Фридрих Паулюс: автор "Барбароссы" в золоченой клетке

  • 31 января 2018
Фридрих Паулюс на допросе после пленения, 31 января 1943 года Правообладатель иллюстрации Getty Images

75 лет назад, 31 января 1943 года, в Сталинграде войска советского Донского фронта Константина Рокоссовского взяли в плен командующего 6-й германской армией Фридриха Паулюса.

Грандиозное сражение фактически завершилось, последние очаги сопротивления окруженной группировки вермахта были ликвидированы два дня спустя.

С 21 июля по 18 декабря 1940 года, когда Гитлер утвердил план "Барбаросса" по нападению на СССР, Паулюс был его главным разработчиком.

Вильгельма Кейтеля, которого коллеги называли "почтальоном" за то, что он ничего не решал, а лишь оформлял волю фюрера в виде приказов, повесили в Нюрнберге. Последний комендант Берлина Гельмут Вейдлинг, занимавший эту должность неделю, получил в Советском Союзе 10 лет заключения и умер во Владимирской тюрьме.

Паулюс жил в плену в санаторных условиях, а в ГДР вообще на уровне члена политбюро. Но счастья ему это не принесло.

Одни не могли простить ему измены, другие службы Гитлеру. Он фактически потерял семью, был одинок и подавлен, и умер в возрасте 66 лет от той же болезни, что Владимир Ленин - тяжелого склероза мозговых сосудов, вызвавшего частичный паралич туловища.

Великий перелом

Слово "Сталинград" сделалось в русском языке нарицательным. Историки единодушно считают Сталинград переломным моментом борьбы на советско-германском фронте. До него исход войны мог вызывать сомнение, после него вермахт, несмотря на отдельные попытки контратаковать, неуклонно пятился.

В пиковые моменты с обеих сторон в битве участвовали свыше двух миллионов человек, две тысячи танков, 26 тысяч орудий, свыше двух тысяч самолетов.

Сталинград уникален также как единственное в истории войн сражение такого масштаба и продолжительности, проходившее не в поле, а в городской черте.

Безвозвратные советские потери составили, по официальным данным, 478 741 человек, Германии и ее союзников - примерно 304 тысячи человек.

После поражения Красной армии под Харьковом в мае 1942 года вермахт стал энергично развивать успех на южном направлении и 2 августа достиг пригородов Сталинграда.

23 августа начались затяжные уличные бои, переходившие в рукопашные. По свидетельствам очевидцев, зарево и неумолкающий грохот были видны и слышны за десятки километров.

После германского штурма 13 сентября в руках 62-й армии под командованием Василия Чуйкова на правом берегу Волги осталась лишь насквозь простреливаемая полоса земли. 15 октября немцам удалось выйти к реке и разрезать советскую группировку пополам.

Город был целиком разрушен. Погибли около 185 тысяч гражданских жителей, не успевших эвакуироваться и угодивших в мясорубку.

В дополнение к стратегическому значению судьба Сталинграда сделалась и для СССР, и для Германии вопросом престижа.

Операция "Уран"

План советского контрнаступления начал готовиться еще в сентябре. Большая часть относящихся к нему документов засекречена до сих пор.

Основную практическую работу провел полковник оперативного управления генштаба (в будущем генерал-лейтенант) Потапов.

Ряд идей принадлежал начальнику генштаба Александру Василевскому и командующим фронтами Константину Рокоссовскому, Николаю Ватутину и Андрею Еременко. Все они, за исключением погибшего в апреле 1944 года Ватутина, впоследствии стали маршалами. 13 ноября план был утвержден Сталиным.

Последнее немецкое наступление в городе датируется 11 ноября.

19 ноября после мощной артподготовки (эта дата отмечается в России как День ракетных войск и артиллерии) танковые корпуса Донского и Юго-Западного фронтов нанесли удар навстречу друг другу и спустя четыре дня замкнули кольцо окружения.

24 ноября Гитлер приказал Паулюсу на запад не прорываться, а ждать в Сталинграде деблокирования. 12-24 декабря такая попытка была предпринята, но завершилась ничем, хотя в критический момент 20 декабря наступавшим оставалось пройти до окруженных всего 35 км.

Немцы возлагали большие надежды на "воздушный мост", но люфтваффе с задачей не справились. Среднесуточная доставка грузов составила 94 тонны при минимальной потребности 500 тонн. При этом удалось эвакуировать порядка 42 тысяч раненых и больных.

Первоначальный советский замысел предусматривал наступление к Азовскому морю, чтобы отсечь германские силы не только в Сталинграде, но и на Северном Кавказе. Однако в последней декаде декабря командование окончательно решило не рисковать. Было это ошибкой или нет, военные историки дискутируют до сих пор.

10 января советские войска приступили к уничтожению окруженной в Сталинграде армии Паулюса, которое по плану должно было занять неделю, фактически же продолжалось 23 дня.

Попали в плен 91 545 немецких военнослужащих, в том числе 25 генералов.

