Настоящая "игра престолов" в Англии. Часть I: Годвин Уэссекский, между норманнами и датчанами

  • 6 апреля 2019
Голова статуи в короне Правообладатель иллюстрации Getty Images

В 1016 году королем Англии стал датчанин Кнуд, впоследствии получивший прозвание "Великого".

И хотя он вошел в историю как один из самых успешных англо-саксонских королей, англосаксом он как раз и не был. А был он датчанином, сыном датского короля, и Англию просто-напросто завоевал.

Кнуд Великий был велик не просто потому, что сумел завоевать Англию и создать на пару десятилетий скандинавскую империю, куда входили сама Англия, Норвегия и Дания.

Велик он был потому, что знал, как вовремя остановиться. Начал он с того, что казнил всех претендентов на завоеванный им трон, до которых мог добраться, и разделил страну на "графства" по примеру своей родной Дании.

Ранее все эти части были отдельными королевствами, которые объединил в одну страну король Этельстан. Больше же Кнуд ничего менять не стал. Простой народ мог вообще не заметить перемен и продолжал себе платить все те же налоги.

Самую богатую часть Англии, бывшее королевство Уэссекс, Кнуд оставил себе, а потом передал его своему другу и советнику по имени Годвин.

Любимый вассал

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Кнуд Великий. Иллюстрация из средневековой рукописи. Почему он так привечал Годвина, так до конца и не известно.

Историки до сих пор не могут ответить на вопрос, почему Кнуд так привечал именно этого своего вассала.

Одни утверждают, что он просто очень нравился королю, благодаря врожденному уму и энергии. Другие (в частности, один из главных знатоков англо-саксонской истории сэр Фрэнк Стентон) - что он так возвысился после того, как женился на сестре королевы.

Третьи (как канадский историк Хью Биббс) возражают, что это объяснение сродни запряганию лошади позади телеги, потому что для того, чтобы жениться на королевской родственнице, требовалось как минимум уже быть человеком богатым и заметным.

Как вы догадываетесь, досконально разобраться в том, что именно происходило 1000 лет назад, довольно затруднительно, учитывая, что большинство летописцев не столько стремились описывать чистую правду, а вели пропаганду на службе у текущего правителя.

Наиболее вероятной представляется версия, что Кнуд приблизил к себе Годвина, потому что считал себя обязанным его отцу, который, в свою очередь, помог отцу самого Кнуда, Свену, когда тот первый раз вторгся в Англию.

Image caption Кнуд отличался тем, что, внеся некоторые изменения в административное деление и законодательное уложение в завоеванной стране, по большому счету он так ничего и не поменял

Кнуд правил страной с 1016 по 1035 годы (целая вечность, учитывая, что средняя продолжительность жизни королей в XI веке составляла от 48 лет до 51 года; знать могла похвастаться 30 годами жизни, а смерды жили и того меньше). Все это время Годвин успешно продвигался по карьерной лестнице.

В год смерти Кнуда Годвин, граф Уэссекский (скорее, его следует называть "ярлом", учитывая скандинавское происхождение слова), был уже одним из самых влиятельных и богатых магнатов страны.

Кончина короля означала, что за сохранение власти и богатства придется бороться самому. Так ярл Годвин и влез в политику.

Матримониальная путаница, или Полным-полно претендентов

После смерти Кнуда претендентов на английский престол было предостаточно.

Это крайне неудобное для страны изобилие объяснялось, во-первых, тем, что сам покойный король власть в Англии не унаследовал, а захватил, а во-вторых, тем, что дети прежнего короля Этельреда Неразумного были еще живы.

При этом второй женой Этельреда и второй женой Кнуда была одна и та же женщина - Эмма Нормандская.

Правообладатель иллюстрации rene boulay
Image caption Замок Фалез в Нормандии. Точное место рождения Эммы неизвестно, но, скорее всего, она появилась на свет именно здесь

Итак, кто же претендовал на анлийский престол после смерти Кнуда?

Во-первых, Альфред и Эдуард - сыновья Этельреда Неразумного и Эммы. Перед тем, как выйти замуж за Кнуда, Эмма отправила их к своим родственникам в Нормандию, а сама оговорила условие, что если у нее с новым английским королем будут дети, то они и станут главными претендентами на престол.

Во-вторых, у Кнуда были дети от первого брака - Свен и Гарольд. О Свене можно благополучно забыть, потому что к тому моменту он сам давно умер. Но оставался еще Гарольд, прозванный "Заячьей Ногой" за умение быстро бегать и охотничью удачу.

