"Я и есть народ". Как популизм объединил Трампа, Чавеса и Дутерте

  • 7 марта 2018
Трамп, Чавес и Дутерте Правообладатель иллюстрации Getty Images

Что общего у Дональда Трампа, Джереми Корбина и Родриго Дутерте? Несмотря на все различия, их всех обвиняли в популизме.

Популизм сейчас в моде, особенно среди европейских партий правого толка, и в США, где популистские идеи помогли Дональду Трампу победить на выборах.

В Италии полулистское "Движение пяти звезд" и правая партия Лига, выступающая за запрет иммиграции, стали главными победителями на недавних выборах. И это только последнее из череды подобных событий в Европе.

Но популизм и популярность - разные вещи.

Настоящие люди

Политологи называют популизмом мировоззрение, согласно которому общество делится на две противостоящие друг другу группы: на "настоящих людей" и "коррумпированную элиту", говорит Кас Мудде, автор исследования "Популизм: краткое вступление".

Слово "популизм" часто используется теми, кто хочет оскорбить своего политического оппонента. Лидера британской Лейбористской партии Джереми Корбина обвиняли именно в популизме, когда он выдвинул лозунг "За большинство, а не меньшинство".

Но все не так просто.

Слово "популизм" часто неправильно используется, в особенности в Европе, говорит Бенджамин Моффитт, автор исследования "Глобальный подъем популизма".

Истинный популистский политический лидер утверждает, что представляет волю народа и выступает против врагов того же народа, якобы контролирующих существующую систему. Подобные лидеры, например, обещают "осушить болото", или же бороться с "либеральной элитой".

"В Европе популисты представляют обычно партии и движения правого толка, но это не железное правило", - говорит доктор Моффитт.

Подъем правых сил

Популистские партии могут возникать в любой части политического спектра.

В Венесуэле был президент Уго Чавес. В Испании популистской считается партия "Подемос", а в Греции - "Сириза". В каждом из этих случаев речь идет о политиках левого толка.

Но наиболее успешными популистами оказались правые, в особенности крайне правые, говорит профессор Мудде.

"Политикивроде Марин Ле Пен во Франции, Виктора Орбана в Венгрии и Дональда Трампа в США совмещают популизм с антииммигрантской риторикой и авторитаризмом", - говорит он.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Сторонники итальянского "Движения пяти звезд" требуют, чтобы их лидеры вошли в правительство

Многие комментаторы - от журнала Time до председателя Европейской комиссии - уже много лет предупреждают об опасности роста популярности правого популизма.

Но в этом нет ничего нового.

Политологи говорят об этом уже 25-30 лет, говорит доктор Моффитт, хотя и признает, что в последние годы рост популизма ускорился.

Эксперты указывают на изменения в обществе, такие как мультикультурализм и глобализм, и более конкретные кризисы, которые привели к росту популистских партий в Европе.

Мартин Булл, директор Европейского консорциума политических исследований (ECPR), говорит, что рост популистских партий в Европе стал заметен в начале нулевых годов, но в течение нескольких лет они оставались малочисленными.

Массовую поддержку популисты начали получать в 2008 - 2011 годах. "Особенно в 2011 году, когда банковский кризис перерос в кризис, связанный с государственной задолженностью", - говорит Булл.

Это был редкий случай, когда высший класс - богатые банкиры - мог быть обвинен в том, что он напрямую или косвенно несет ответственность за кризис, который затронул большую часть общества.

"Я и есть народ"

Бенджамин Моффитт, автор исследования "Глобальный подъем популизма", говорит, что у типичного популистского лидера есть и другие определенные черты.

Например, "плохое поведение", - то есть грубость или публичные угрозы, чего не делают обычные политики. Именно к этой тактике прибегают президент Дональд Трамп и президент Филиппин Родриго Дутерте.

Другая черта, говорит Моффитт - постоянное создание кризисных ситуаций и изображение непрерывной борьбы с противниками.

"Популистский лидер, пришедший к власти, просто вынужден постоянно продолжать свою кампанию, чтобы продемонстрировать, что он не принадлежит к истеблишменту, и никогда не будет к нему принадлежать", - говорит профессор Надия Урбинати из Колумбийского университета.

По ее словам, политики-популисты всегда выступают против чего-то или кого-то - против традиционных политиков, против интеллектуалов, против элит, против иммигрантов.

В этом сила популизма - он многогранный. "Это невероятно мощный инструмент, потому что может приспособиться к любым ситуациям", - говорит Урбинати.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Сторонники Уго Чавеса забрасывают его лепестками цветов

Популисты также отрицательно относятся к часто запутанным системам правления демократических стран, и предпочитают прямые формы правления - от указов до референдумов, говорит профессор Булл.

По его словам, это объясняет их авторитарные тенденции. "В конце концов такой лидер принимает решения, которые невозможно было бы сделать в традиционных демократиях", - говорит он.

Один из примеров такого лидера - ныне покойной бывший президент Венесуэлы Уго Чавес, который однажды заявил: "Я не индивидуум - я и есть народ".

Подобные убеждения могут привести к тому, что популистские лидеры начинают считать себя буквально непогрешимыми, говорит доктор Моффитт. "Это полностью трансформирует политику и направляет ее в новом и страшном направлении".

Ведь если вы не "с народом", значит, вы против него.

Именно поэтому столь многие относятся к популистским лидерам с таким подозрением, и само слово "популист" остается ругательным в политике по отношению к лидерам, которые слишком многое обещают.

Профессор Булл называет это безответственными обещаниями.

"Для того, чтобы заручиться поддержкой, они - быстрее, чем традиционные партии, - дают обещания и выступают с предложениями, или уверяют, что проведут перемены, хотя при более внимательном рассмотрении [эти обещания] могут оказаться невыполнимыми", - добавляет он.

"Насколько хорошо это для демократии - открытый вопрос", - сказал профессор Булл.

Новости по теме