Каково это - жить с искусственным сердцем?

  • 9 декабря 2017
Джим Лински Правообладатель иллюстрации Greg Funnell/ British Heart Foundation
Image caption Джим Лински всегда носит с собой запасные батарейки, ведь от них в прямом смысле зависит его жизнь

50 лет назад знаменитый хирург Кристиан Барнард осуществил первую в мире успешную операцию по пересадке человеческого сердца. С тех пор такие операции стали обычным делом.

Сейчас в Великобритании в очереди на пересадку сердца стоит около 300 человек, и многим из них в качестве временной меры - пока не нашлось донорское сердце - ставят механический насос.

Этот насос называется вспомогательным устройством левого желудочка сердца (LVAD) и помогает поддерживать ток крови в организме.

Для многих эта временная мера растягивается на годы, и все это время они вынуждены полагаться на LVAD, работающий от батарейки. Каково это, жить с таким искусственным сердцем?

Студенту Джиму Лински LVAD вживили в 2015 году, когда ему было всего 19. Считается, что он стал самым молодым жителем Великобритании, которому установили это устройство.

На второй неделе жизни Джим и его сестра-двойняшка Грейс заболели менингитом. Девочка перенесла это вирусное заболевание без последствий, а вот у ее брата было сильно повреждено сердце.

Сейчас Лински, как и большинство пациентов с LVAD, включен в список на трансплантацию, но не считается первоочередником.

"Мне ни разу не предлагали пересадку, - говорит он. - И это очень странно, если учесть, что в списке у меня не так много "конкурентов", у которых был бы тот же рост, вес и возраст".

Правообладатель иллюстрации Greg Funnell/ British Heart Foundation
Image caption Джим Лински (на фото с сестрой и матерью) в детстве переболел менингитом, который дал осложнение на сердце

Лински продолжает учебу в университете Шеффилд Халлам и ведет независимый образ жизни вдали от дома.

Правда, он всегда носит с собой рюкзачок, провода от которого уходят прямо в тело.

Он хорошо понимает, как это выглядит со стороны, поэтому батарейки держит в кармане, а пульт управления - на поясе, чтобы все это не бросалось в глаза.

И еще он мечтает о том, чтобы вместе с друзьями ходить в спортзал или бассейн и не задумываться об этом.

Что такое вспомогательное устройство левого желудочка сердца?

Правообладатель иллюстрации Science Photo Library
  • LVAD - это своего рода искусственный сердечный насос
  • Устройством пользуются люди с тяжелой сердечной недостаточностью. Иногда его вживляют людям, ожидающим пересадки сердца
  • Обычно левый желудочек, одна из четырех камер сердца, закачивает кровь в аорту и далее гонит ее по всему телу
  • В случае тяжелой сердечной недостаточности сердце настолько ослаблено, что не справляется с этой работой
  • Тогда устройство помогает сердцу восстановить нормальный ток крови
  • Некоторым пациентам, ожидающим пересадки сердца, может понадобиться LVAD, если, по оценкам врачей, они не доживут до тех пор, пока не найдется подходящее донорское сердце

Источник: British Heart Foundation

Иногда он просыпается по ночам от жужжания устройства. Но когда Лински спит, батарейки подзаряжаются. На следующий день это дает им 8-10 часов работы.

"Особенно трудно принимать душ, потому что я не могу слишком сильно мочить ранку, - признается он. - Да и студенческий образ жизни поддерживать нелегко. Если в клубе что-нибудь прольешь на себя, приходится бежать домой. Страшно подумать, что будет, если тебя случайно толкнут или обольют. Так что жить с чем-то таким неестественным, особенно в свои лучшие молодые годы, очень непросто".

Правообладатель иллюстрации Calon Cardio
Image caption Конструкция насосов постоянно совершенствуется

Когда три года назад Лински только имплантировали LVAD, он весил всего 44 килограмма. Сейчас он набрал вес.

"Я чувствую себя сейчас намного лучше, чем когда у меня еще не было насоса. Мой организм стал функционировать более стабильно. Но иногда все равно возникают невероятные сложности", - признается он.

В октябре старый насос отказал, и Лински пришлось вставлять новый LVAD в больнице. Свой 22-ой день рождения он провел в коме.

И хотя он благодарен врачам за насос, который не дает ему умереть, Лински говорит, что, если бы ему пересадили полноценное сердце, это избавило бы его от многих страхов и ограничений.

Конечная терапия

У нынешних насосов есть свои минусы. Помимо торчащих прямо из тела проводов и необходимости носить с собой батарейки, пациенты не застрахованы от таких осложнений, как инфекции и кровотечения.

Кроме того, для некоторых людей, включая тех, кто, по мнению врачей, слишком слаб для трансплантации, LVAD является окончательным решением.

Image caption Профессор Стивен Уэстаби установил искусственное сердце Питеру Хаутону, который попал в Книгу рекордов Гиннеса

Одним из таких людей был психолог из Бирмингема Питер Хаутон. Он скончался в 2007 году, но успел попасть в Книгу рекордов Гиннеса как самый долгоживущий пациент с искусственным сердцем.

Хаутон активно работал, консультируя смертельно больных людей, когда у него самого начались проблемы с сердцем.

Когда через несколько лет он наконец попал на прием к кардиохирургу Стивену Уэстаби, Хаутон страдал от сильной одышки, у него была подагра, язвы по всему телу, и вообще, по его собственному признанию, "жить стало слишком больно".

Профессор Уэстаби счел, что для трансплантации Хаутон слишком болен и жить ему осталось считанные недели. Поэтому он предложил радикальную операцию по вживлению искусственного сердца. И Хаутон ухватился за этот шанс, который он потом называл лотерейным билетом.

В июне 2000 года ему вставили насос модели Jarvik. Хаутону пришлось носить с собой рюкзачок с батареями и контроллером. Кроме того, в черепе ему сделали миниатюрную розетку, провод от которой тянулся прямо к насосу.

С тех пор Питер Хаутон прожил еще семь лет, вместе с женой усыновил более 10 детей, совершил благотворительный поход протяженностью в 91 милю (почти 150 км) и посещал различные международные конференции, на которых неизменно выступал в поддержку LVAD.

Но его главная задача заключалась в том, чтобы сделать искусственное сердце "конечной терапией", после которой уже не требовалась бы трансплантация донорского органа.

Правообладатель иллюстрации PA
Image caption В череп Питера Хаутона был вставлен металлический разъем, провод от которого тянулся прямо к насосу
Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Jarvik 2000. Устройство такого типа носил Питер Хаутон

Что касается Джима Лински, то ему пересадка сердца, конечно, обеспечила бы более высокое качество жизни. Однако в ближайшие полгода его не станут включать в список первоочередников, поскольку ему совсем недавно пересадили новейший LVAD и, чтобы он как следует прижился, должно пройти время.

"Честно говоря, с этим насосом я был бы рад не ложиться под нож хирурга еще 10 лет, а потом, быть может, и подумал бы о трансплантации, - говорит он. - Но если до этого мне вдруг предложат пересадку, я вряд ли откажусь от такой возможности".

Новости по теме