Из-за голодного истощения и обморожения лишь около 20 тысяч оказались в состоянии работать, свыше 30 тысяч умерли в течение нескольких месяцев.

К их командующему судьба оказалась благосклоннее.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Советский пулеметный расчет: бои за каждый дом длились около четырех месяцев

Высшее звание Фридрих Паулюс получил за сутки до пленения. В радиограмме Гитлер не преминул указать, что с прусскими и германскими фельдмаршалами такого никогда не случалось, очевидно, прозрачно советуя новоиспеченному фельдмаршалу застрелиться.

Из-за отсутствия бритвы и горячей воды Паулюс, скрывавшийся со своими людьми в подвале разрушенного универмага, попытался перед встречей с победителями привести себя в порядок при помощи перочинного ножа. До конца жизни он с ужасом вспоминал этот опыт, а советские участники события дружно отмечали его неопрятный вид.

В русскоязычных источниках высокопоставленного пленника нередко именуют фон Паулюсом, по-видимому, в силу стереотипа: если немецкий генерал, то непременно фон-барон. Между тем он был сыном бухгалтера. Когда пленника доставили к командующему советской 64-й армией Михаилу Шумилову, и тот назвал его "фоном", Паулюс поправил, что дворянином не является.

Историки отмечают общие моменты в биографиях Паулюса и другого германского военачальника, Эрвина Роммеля. Они родились с разницей в один год, в Первую мировую воевали в чине капитана на одном и том же участке Западного фронта, оба пользовались расположением Гитлера как молодые генералы новой формации, не связанные с прусской военной кастой.

Но на этом сходство заканчивалось. Роммель, так же как Манштейн и Гудериан, умел отстаивать свое мнение, а в исключительных случаях поступать вопреки воле фюрера. Паулюс был известен дипломатичностью и уступчивостью.

Обратившись 22 ноября 1942 года в ставку с просьбой разрешить 6-й армии прорываться на запад, он не получал ответа двое суток, в течение которых мог начать действовать самостоятельно.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Советская пехота атакует

"Возможно, что смельчак Рейхенау [фельдмаршал Вальтер фон Рейхенау был предшественником Паулюса на посту командующего 6-й армией - прим. Би-би-си] пробился бы на запад и потом заявил фюреру: "Теперь можете меня судить". Но, знаете ли, к сожалению, я не Рейхенау", - сказал он офицерам своего штаба.

"Странный выбор для человека, который, как казалось, планировал в ближайшее время вырваться из окружения", - прокомментировал автор капитального труда о Сталинградской битве британский военный историк Энтони Бивор.

Зато выбор Паулюса, судя по письмам и дневникам, поддерживали большинство его подчиненных, предпочитавших ждать помощи извне, нежели идти в смертельную атаку по глубокому снегу.

31 января Шумилов, а затем Рокоссовский потребовали, чтобы Паулюс приказал остаткам своих войск сдаться. Тот отказался, сославшись на то, что находится в плену и его приказы больше не имеют силы.

Нацистские власти скрыли от граждан факт массового пленения немецких солдат. Трехдневный траур был объявлен в память о "воинах, погибших под Сталинградом". В присутствии фюрера состоялись символические похороны Паулюса, во время которых на крышке пустого гроба лежал не полученный им фельдмаршальский жезл.

Метаморфоза "Сатрапа"

В истории перехода Паулюса на сторону СССР много неясного. Он не оставил мемуаров, да и не мог бы написать в них правду. Мы никогда не узнаем, произошла ли в его душе мучительная переоценка ценностей, или он руководствовался житейской выгодой.

В оперативных документах НКВД Паулюс числился под кодовым именем "Сатрап".

На одном из первых допросов он заявил: "Я являюсь и останусь национал-социалистом. От меня никто не может ожидать, что я изменю свои взгляды, даже если мне будет грозить опасность провести в плену остаток моей жизни".

В сентябре 1943 года группа военнопленных во главе с бывшим подчиненным Паулюса, командиром 51-го корпуса 6-й армии Вальтером фон Зейдлицем, провела в "генеральском лагере" в подмосковном Красногорске учредительный съезд просоветского "Союза немецких офицеров".

17 пленных генералов, в том числе Паулюс, сделали письменное заявление: "То, что делают ставшие членами "Союза", является государственной изменой. Мы их больше не считаем нашими товарищами и решительно отмежевываемся от них".

Тем не менее нечто в поведении Паулюса, вероятно, указывало на то, что с ним можно работать. С самого начала обращение было чрезвычайно мягким.

На месяц уложили в госпиталь, где откармливали паровыми котлетами, красной икрой и фруктами. Потом отправили в вышеупомянутый лагерь в здании бывшего монастыря и выделили там отдельную комнату, позднее перевели на спецобъект в Ивановской области, где до войны располагался санаторий и VIP-заключенный свободно гулял по покрытой лесом обширной территории.

Советская разведка доставила Паулюсу письмо из Германии от жены. Подробности почти невероятной операции, так же как содержание письма, неизвестны.

