

В этом году Китай импортировал из региона уже более 90 миллионов бутылок вина, что на 22% больше чем за тот же период в 2016 году.

Аналитики считают, что к 2020 году Китай станет вторым крупнейшим рынком вина в мире, отмечает Times.

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com

Новости по теме