Пресса Британии: демократия не умирает, но она больна

Британские газеты

В обзоре британских газет:

Российско-британские отношения можно порвать, а можно натянуть

Британские газеты продолжают освещать расследование отравления нервнопаралитическим веществом бывшего британского агента и бывшего сотрудника российского ГРУ Сергея Скрипаля.

Так как новых данных об обстоятельствах случившегося нет, газеты размышляют о последствиях этого дела для российско-британских отношений - как уже объявленных, так и потенциально возможных.

Как пишет Times, канцелярия принца Уильяма объявила, что тот не поедет на чемпионат мира по футболу в России этим летом. Также стало известно, что не поедет никто из членов королевской семьи. Принц Уильям является патроном британской сборной и традиционно приезжает поддержать спортсменов перед мировым первенством.

Также газета рассказывает, что депутат от партии консерваторов Ник Болс призвал премьер-министра разорвать дипломатические отношения с Россией, потому что не понимает, как можно сохранять дипломатические отношения со страной, которая пытается убить людей на территории Британии и ставит под угрозу жизни британских граждан. По его мнению, пришло время перейти от слов к делу.

Также издание цитирует депутата-лейбориста Криса Брайнта, считающего, что факт заражения отравляющим веществом британского полицейского ставит произошедшее в совершенно иной политический контекст. По мнению депутата, как минимум правительство должно вызвать российского посла для объяснений.

Эмили Торнберри, также представляющая в парламенте лейбористов, призвала министров перестать сопротивляться принятию "поправки Магнитского": "Не дожидаясь окончания расследования, прямо сейчас, правительство должно начать действовать и ввести новые финансовые санкции против российских нарушителей прав человека".

С другой стороны.ю депутат отвергла идею разрыва дипломатических отношений, настаивая на том, что трудный диалог с Россией нужно продолжать, а разрыв отношений сделает ситуацию только хуже.

Times также рассказывает, что официальный представитель Даунинг-стрит отверг предложение Иветт Купер вновь открыть расследования смертей россиян и связанных с ними британцев, которые американские СМИ назвали подозрительными. Было заявлено, что правительство не вправе оказывать влияние на независимость расследования.

Бывший посол Британии в России Эндрю Вуд в интервью Daily Telegraph предположил, что одним из вариантов дипломатического ответа может быть высылка посла России. Сама Daily Telegraph в редакционной статье подчеркивает, что сейчас правительство должно действовать жестче, чем в 2006 году после убийства Александра Литвиненко, когда контакты между Россией и Британией были заморожены.

Кризис идентичности и доверия в Европе на пути к железному занавесу

Times публикует большой пространный материал, в котором анализирует комплексные проблемы современного мира, под заголовком "Демократия не умирает, но она больна".

Молодые люди с растущим скепсисом относятся к подотчетности политиков, давая таким образом экстремизму столь необходимую ему опору, считает издание.

"Мрачные мы переживаем времена, - пишет газета. - Если свет по всей Европе еще и не погас, то он точно меркнет. От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике в моду решительно входят реваншизм и национализм. Провозглашенный с уверенным оптимизмом Джорджем Бушем-младшим "новый мировой порядок" больше вовсе не кажется предначертанным судьбой".

С одной стороны, большая часть населения планеты живет лучше, чем когда бы то ни было. Глобализация принесла чудодейственный, пусть еще и не до конца свершившийся успех миллиардам людей в Азии и Африке. Однако приобретения на востоке и юге достигнуты ценой севера и запада.

Растет ощущение, что послевоенная эпоха со всеми ее проблемами была исключительным периодом - во всяком случае, если вы принадлежали к успешным слоям жителей Западной Европы и Северной Америки. Родители рассчитывали, что их детей ожидает лучшая жизнь, чем та, что прожили они сами.

Эти старые убеждения рушатся повсюду, полагает Times. Соединенные Штаты переориентируется в сторону Тихого океана, если и вовсе не к самим себе, окончательно подрывая все те правила, которыми руководствовались международные отношения. Ощущая угрозу, перед которой стоят трансатлантические отношения, Европа нервно смотрит на Восток, хотя то, что она там видит, ей по большей части не нравится. Старый мир внезапно представляется древним.

"Неудивительно, что Европа чувствует себя одинокой и покинутой, - говорится далее в статье. - Неудивительно, что демократия кажется слабее, чем когда бы то ни было на нашей памяти. Снизу ее разъедает рост популизма и недовольства, а сверху - уверенность Евросоюза в том, что он всегда знает, как правильно. Либерализм может противостоять одной из этих тенденций, бороться с обеими ему явно не под силу".

В Венгрии и Польше стоящие у власти националистические правительства грозят подорвать основы правового государства. В Италии и Германии, в Австрии и Греции крайне правые или крайне левые партии получают на выборах рекордные результаты. В Испании Каталония по-прежнему добивается отделения, а в Швеции опросы показывают, что крайне правые могут на предстоящих в этом году выборах получить 20 процентов голосов.

