Зачем России военные базы в Египте

  • 30 ноября 2017
Истребитель Су-35С во время второго отборочного этапа окружного конкурса среди военных летчиков "Авиадартс—2017" Правообладатель иллюстрации Yuri Smityuk/TASS

Россия обсуждает с Египтом соглашение, в рамках которого российская военная авиация сможет использовать египетские авиабазы.

Проект документа "О порядке использовании воздушного пространства и аэродромной инфраструктуры России и Египта", предусматривает, что египетская авиация тоже сможет использовать российские аэродромы.

Соглашение не распространяется на военные самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления, а также военные самолеты, перевозящие опасные грузы.

Предполагается, что участники соглашения, действие которого рассчитано на пять лет, будут ежегодно обмениваться перечнем аэродромов, которые можно будет использовать.

Для использования аэродромов одной из стран нужно будет подать запрос за пять дней.

Русская служба Би-би-си спросила у экспертов, зачем российским военным базы на территории Египта.

Александр Гольц, военный эксперт, шеф-редактор "Ежедневного журнала"

Не секрет, что значительная часть военной активности России носит не столько рациональный, сколько символический характер.

Одной из важнейших целей российской внешней политики является постоянное доказательство того, что она является великой державой, что она постоянно встает с колен. Опубликовано много работ о том, что главной движущей силой, мотором российской внешней политики является стремление к гордости.

С этой точки зрения [нужно воспринимать] и то, что в России всерьез восприняли предложение весьма неоднозначного суданского лидера о создании военной базы, и теперь опять-таки всерьез приступили к обсуждению создания военной базы на территории Египта, [и то, что] у нас уже две военных базы в Сирии.

Россия, таким образом, превращается или делает вид, что превращается, в важнейшего игрока на Ближнем Востоке.

Однако грустная правда заключается в том, что у России не так много кораблей, которые могли бы действовать в отрыве от своих российских баз и, грубо говоря, доплыть до Судана, Египта и Сирии. У России мало кораблей океанской зоны, и ясно, что в перспективе ближайших десяти лет их появится больше, но не настолько, чтобы этого было достаточно для действий в Индийском океане или в Средиземном море и так далее.

И тут возникает самый большой вопрос - ради чего эта проекция силы? Более-менее понятно, что у России нет больших интересов на Ближнем Востоке и в Средиземноморском регионе. Если только мы не ставим задачу военного противостояния силам Соединенных Штатов.

Вот если такая задача ставится, то да, Россия должна держать базу там, где проходят районы оперативного развертывания американского флота. Но если это так, то мы возвращаемся к модели военных взаимоотношений эпохи Советского Союза.

Виктор Мураховский, главный редактор журнала "Арсенал отечества", член экспертного совета коллегии военно-промышленной комиссии России:

Это важная новость в свете общей борьбы с терроризмом. Египет практически восстановил нормальное военно-техническое сотрудничество с Россией, закупает российское вооружение. Яркий пример и самый дорогой контракт - это два вертолетоносца. Плюс авиатехника и так далее.

Россия поддерживает руководство Египта, которое сталкивается с террористической угрозой на своей территории, недавний случай вообще ужасающий - гибель сотен человек.

Конечно, требуется взаимодействие между государствами и по военной линии, поскольку с терроризмом приходится бороться не только типовыми средствами спецслужб, но и с применением военной силы.

Угроза уже вышла на такой уровень, когда они [боевики] организуют вполне армейского типа террористические формирования. Мы видим [это] и на примере ИГИЛ, и на примере "Джебхат ан-Нусры", а сейчас и на примере таких террористических формирований в Египте, которые имеют свои склады боеприпасов и вооружения и организуют фактически военные операции по уничтожению мирных граждан.

Правообладатель иллюстрации Reuters

Россия в этом смысле, конечно, получила гигантский опыт во время операции в Сирии. И [если она сможет] использовать, например, авиабазы в Египте в качестве промежуточных аэродромов для логистики своей группировки или для помощи египетским вооруженным силам, это, на мой взгляд, весьма полезное взаимодействие.

Египет сможет использовать российские аэродромы, например, для подготовки пилотов или для вывода части авиации на аэродромы, которые находятся на территории Сирии для совместной борьбы с террористами.

Новости по теме