Лондон и Москва: экономической войны пока не будет

  • 14 марта 2018
Посольство России в Лондоне Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption 23 российским дипломатам в Великобритании придется покинуть страну в течение недели

После выступления британского премьер-министра Терезы Мэй в парламенте мы знаем, как будет выглядеть ответ Великобритании на отравление Сергея Скрипаля и его дочери .

Этого, в общем, ожидали: использование оружия массового поражения на территории страны требовало жесткого ответа.

Однако высылка дипломатов, как и отсутствие членов правительства и королевской семьи на чемпионате мира по футболу, - хотя и неприятный, но отнюдь не смертельный удар по российскому государству. Отмену визита в Лондон Сергей Лавров тоже перетерпит.

Вопрос даже не в том, какие возможности есть теперь у британского правительства для оказания давления на Россию. Вопрос в том, сумеет ли и захочет ли Уайтхолл их использовать.

Народ - отдельно, режим - отдельно

Тереза Мэй особо отметила, что множество русских, проживающих в Великобритании - законопослушные граждане, страна ценит их вклад в ее экономику и им нечего опасаться.

Ответные действия Лондона будут направлены не против них, и тем более не против русского народа, а против режима Путина, подчеркнула премьер-министр.

Однако государственное устройство Великобритании предполагает, что большинство мер недипломатического характера, заявленных премьер-министром, не может быть задействовано кабинетом без согласия парламента.

Гул одобрения, звучавший в палате общин, когда Тереза Мэй рассказывала о планах усилить пограничный контроль и замораживать активы тех, кто замешан в преступлениях, позволяет предположить, что эти меры пришлись парламентариям по душе.

Планы расширить полномочия контрразведчиков тоже не вызвали особых возражений - но о них пока ничего и не известно. По опыту прошлых лет можно не сомневаться, что любые попытки ограничить гражданские свободы в Великобритании в пользу спецслужб натолкнутся на решительное сопротивление парламентариев.

Отнять награбленное?

Наиболее действенным способом воздействия на Кремль на Западе считают экономическое давление. Но вот о нем в речи премьер-министра не было сказано почти ничего - если не считать заявления о заморозке активов, приобретенных на незаконные средства.

Правда, закон о финансовых преступлениях, принятый в Великобритании в прошлом году, главным образом призван бороться с отмыванием денег, когда оным занимаются организованные преступные группировки и "политически уязвимые" (politically exposed) лица. Юристы отмечают, что под это определение попадают в основном лидеры небольших стран авторитарного толка, хотя и не только - в принципе, политически уязвимым может оказаться любой человек, связанный с политикой.

Эти границы, безусловно, могут быть расширены, но только в определенных пределах. И хотя закон потенциально угрожает любому человеку с активами на сумму более 50 тысяч фунтов, применять его, вероятно, будут весьма избирательно.

Богатые россияне, владеющие недвижимостью в Лондоне, пребывают в возбужденном состоянии и консультируются у юристов. Но в качестве способа экономического давления на Москву экспроприация незаконно нажитого отдельными олигархами (а факт незаконности еще надо доказать) вряд ли окажется действенной.

Бизнес-интересы

Другое дело - российский бизнес. По оценкам аналитиков, с 2005 года на Лондонскую фондовую биржу вышли 46 компаний, собрав более 70 миллиардов долларов. Хотя после аннексии Крыма ситуация изменилась и россияне начали уходить с иностранных бирж, все равно сегодня в Лондоне торгуются акции более 40 российских компаний.

Некоторые деловые связи заслуживают отдельного рассмотрения. Например, британская ВР владеет 20% акций "Роснефти". Гораздо важнее то, что около трети добычи ВР приходится как раз на российские месторождения.

В случае обострения отношений России и Великобритании ВР могут просто попросить покинуть страну. Для репутации компании и британского бизнеса в целом это не лучший поворот. А на принадлежавшую британцам долю найдутся претенденты.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Британской ВР принадлежит 20% акций "Роснефти"

Правда, полное прекращение сотрудничества с западными нефтяниками России тоже не выгодно - вместе с ними уйдут и передовые технологии добычи. Так что это палка о двух концах.

Похожая ситуация и с санкциями, на усилении которых настаивала в своем выступлении Мэй. Новая версия "списка Магнитского", которую предполагается составить в рамках ответных мер на события в Солсбери, будет базироваться на фактах нарушения прав человека - как бы широко это понятие ни трактовалось.

Европа и "Брексит"

Вводить торговые санкции в одностороннем порядке, оставаясь пока членом Евросоюза, Великобритания не может. Через год - другое дело, если предположить, что "Брексит" состоится по расписанию и у Соединенного Королевства в тот момент не будет более важных экономических проблем…

Среди союзников Великобритании, которых госпожа Мэй перечислила в своем выступлении, тоже нет единства в вопросе экономического давления на Россию. На правительственном уровне оно декларируется, однако деловые круги Франции и Германии не готовы к полному отказу от сотрудничества с Россией.

Да и необходимость в поставках российского газа тоже никто не отменял, хотя и здесь не все однозначно: уходя из Европы, Газпром (то есть Россия) теряет большой рынок сбыта. В прошлом году, по оценкам Financial Times, Газпром поставил в Европу 40% необходимого ей газа, причем это показатель растет второй год подряд.

Теория и практика

Технически возможность в одностороннем порядке прекратить экономическое взаимодействие с Россией в Великобритании существует.

Парламент может, например, принять закон, обязывающий британские биржи избавиться от акций российских компаний, а британские банки - от российского капитала.

Однако сегодня сложно предположить, что подобного рода законопроекты будут даже внесены на рассмотрение парламента, не говоря уже о том, чтобы получить статус закона. Разве что все ведущие западные державы сумеют договориться между собой и убедить свою общественность и своих законодателей в необходимости выступить против России единым фронтом, а западные деловые круги поддержат это начинание.

Поэтому в ближайшее время экономической войны Соединенного Королевства с Россией, видимо, можно не опасаться.

Новости по теме