"Босая и дикая": знакомство с княгиней Романофф

  • 16 января 2018
Media playback is unsupported on your device
#Londonблог побывал в гостях у русской княгини Ольги

"Осторожно, не ударьтесь головой и не наступите на собачью какашку. И ради Бога, не снимайте куртку, здесь холодно, как в Балтике!"

Ее Высочество княгиня Ольга Романова - хотя в Англии она "Romanoff", с двумя "f" на конце, - с трудом открывает массивную деревянную дверь Провендер-хауса - величественного особняка 13 века в Кенте, где она живет.

Княгиня Романова носит высокий титул, но поначалу кажется очень далекой от расхожего представления о принцессе.

За 67-летней княгиней по дому бегают две маленькие беспокойные собаки: такса Ронни и джек-рассел-терьер по имени... Джек.

Собаки не унимаются и выпрашивают у нее угощение, а княгиня осаживает их крепким словцом. Я еще не раз услышу от нее изобретательную брань.

Image caption Провендер-хаус - усадьба княгини Ольги Романовой - находится в 80 км от Лондона

Родившаяся в Британии внучка великой княгини Ксении Александровны Романовой - сестры Николая II - приходится российскому царю внучатой племянницей. Она требует, чтобы я обращался к ней просто по имени, без титулов. Одета княжна скорее как мелкая помещица.

"Я никогда не любила слишком наряжаться," - говорит Ольга, показывая на большой портрет на стене: 10-летняя княгиня запечатлена в прелестном белом платье.

"Я тогда не слезала с лошади, так что художник все это придумал сам - от наряда до фона как у Гейнсборо."

Бегство из России

Это, конечно, не единственная картина в княжеском доме - 700-летнем 30-комнатном особняке в графстве Кент, неподалеку от Фавершема. Дом полон картин, фотографий и сувениров, многие из которых относятся к наследию дома Романовых.

"Этот кинжал, - она достает из ножен старый кинжал и чуть не вонзает его в меня, - принадлежал моему прадеду, великому князю Александру Михайловичу". "А эти сундуки на корабле ее величества "Мальборо", когда остававшиеся в живых члены царской семьи бежали из России через Крым, слуги заполнили нашим серебром," - говорит она и вполголоса добавляет, что британский король Георг V мог бы спасти Романовых.

Потом княгиня показывает мне огромную коллекцию столовой посуды. Некоторые тарелки скромно украшены императорской эмблемой и голубой каймой. "Их специально сделали такими скромными, чтобы коммунисты не очень злились," - говорит она.

"Николай II и его семья ели с этих тарелок до убийства," - говорит она. Слово "убийство" княгиня произносит с настойчивостью, глядя мне в глаза и как будто ожидая спора о судьбе российской царской семьи. Я молчу.

Мы переходим из одной комнаты в другую - из XIII века в XVI: "По этому коридору я раньше каталась на роликах, но тут неровные доски, и это чертовски опасно".

Затем мы проходим в часть дома, построенную в XVII веке.

Image caption Самая старинная комната Провендер-хауса была построена еще в XIII веке

Здесь множество картин. На них - коронации и генералы, принцы и князья, а также несколько членов ее собственной семьи.

"Вот мама, а вот папа," - оба слова она произносит, растягивая последнюю гласную. Княгиня показывает на портрет молодого человека в военной форме. "Он родился в 1897 году, а здесь он только присоединился к своему полку. Через полгода началась Революция," - рассказывает княгиня Ольга.

Папа - это князь Андрей Александрович, старший сын великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении Александровны.

"Он был единственным из семерых детей моей бабушки, родившимся в частном имении ее брата Николая II, в Зимнем дворце," - говорит она с гордостью.

"Босая и дикая"

Я думаю про себя, что дворец, в котором мы стоим, наверное, тоже можно назвать зимним. Хотя холод можно объяснить и работой привидений - княгиня Ольга уверяет меня, что они давно живут в доме.

Как бы там ни было, мы стоим в перчатках и шарфах: чтобы сэкономить, княгиня Ольга платит за отопление только маленькой части огромного дома. Сам дом и его красивые сады сдаются для проведения свадеб и корпоративных мероприятий с чаепитиями и экскурсиями по дому, которые Ольга водит сама.

Image caption Князь Андрей Александрович Романов, отец Ольги, родился в Зимнем дворце и умер в Провендер-хаусе

Это один из источников ее дохода. Еще один - деньги от продажи недавно выпущенной книги мемуаров. Название книги - "Босая и дикая Романова" (A Wild and Barefoot Romanov) - отсылает читателя к истории о том, как в детстве Ольга через окно сбегала из-под надзора строгой гувернантки и отправлялась кататься на лошади.

Ей нужны деньги: старинный особняк - это воронка, в которую уходит вся прибыль. Особняк частично восстановлен, но работы еще много. На реставрацию Провендер-хауса княгиня потратила уже около двух миллионов фунтов (примерно 2,7 млн долларов). Часть денег предоставили благотворительные организации.

Семейные сокровища - яйца Фаберже и бесценные дневники членов царской семьи - уже давно проданы.

Наша экскурсия продолжается. Мы проходим мимо металлической таблички с надписью "Принцессой быть непросто". Слуги, наверное, сказали бы, что ухаживать за принцессой тяжелее, шутит княгиня.

Но каково это - быть русской княжной? Чувствует ли она себя русской? Или представительницей царской семьи?

Слова из детства

"Я не знаю, каково это - быть членом царской семьи. Я так выросла. Откуда мне знать? Это же просто я, я всегда такой была," - резко говорит она. Княгиню слишком часто об этом спрашивают.

"Когда я в России - чувствую себя русской. В Шотландии - шотландкой, а в Финляндии - финкой," - говорит она и продолжает перечислять страны.

"Я не говорю по-русски. Папаговорил на пяти языках, но меня ни одному не научил," - с разочарованием в голосе говорит княжна.

"Но когда у няни был выходной, он купал меня и укладывал спать, и тогда говорил со мной по-русски. Довольно бесполезные слова, например, "лапа". И он всегда называл меня "душка".

"Такие слова я знаю, а еще "да" и "нет". Очень полезно," - говорит она, не скрывая сарказма.

Image caption Джек - верный друг княгини Ольги Романовой - тоже обитает в Провендер-хаусе

Княгиня рассказывает, что когда приезжает в Россию - а это было несколько раз с тех пор, как она впервые туда приехала в 1998 году, чтобы присутствовать на захоронении останков Николая II, - то иногда узнает знакомые слова и вспоминает, что слышала их когда-то в детстве.

"Давайте пройдем в ту комнату, там топят. Иначе мне придется надеть шапку," - Ольга показывает на большую гостиную, наполненную "русскими" безделушками: матрешками, моделью храма Василия Блаженного.

Как-то я читал в новостях, что княгиня Ольга может стать британской принцессой. Королевская семья как раз искала подходящую партию для принца Чарльза.

"Это мне вообще не подходило. Для начала, это не та религия: нужно было быть англиканкой," - отвечает княгиня на мой вопрос.

Как оказалось, ее мать в ходе переговоров с британской короной несколько приукрасила жизнь и хобби юной тогда принцессы.

"Она сказала им, что я люблю теннис и скалинг (дисциплина в академической гребле - Би-би-си). Я в жизни ни разу по мячу не попала. Спрашиваю ее - "Что, черт возьми, такое скалинг?"

"Она говорит: это гребля. Но я никогда даже в лодке не сидела!" - энергично восклицает княгиня.

Новости по теме