В-третьих, Хардакнуд - сын Эммы и Кнуда, которому в день смерти отца было всего 17 лет.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Комната в замке Фалез, где по легенде родился Вильгельм Завоеватель. Права на нормандский престол у него были очень условными, потому что он был незаконным сыном герцога

Дважды королева Англии Эмма (единственная женщина в английской истории, которой удалось быть королевой при двух королях) была дочерью герцога Нормандского Ричарда I и его второй жены, Гунноры.

Она представляла матримониальную ценность не только потому, что была красивой и умной, но также обладала прекрасными политическими связями в нормандском лагере.

Таким образом, если смотреть на завоевательный поход ее внучатого племянника Вильгельма с этой семейной колокольни, то понятно, что отправился он за английской короной не с бухты-барахты, а имея на нее некоторое семейное право. Впрочем, эта история слишком сложна и запутанна, так что о ней поговорим как-нибудь в другой раз.

Любопытная деталь. Этельред и Кнуд не только женились вторым браком на одной и той же женщине, но и первые их жены носили одно и то же имя - Эльгвифу. Впрочем, к делу это отношения не имеет.

Кому отдать власть?

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Гарольд Заячья Нога. Рисунок из королевской генеалогии, составленной в XIV веке. Заяц просматривается хорошо

Итак, после смерти Кнуда на английский престол претендовали отпрыски двух семей.

Собравшийся в Оксфорде королевский совет, решил, что вместо того, чтобы ждать приезда других претендентов, проще назначить уже имеющегося - и отдал корону Заячьей Ноге.

Против этого выбора сильно возражала дважды вдовствующая королева Эмма хотя бы потому, что этого сына Кнуду родила не она.

Новый король не устраивал и Годвина. Властолюбивому ярлу очень не хотелось, чтобы в его дела вмешивался какой-то мальчишка, на которого у него к тому же не было никакого влияния.

Он и Эмма вступили во временный союз, и, притворившись, что хранят королевскую казну для застрявшего в Дании Хардакнуда, отказались передавать ее в руки Гарольда.

Союз этот, однако, продержался недолго, потому что Эмма захотела передать трон своему сыну, а Годвину в то время надо было хотя бы делать видимость, что он защищает интересы датской фракции.

Англосаксонский Рубикон

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption На самом деле Или островом не был. Но вплоть до XVII века монастырь и собор окружали болота. Так что, без лодки было все равно не обойтись. Кафедральный собор в Или

В том, что произошло дальше, главный вопрос - это поведение Эммы.

То ли она очень уж не любила своего первого мужа, Этельреда, и добровольно решила ими пожертвовать, чтобы они не вмешивались в престолонаследие.

То ли она по ним искренне соскучилась и просто пригласила мальчиков, спокойно проживавших в Нормандии, приехать ее навестить.

Авторы "Англосаксонской хроники", одного из основных источников, из которого историки черпают сведения об этом периоде английской истории, несколько туманно обрисовали следующие трагические события, хотя и не сомневались, что ярл Годвин сыграл в них решающую роль:

"Год от рождества господа нашего 1036-й. И в этот год Альфред, невинный королевич, сын короля Этельреда пожелал навестить мать, которая пребывала в Винчестере. Но ярл Годвин, и другие люди, у которых было много власти в этой земле, с этим не смирились. Потому что такое их поведение было очень любезно Гарольду, хотя и было оно неправедным".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Развалины средневекового дворца в Винчестере, первой столице Англии. Эдуард Исповедник был первым королем, обосновавшимся в Лондоне. Так же поступил Вильгельм Завоеватель

Мы так никогда и не узнаем, действовал ли Годвин по собственному почину, желая угодить новому королю, или же у него с Заячьей Ногой был предварительный сговор. Впрочем, для Альфреда ситуация в любом случае оказалась крайне печальной.

Второму сыну Эммы и Этельреда, будущему королю Эдуарду Исповеднику, крупно повезло, и его корабль непогода отнесла обратно к французскому берегу. Тогда как брат его попал в руки Годвина.

От полноты чувств в этом месте летописец перешел на стихи:

"Его Годвин поймал,

В кандалы заковал,

Ну а тех, кто с ним был,

Он в рабов обратил.

А кого не продал

Он убил наповал

Или их ослепил.

Годвин бога забыл.

И страшней ничего

Преступленья сего

На английской земле

Не случалось с тех пор,

Как датчанин вонзил

В нашу землю топор".