Есть мнение, что сильное впечатление на Паулюса произвело покушение на Гитлера 21 июля 1944 года, и особенно участие в заговоре фельдмаршала Эрвина фон Вицлебена, с которым он дружил и считал для себя примером.

Наконец спустя полтора года Паулюс сделал то, чего от него хотели: 8 августа 1944 года выступил по вещавшему на Германию советскому радио с заявлением: "Германия должна устранить Адольфа Гитлера и установить новое государственное руководство, которое закончит войну и создаст условия, обеспечивающие нашему народу дальнейшее существование и восстановление мирных и дружественных отношений с нынешним противником".

Спустя четыре дня он вступил в "Союз немецких офицеров", затем в комитет "Свободная Германия", где доминировали коммунисты.

В отличие от Андрея Власова, Паулюсу не пришлось создавать вооруженные формирования из военнопленных для борьбы против собственной армии.

То, что он якобы читал лекции в советских военных академиях - тоже миф. В любом случае, учиться у проигравшего военачальника победителям было бы странно.

Нацисты посадили в тюрьму сына Паулюса, который воевал под Сталинградом в чине капитана, но в отличие от отца, в плен не попал. Жену с дочерью поместили под домашний арест.

В январе 1945 года они попросили об освобождении, но результат вышел обратный: гестапо вспомнило об их существовании и отправило в Дахау. Правда, быть там им пришлось недолго.

Побежденный получает все

На Нюрнбергском процессе Паулюс оказался не подсудимым, а свидетелем обвинения.

Его появление вызвало сенсацию, а у бывших коллег негодование. Кейтель, Йодль и в особенности Геринг перебивали Паулюса оскорбительными выкриками.

Излишне говорить, что по всем вопросам его показания целиком отражали позицию СССР.

После этого Паулюс стал официально считаться не военнопленным, а гостем Советского правительства. Его поселили на даче в Подмосковье, с личным врачом и поваром. В 1947 году он два месяца поправлял здоровье к Крыму.

До кончины жены в 1949 году они переписывались, но никогда больше не виделись.

После смерти Сталина Паулюсу разрешили уехать в ГДР. Примерно за месяц до этого он встретился с находившимся с визитом в Москве руководителем Восточной Германии Вальтером Ульбрихтом.

По одной версии, Паулюс побоялся жить в ФРГ, где отношение к нему было, мягко говоря, неоднозначным, по другой, его не спрашивали.

23 октября 1953 года он отбыл из Москвы на поезде, сделав заявление: "Я пришел к вам как враг, но покидаю как друг".

Ему предоставили двухэтажную виллу в пригороде Дрездена Оберлошвице рядом с рекой и лесом, прислугу, персональный автомобиль и право хранения личного оружия.

В документах Штази вилла фигурировала как "объект "Терраса", шофер Паулюса как "Лейпциг". Весь персонал работал на восточногерманскую госбезопасность, помещения прослушивались.

"Я служила у фельд­маршала в 1953-1955 годах, - рассказала СМИ в канун 70-летия Сталинградской битвы бывшая горничная Гертруда Штальски. - В мои обязанности, кроме уборки помещения, входило чтение почты и тайное фотографирование лиц, приходивших к "объекту" в гости. Каждый вечер я докладывала офицеру министерства госбезопасности о том, чем занимался хозяин дома. Телефон прослушивался, велась запись всех разговоров. Паулюсу не верили, что он мог перевоспитаться".

По данным немецкого историка Торстена Дитриха, Москва и Восточный Берлин какое-то время имели на него политические виды. Не исключался вариант объединения Германии по "австрийскому варианту" при условии ее демилитаризации и нейтралитета, и известного генерала планировалось использовать как объединяющую фигуру.

История сложилась по-другому, а единственное публичное выступление Паулюса - пресс-конференция для западных журналистов в начале 1954 года - оказалось неудачным. Прессу интересовали не взгляды Паулюса на текущую политику, а Сталинградская битва, и в особенности, почему он не покончил с собой.

Одиночество

В последние годы Паулюсу было нечем заняться и не с кем общаться.

Власти ГДР разрешили жившим в западногерманском Баден-Бадене детям повидать его. Дочь приехала, сын отказался, осуждая поведение отца.

Не считая нескольких выступлений перед курсантами дрезденской школы казарменной народной полиции (предтечи армии ГДР, официально созданной в 1956 году - прим. Би-би-си), бывший фельдмаршал почти не покидал виллы.

Из всех занятий в последние годы жизни больше всего любил разбирать и собирать пистолет. Кто-то в Штази предложил отобрать у него оружие - как бы не застрелился. Но высшее начальство решило, что если он не сделал этого в Сталинграде, то не сделает и теперь.

Заявлял, что "Россию никому не победить", и что "социализм - лучший строй для Германии: есть порядок, но людей при этом не травят газом".

Он никогда не называл себя бывшим фельдмаршалом, а исключительно "фельдмаршалом бывшего вермахта".

Фридрих Паулюс умер через 14 лет и один день после своего пленения в Сталинграде.

Новости по теме