Жизнь в семье мормонов-фундаменталистов: как самоучка стала доктором наук в Кембридже

  • 15 февраля 2018
Тара Вестовер
Image caption Чтобы поступить в университет, Тара Вестовер втайне от родителей по ночам штудировала учебники

Казалось бы, встретить доктора наук в престижном университете, у которого не было бы школьного аттестата, почти невозможно.

Но Тара Вестовер, пожалуй, исключение.

Тара выросла в глуши в штате Айдахо в семье так называемых сурвивалистов - людей, ждущих конца света либо подозревающих в любых действиях властей заговор. В глазах родителей Тары школа - инструмент властей для промывания мозгов населению, и ее надо избегать любыми способами.

Отец Тары маниакально запасался оружием и продовольствием на случай конца света.

Даже когда кто-то из семьи попадал в аварию, к врачам они не обращались, видя в них "агентов враждебного им государства".

Ее родители были мормонами, причем весьма консервативными, и контролировали буквально каждый шаг Тары: решали, что ей носить, чем интересоваться, с кем дружить вне семьи.

Image caption Тара в выпускной мантии Кембриджского университета

Промывка мозгов

Это было тяжелое детство, полное жестокости и тяжелого труда. Жизнь семьи Тары чем-то напоминает "Маленький домик в прериях" [серия книг Лоры Инглз Уайлдер и одноименный сериал о жизни на ферме американской семьи пионеров-первопроходцев] - только с большей степенью "параноидальности".

Тара рассказывает, как ее отец, опасаясь рейда "федералов", закупал оружие, способное сбить вертолет.

Вместо школы Тара ездила верхом на лошади по горам и помогала родителям по хозяйству.

По ее словам, стремление родителей дать ей домашнее образование на самом деле означало полное отсутствие какого бы то ни было образования.

В детстве это ей не казалось странным: она и ее братья не ходили в школу, как и другие сельские дети.

"Я думала, что как раз они [учившиеся в школе дети] были неправы, а мы правы. Я всерьез думала, что они по своим духовным и моральным качествам хуже нас, поскольку они ходили в школу", - рассказала живущая сейчас в Кембридже Тара.

"Я думала, что им промыли мозги, а мне нет", - признается она.

Image caption Тара Вестовер в годы учебы в Кембридже

"Образованная"

Сейчас Таре 31 год, в феврале выходит книга ее воспоминаний "Образованная" ("Educated").

То образование, о котором идет речь в книге, по большей части было получено Тарой самостоятельно: впервые она побывала на "настоящем" уроке в 17 лет, когда пошла учиться в колледж.

Читать и писать ее научили мать и брат, но у нее не было никаких знаний ни по истории, ни по географии, ни по литературе.

Во-первых, она с ранних лет должна была помогать родителям по хозяйству, а во-вторых, книг в доме было очень мало, да и то только те, которые не противоречили фундаменталистским взглядам ее родителей.

И вместе с тем, она с ранних лет поняла, что человек в состоянии освоить почти все, что угодно, стоит только захотеть.

"Мои родители говорили мне: "Ты можешь сама выучиться всему лучше, чем если кто-то другой будет тебя учить". Так считали мои родители", - рассказывает Тара.

Желая вырваться из этой удушающей обстановки, Тара нашла университет [принимающий преимущественно детей мормонов], который был готов принять ее без аттестата, если она хорошо сдаст вступительный экзамен.

Она втайне от родителей купила необходимые учебники и начала старательно заниматься по ночам, пока не получила хорошую оценку на экзамене.

В первое время учебы в университете ее не покидал страх.

"Я была как дикий зверь из леса. Я паниковала, все время была в страхе. Я все время боялась, что мне скажут что-нибудь сделать, а я не буду знать, как к этому подступиться", - признается она. "Меня пугало буквально все в нашей аудитории, потому что я ничего этого раньше не видела", - говорит Тара.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Порой Тара скучает по Айдахо

Конвейер образования

Как выяснилось, в ее знаниях были колоссальные пробелы. Она была в шоке, услышав впервые на уроке истории про холокост.

Все ее знания о рабстве были почерпнуты из одной-единственной книжки, где о рабстве не говорилось в отрицательном ключе. Авторы книги утверждали, что если кто и пострадал от рабовладения - то сами рабовладельцы.

Спустя некоторое время Тара смогла отбросить страхи и настроиться на учебу, и она проявила себя как крайне способная студентка.

Успехи были настолько значительными, что у нее появилась возможность немного поучиться в Гарварде, а затем и в Кембриджском университете.

В Кембридж она приехала по стипендии Фонда Гейтса и чуть позже защитила докторскую диссертацию, получив ученую степень в 2014 году в возрасте 27 лет, не имея при этом диплома об окончании школы.

Ее работа была посвящена утопическим сообществам 19 века. У Тары постепенно сложилось представление о том, что считать хорошим образованием.

По словам Тары, хотя ее воспитание было несколько "экстремальной альтернативой" тому воспитанию, какое получили большинство ее однокурсников, тем не менее, у нее есть сомнения по поводу правильности бытующих в обществе представлений об образовании.

"Меня больше всего беспокоит, что сейчас образование выглядит как довольно пассивный и "стерильный" процесс. Вас подхватывает конвейер, и на выходе вы уже образованный человек. Мне кажется, многие считают, что они не могут учиться самостоятельно. Им кажется, что им нужен какой-нибудь институт, который снабдит их знаниями и научит их, как и что делать. С таким представлением я в корне не согласна", - говорит Тара.

Image caption Тара написала мемуары о своем необычном детстве

"Не как в кино"

Если бы у Тары были дети, она бы, по ее словам, не стала отдавать их в школу с пяти лет. "Иначе они решат, что образование - это просто сидеть тихонько", - говорит Тара.

Сейчас Тара живет вдали от родителей. По ее признанию, ей было непросто отказаться от прежних убеждений.

Вырвавшись из старой жизни, она не стала слепо верить всему, что она видит вокруг себя сейчас.

Ей кажется, например, что средний класс и либеральная интеллигенция относятся гораздо менее терпимо к различным мнениям, чем религиозные фундаменталисты из ее детства.

Сама она, по ее словам, никогда бы не поддержала экстремистские антиправительственные взгляды, но в сельских районах Айдахо эти идеи не кажутся такими уж бессмысленными.

Жителям отдаленных сельских районов федеральное правительство кажется довольно неэффективной силой и чем-то инопланетным, объясняет она.

Тара говорит, что у рассказа о ее детстве нет красивой концовки, как в фильмах с хэппи-эндом.

"Вы можете скучать по кому-нибудь и в то же время быть рады, что вам больше не приходится видеться с ними", - говорит Тара.

Труднее всего ей далась не та часть книги, в которой она рассказывает о спорах с родителями и запретах.

"Сложнее всего было писать о хорошем. О том, что я потеряла. Смех моей мамы, красота гор. Чувствуешь себя, как будто ты на свадьбе человека, в которого ты еще влюблена", - рассказывает Тара.

Новости по теме