Примерно через 100 лет после описываемых событий, уже другой летописец, монах Флоренс Вустерский так описал совершенное Годвиным преступление (а это было преступлением даже по средневековым меркам):

"Одних он заковал в кандалы и потом ослепил. Других пытал, оскальпировав, и наказал, отрубив им ступни и кисти, а многих продал. А еще 600 предал разнообразным и скверным смертям".

"Убийство? - Да! Убийство из убийств!"

Правообладатель иллюстрации Wikimjedia Commons
Image caption Эмма с сыновьями у своего брата, герцога Нормандского. Один из них, Альфред, будет убит людьми Годвина, другой - станет королем Англии.

Годвин на этом не остановился и совершил еще одну гнусность: он просто взял и убил наследного принца. Флорентиус и тут не поскупился на жуткие подробности:

"Принца Альфреда, крепко связанного, привезли на остров Или, но как только лодка коснулась земли, тут же, прямо на борту, его глаза были жестоко вырваны, и таким его и привели к монастырю, где он вскоре и покинул земную юдоль".

Таким ли жестоким было убийство принца или нет, но после его смерти Годвин, ярл Уэссекский, перестал подчиняться кому бы то ни было и руководствовался только своими желаниями. К тому же это политическое убийство могло послужить и предпосылкой к нормандской экспансии.

Дело в том, что, если бы на английском престоле все-таки оказался Альфред, человек более сильный и решительный, то, скорее всего, он благополучно бы обзавелся семьей, родил наследника. А в этом случае Вильгельму Нормандскому просто не представился бы идеальный случай обзавестись английской короной. Эдуард же был человеком совсем другого толка.

После этих событий Годвин незамедлительно предложил свою поддержку Гарольду Заячьей Ноге с условием, что тот предоставит ему почти полную независимость. Гарольд согласился. После чего его царствованию, казалось бы, ничто не могло угрожать.

Нормандский переполох

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Замок Корф в английском графстве Дорсет. Во времена англосаксонских королей он был деревянным, а Вильгельм Завоеватель отстроил его в камне. Здесь родился Этельред Неразумный, чья вдова, Эмма, вышла замуж за Кнуда

Тем временем на родине вдовствующей королевы тоже было неспокойно. Как раз в это время скончался ее племянник, герцог Роберт Нормандский. Его смерть внесла свою долю в общую неразбериху, поскольку законными сыновьями он так и не обзавелся, оставив трон бастарду Уильяму, которого ему родила прекрасная дочь одного простолюдина.

В герцогстве началась нормальная средневековая гражданская война, где с одной стороны бароны не хотели, чтобы ими правил какой-то незаконный сын, а с другой - малолетнего Уильяма активно поддерживал король Франции, которому вовсе не улыбалась перспектива, чтобы в Нормандии утвердился кто-то из его строптивых и не слишком покорных вассалов.

Уильяму удалось уцелеть и подчинить себе восставших баронов. Закалка, которую в этом кровопролитном конфликте получил молодой герцог, оказалась прекрасной предпосылкой для дальнейших завоеваний.

И снова перемены

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Хардакнуд умер во время свадебного пира, хотя и не своего. Многие историки считают, что его отравили

Казалось бы, после воцарения Гарольда Годвин мог вздохнуть спокойно, но новый английский король взял да и умер.

А ему на смену из Дании успел приехать сын Эммы Хардакнуд. И это стало для Уэссекса огромной проблемой, потому что новый король прекрасно знал (или считал, что знал), кто умертвил его единоутробного брата.

Однако сразу связываться со всесильным ярлом Хардакнуд не решился и начал с того, что пригласил ко двору свою мать и брата Эдуарда.

Вот тут-то Годвину и удалось поближе познакомиться с будущим королем. Хитрый ярл немедленно сообразил, что ему крупно повезло. В лице Эдуарда судьба подкинула ему настоящего слабака. Хотя, вполне возможно, что королевич был вовсе не так прост.

Однако Годвину и тут привалила удача. Новый король Хардакнуд жаждал мести, но так и не успел добраться до влиятельного ярла, поскольку тоже скоропостижно скончался.

Рука бога или рука Годвина?

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Страница из "Англосаксонской хроники", основного исторического документа того времени

Хардакнуд умер как-то уж слишком внезапно и слишком удобно. На свадьбе одного из приближенных он встал, чтобы выпить за здравие невесты, и… "умер как только поднялся с чашей и внезапно упал на землю в страшных конвульсиях и те, кто были рядом с ним, его держали, и потом он уже ни слова не сказал". Так описывают кончину короля "Англосаксонские хроники".