В Германии, становом хребте континента, руководство Ангелы Меркель шаткое, как никогда прежде. Мира и процветания оказывается недостаточно, если плоды его, по мнению многих, распределяются несправедливо. Треть набранных крайне правой партией "Альтернатива для Германии" 2,2 млн голосов - это голоса тех, кто на предыдущих выборах 2013 года не голосовал вовсе.

Долгосрочные перспективы выглядят еще более удручающими, полагает издание. Слишком легко и быстро мы забыли, что на большей части Европы демократия - относительно новое завоевание. На востоке ей едва четверть века, а в Средиземноморье она тоже только-только достигла среднего возраста.

По результатам опубликованного осенью прошлого года опроса свыше 20 процентов испанцев и греков считают представительную демократию плохим способом управления их странами. В Италии 29 процентов населения выступает за систему правления, в которой сильный лидер принимал бы решения без помех со стороны парламента или судов.

В Британии 26 процентов опрошенных также довольно спокойно относятся к перспективе авторитарного правления. А среди миллениалов число тех, кто не считает демократию жизненно необходимой вещью, достигает 40 процентов. Демократия, быть может, еще не умирает, но она больна. По еще одному опросу, среди 2000 британцев моложе 30 лет 44% признались, что они никогда не голосовали на выборах.

Единственное утешение для Европы состоит в том, что в США дела обстоят еще хуже.

Только 30 процентов американских миллениалов считают важным жить в демократии, которая сама сейчас с каждым твитом президента Трампа проходит суровое испытание. По контрасту, среди американцев, родившихся в 30-е годы, число приверженцев демократии достигает 75 процентов.

Но если что-то и объединяет сторонников и противников Трампа, так это отчаяние. Его избрание можно толковать как протест против сумерек Америки. Трамповский лозунг "Сделаем Америку вновь великой" основан на глубоком и возможно необратимом чувстве потери.

На подобные угрозы Евросоюз отвечает так же, как он делал всегда: удваивая те самые усилия, которые породили и поддерживают протест, иронизирует Times.

Раньше, например, итальянцы рассматривали ЕС как оплот борьбы с собственными политиками и бюрократией. Передача полномочий Брюсселю обеспечивала стабильность, уверенность и даже возможность лучшего правительства. Однако в политике, как и в физике, каждое действие рождает противодействие. Избыточная европеизация итальянской политики пробудила аппетит к альтернативе. Европейский проект был основан на антинационалистических идеалах, теперь же по всей Европе он порождает возрождение национализма.

В Британии тем временем политика в тупике. Тереза Мэй не в состоянии побороть даже Джереми Корбина. Корбин не в состоянии побороть даже Терезу Мэй. Избиратели страстно хотят за кем-то идти, но они также хотят, чтобы этот кто-то их вдохновлял, и не их вина в том, что среди британских политиков они такого найти не могут.

При этом самый убедительный аргумент в поддержку "брексита" - именно демократический. Суть его в том, что максимальное количество решений, влияющих на жизнь британцев, должно приниматься здесь, в Британии, а не в Брюсселе. Если это повлечет за собой болезненные экономические потери, то так тому и быть. Аргументация не слишком отличается от той, которой оперировали сторонники независимости Шотландии на референдуме в 2014 году. Настало время вернуть себе контроль.

"Оценивая нынешнее состояние Европы, трудно отрицать, что сторонники "брексита" были во многом правы, - пишет газета. - Точно так же, как, оценивая выбор между Мэй и Корбином, невозможно не испытывать симпатию к чувствам 45 процентов шотландцев, считавших, что сами они справятся лучше. Британский кризис не преодолен, решение его просто отложено".

"На этом фоне прекрасные речи бывших премьер-министров Тони Блэра и Джона Мейджора кажутся рудиментами далекого прошлого, - говорится в заключение статьи. - Время их ушло. Их анализ может звучать убедительно, но рецепты их невыполнимы, а то и вовсе неприменимы. Да - реформированному капитализму. Да - обновленному чувству гражданства и демократической вовлеченности. Да - еще многому и многому другому. Но, как всегда, за благостными пожеланиями реформ и обновления встает занудный вопрос: как? И пока ответ на него не найден, кризис идентичности и доверия в Европе будет только усугубляться. До железного занавеса мы возможно не дойдем, но мрачная завеса нас ждет".

Королева и принц Уильям не пришли на конфирмацию мисс Маркл

Daily Mail рассказывает, что невеста принца Гарри, бывшая американская актриса Меган Маркл, как и предполагалось, прошла обряд крещения и конфирмации и теперь принадлежит к Англиканской церкви. Церемония была тайной, провел ее архиепископ Кентерберийский, и прошла она в Кенсингтонском дворце.

На ней присутствовали принц Гарри, его отец принц Чарльз и его жена герцогиня Корнуэллская, но не было ни королевы Елизаветы II, ни принца Уильяма и членов его семьи.

Переход в Англиканскую церковь, по мнению издания, знаменует собой важный шаг в процессе превращения разведенной 37-летней бывшей американской актрисы в будущую жену внука королевы.

Осталось так и неизвестно, приехали ли на церемонию родители Маркл. В Кларенс-хауз, резиденцию принца Чарльза, на торжественный ужин отправились 18 неназванных гостей.

Обзор подготовила Анна Белевская, bbcrussian.com

Новости по теме