Нападения на школы: опять виноват интернет?

  • 19 января 2018
Школьники за компьютерами Правообладатель иллюстрации DPA/TASS

После второго за неделю случая нападения на школу Роскомнадзор объявил, что будет блокировать группы "ВКонтакте", призывающие к насилию. По мнению властей, именно они провоцируют подростков на агрессивные действия.

О том, могут ли быть причиной агресии соцсети, Русская служба Би-би-си спросила психологов, социологов и антропологов.

Полина Колозариди, интернет-исследователь, координатор клуба любителей интернета и общества, научный сотрудник НИУ ВШЭ:

Сервисы социальных сетей как таковые не являются ни благом, ни злом. Но они являются подходящей формой для объединения и распространения информации и одновременно удобны для того, чтобы обнаруживать и контролировать эти объединения.

Это важно, потому что позволяет понять несколько вещей.

Во-первых, закрыть что-нибудь в интернете в некотором роде стало рефлекторным действием для властей. Это может быть действенно, так как жизнь современного человека сильно связана с информационным производством и обменом.

Во-вторых, чтобы понять, что в действительности происходит в социальных сетях, нужны обширные качественные и количественные исследования, которых в России не проводится сейчас. Редкие примеры (например, работы мониторинга актуального фольклора или центра исследований современного детства НИУ ВШЭ) показывают, что там ничего не устроено так просто. Поэтому мы толком ничего не знаем о том, что происходит в группах, где общаются подростки, даже несмотря на обилие открытой информации.

В-третьих, всем понятно, что интернет сам по себе ничего не порождает. Но моральная паника вокруг молодёжи и подростков в последние годы связывает любое событие с тем, что отличает подростков, даже визуально, от людей других поколений - они всё время со смартфоном. Взрослые решают, что дело в этом - это интернет как-то влияет на наших детей. Но конечно, технологии лишь оказывают поддержку или, наоборот, сопротивление тому, что делают люди.

Александра Яковлева, детский психолог:

Первая и главная причина - то, в какой семье растут дети, моменты воспитания, психологического климата в семье. Если ребенок в жизни встречает любовь, добро и свет, вряд ли он пойдет махать топором.

Агрессия не возникает вдруг. Это всегда ответ на что-то. Такие жуткие ее формы - это результат того, что психологический климат, в котором дети растут, оставляет желать лучшего. И не в конкретном городе или школе, а вообще в стране. Не уделяется внимания ни соцслужбам, ни психологическому сопровождению семей. Зато мы видим репрессивные меры, запреты.

Второе - это телевидение. Что любят смотреть подростки, что показывает ТВ? Акцент делается именно на насилие. Когда дети и взрослые год за годом видят насилие на экране, это блокирует эмпатию. Это делается в кино, чтобы усилить эффект, но люди теряют связь с реальностью, для них это становится "нормальным". Но, опять же, все идет из семьи. Если меня папа часто ремнем бьет, меня будет тянуть смотреть на насилие. А если мама нежно по голове гладит, и вдруг я увидел ролик про насилие, то он не побудит меня к активным действиям.

Правообладатель иллюстрации Maxim Kimerling/TASS
Image caption 15 января двое подростков напали на четвероклассников пермской школы 127 с ножами

Соцсети - это третий пункт. Но я бы их не запрещала. На любое действие всегда есть противодействие. Если потребность в таких вещах в обществе назрела, то запрещай - не запрещай, а оно все равно вылезет в другом месте, причем в болезненной форме.

Катерина Поливанова, директор Центра исследований современного детства ВШЭ:

Агрессия у подростков - это форма проявления их энергии. Если энергия в мирных целях не используется, то она так или иначе будет себя проявлять в виде агрессии или асоциального поведения. Если им некуда девать свой драйв, энергию, это будет выхлестывать. Пар нужно спускать.

Что касается социальных сетей, то трудно однозначно ответить. У меня есть очень сильные подозрения, что 20, 30, 40 лет назад такие события тоже случались, просто мы о них ничего не знаем. Не имея этой информации, говорить о том, что именно соцсети ответственны за такое поведение детей - просто непрофессионально. Зато очень удобно. Я боюсь, что те быстрые решения, которые сейчас принимаются - принимаются по принципу "делать то, что можно, а не то, что нужно".

Как ни ужасно это звучит, это издержки сегодняшнего дня, но не соцсетей - нашей социальной жизни в широком смысле. Почему люди дерутся, почему у нас алкоголизм, почему миллион разных родимых пятен? Школа, которая отчуждена от ребенка, люди, которые не симпатичны ребенку, но он вынужден им подчиняться, низкий социально-экономический статус, бедность, в конце концов. Я к сожалению не владею широким спектром информации, которая описывает эту ситуацию из общих соображений. Когда моим коллегам кажется, что все ясно, и они дают быстрые ответы, я стараюсь быть более аккуратной.

Александра Архипова, антрополог, участник исследовательской группы "Мониторинг актуального фольклора" при РАНХиГС:

В 70-е годы на волне вьетнамской войны, роста детской наркомании, разрушения сообществ соседей в США появился слух о том, что на Хэллоуин детям подсовывают в яблоки отравленные лезвия. Началась паника, в школах проводили работу, вызывали полицию. И дети несли толпой в школу яблоки с лезвиями. Но не было зафиксировано ни одного случая отравления.

Правообладатель иллюстрации Savostianov Sergei/TASS
Image caption В сентябре 2017 года школьник устроил стрельбу в школе в подмосковной Ивантеевке

То есть дети, наслушавшись этих историй, сами засовывали лезвия в яблоки, чтобы их похвалили, какие они бдительные.

Кончилось тем, что один папа отравил ребенка героином в яблоке ради получения страховки. И сказал, что ребенок получил это яблоко от анонимных отравителей. В ситуации, когда все слышат, что соцсети опасны, какая-нибудь 50-летняя Марья Ивановна идет в школу забирать племянницу, которую ранили. А до этого ей полгода рассказывали про опасность социальных сетей, и вообще она считает, что все это вредно. Естественно, из всей совокупности мнений о поведении этого школьника она вспомнит именно это, а не то, что со школьником плохо обращались.

Само по себе насилие может возникать только за счет насилия. Из воздуха оно не берется. Случаи с массовыми нападения в школах показывают, что, как правило, такие школьники - или не только школьники, в 1929 году нападение было совершено недовольным членом школьного совета - эти люди себя ощущают жертвой. Человек мстит обществу. Он считает, что оно целиком виновато в чем-то.

Всегда в этой ситуации должен быть акт агрессии, на который человек так отвечает. То, что пишут в соцсетях, в книжках, хоть в диафильмах в детском саду - может быть триггером, но не причиной. Мы часто путаем триггер и причину, потому что с триггером проще бороться: можно запретить соцсети, интернет, запретить читать книги, наконец. А причину разрешить гораздо сложнее.

Такие события были и в 60-е годы, и в 30-е, когда не было никаких соцсетей. В 90-е годы было модно обвинять в этом игру DOOM. Триггером может стать все, что угодно. Но человек, у которого с психикой все в порядке, которого не бьют и не обижают, прочтя пост про школу Колумбайн, не возьмет эти действия себе на заметку.

Похожие темы

Новости по теме