Историк Кэтрин Холман, специалист по средневековой истории Скандинавии, считает, что, скорее всего, Хардакнуд был отравлен, вот только истинного виновника мы, скорее всего, так и не узнаем, поскольку тех, кто выигрывал от его смерти, было предостаточно.

И снова выбор

Image caption Эдуард Исповедник и Годвин. Корону у Годвина Эдуард принял, а вот полюбить его не получилось

После очередной смерти очередного короля Годвин, самый влиятельный и богатый человек в королевстве с огромным количеством связей и сторонников, снова оказался перед выбором, кого пригласить на английский престол.

Серьезных кандидатов было два. С севера претензии предъявил король Норвегии и Дании Магнус, который заключил с предыдущим королем Хардакнудом пакт, что, если один из них умрет бездетным, то второму достанется его королевство.

Эта кандидатура Годвина совсем не устраивала. Магнус был человеком властным, сильным и решительным, и самоуверенному ярлу пришлось бы ему служить не за страх, а за совесть.

А с другой стороны, был слабый духом, набожный и тихий Эдуард, который, по словам современников, просто "не знал, как гневаться".

Если верить хронике XII века Gesta Regum Anglorum ("О делах королей английских"), составленной монахом Уильямом из аббатства в Малмсбери, престол Эдуарду предложил именно Годвин:

"Эдуард погряз в неуверенности, не зная, что с собой делать, и куда направиться. И пока он обдумывал многие шаги, пришло ему на ум, что надо спросить мнение Годвина… Когда Эдуард пришел к нему, он попытался упасть ему в ноги, но Годвин поднял его, а Эдуард сказал, что умоляет его о помощи, чтобы вернуться в Нормандию. И Годвин дал ему великие обещания. Сказал он, что лучше жить при власти, нежели бесславно умереть в изгнании. И если он положится на него, то не будет никаких препятствий, поскольку его право имеет предпочтение в Англии. И если он только поклянется в крепкой дружбе с ним самим, в неизменной милости к его сыновьям и женится на его дочери, то он, который сейчас выброшен крушением на окраину жизни и надежды, скоро увидит себя королем".

Страшная месть?

Правообладатель иллюстрации Keith Laverack
Image caption Памятная стела на месте битвы при Стемфордскому мосту. Гарольд Годвинсон разгромил в этой битве датчан, но не сумел справиться с войсками Вильгельма.

Годвин понимал, что самому ему на английский престол не попасть никак. Даже после устранения всех претендентов оставалось главное препятствие: в его жилах не было ни капли королевской крови. Но он сделал все возможное, чтобы на нем оказались хотя бы его внуки.

Именно для этой цели он и женил Эдуарда на своей дочери Эдит. До недавнего времени большинство историков считали, что сам Эдуард женился, скрепя сердце, потому что Годвина не любил, боялся и презирал. От того-то он ему и отомстил страшно: жениться-женился, а вот вступать в брачные отношения отказался. И исключительно для того, чтобы потомство Годвина до трона не добралось.

Современные историки, в том числе и автор биографии Эдуарда Исповедника Фрэнк Барлоу, убеждены, что дело было не в мести, а в набожности. Эдуард сознательно избрал себе путь целибата, и его жена с этим добровольно согласилась.

И все-таки корона

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Король Гарольд Годвинсон получает известие о нормандском вторжении. Гравюра XIX века. Сын Годвина стал королем, но носил корону меньше года

Годвин умер раньше Эдуарда. Он так и не узнал, что его сын Гарольд Годвинский стал английским королем. И что он носил корону чуть больше 200 дней.

А также что в его безвременной кончине и полной смене исторического курса Англии после вторжения Вильгельма оказался опосредованно "повинен" тот самый Эдуард, прозванный Исповедником, которого сам же Годвин и возвел на престол. Как писали средневековые хроникеры:

"Горькая смерть

Короля забрала

Срезала колос

Жизни его

Ангелы душу его

Вознесли

К горнему свету

Небесных врат.

Но мудрый король

Не покинул юдоль

Страданий земных,

Прежде чем передал

Корону свою

Благородному ярлу

Гарольду,

Что служил ему верно.

И в этом же году ярл Гарольд был помазан на престол, но не было ему покоя, когда он стал королем".