"У нас такой менталитет": опыт наблюдения за выборами в Чечне

  • 19 марта 2018
Чечня Правообладатель иллюстрации Elena Afonina/TASS
Image caption Наблюдатели жаловались: члены комиссий часто объясняли свои действия особым менталитетом - после этого апеллировать к закону было тяжело

Наблюдать за тем, как выборы президента России пройдут в Чечне, в этот раз отправилось большое количество активистов. Инициатором идеи был оппозиционный политик Алексей Навальный. Русская служба Би-би-си поговорила с наблюдателями о том, что происходило на участках в республике.

Несколько человек, собравшиеся ехать в Чечню по предложению Навального, заявили, что штаб не допущенного до выборов оппозиционера не провёл никаких дополнительных тренингов и консультаций о ситуации в регионе. Известные российские правозащитники раскритиковали Навального, заявив, что, поступая подобным образом, он подвергает опасности не только наблюдателей, но и тех жителей Чечни, которые будут рассказывать о возможных нарушениях.

После разгоревшегося скандала глава Чечни Рамзан Кадыров гарантировал наблюдателям безопасность.

Для большей части активистов, поехавших в Чечню, это был первый опыт наблюдения на выборах и уж тем более их первая поездка в Чечню. Почти все, с кем удалось поговорить Би-би-си, рассказывали о конфликтных ситуациях на участках.

Наблюдатель Сергей Лопатин заявил, что на его участке - УИК 438 - произошел конфликт с участием спикера парламента Чечни Магомеда Даудова. По его утверждению, Даудов остался недоволен поведением наблюдателей: "Он меня спросил, как я могу с ним спорить, когда он старше меня (спор был о законности проверки паспортов избирателей перед участком). Я ответил, что буду спорить, поскольку действую, не превышая своих полномочий". Лопатин утверждает, что даже получил угрозы в свой адрес.

Помощник спикера чеченского парламента заявил, что услышал об этом только от корреспондента Би-би-си и не может подтвердить эту информацию.

Чаще всего наблюдатели в Чечне жаловались на то, что комиссия не дает фотографировать происходящее, проверять соответствие документов, задавать вопросы. Под конец дня голосования многие признавались, что ситуация была достаточно напряженной, и интересовались, можно ли уехать из республики прямо после окончания выборов.

О своем опыте наблюдения Би-би-си рассказала 20-летняя Валентина Дехтяренко, оказавшаяся в Грозном в первый раз.

О решении поехать в Грозный

Я изначально хотела стать наблюдателем и за пару недель до выборов решила записаться через сайт Навального, потому что у него была самая большая группа наблюдателей. Там я указала, что могу поехать в другой город.

По телефону сказали, что в Чечню нужно больше всего людей. [Это говорили] во время телефонного разговора, когда обзванивали людей и предлагали поехать на Кавказ - в сложные регионы, потому что, как сказали, там вообще нет никого из местных жителей, кто хотел бы быть наблюдателем. Ну раз нужно, я решила поехать.

Семье я не сказала, потому что решила, что лучше пока не говорить. Друзьям сказала: кто-то переживал, кто-то нормально отнесся. Но я все-таки ехала в большой группе, и Рамзан [Кадыров] в Telegram написал, что обеспечит безопасность наблюдателям. И мы подумали, что раз так, значит, все будет нормально.

Правообладатель иллюстрации Valentina Dekhtyarenko
Image caption Валентина Дехтяренко рассказывает, что члены комиссии сделали ей замечание, увидев на ней брюки, а не юбку

Об отсутствии тренингов и критике Навального

Статья [журналиста "Новой газета" Елены Милашиной с критикой Навального] была немножко преувеличением. Я считаю, что [в итоге] помог тот факт, что это была публичная кампания, Навальный открыто об этом говорил. Дело не в одной публикации.

Дополнительных тренингов действительно не было. Не хватало какой-то дополнительной консультации, поскольку все это вообще делалось за неделю - билеты покупались...

О разнице между ожиданиями и реальностью

Здесь особенный менталитет - наблюдение в Чечне сложно скорее поэтому, а не потому, что здесь никогда не было независимых наблюдателей. И мало кто [из наблюдателей] с этим [до этого] сталкивался на практике.

Меня отругали на участке за то, что я была в штанах. Об этом [заранее] никто не говорил. Если вы хотите сразу произвести нормальное впечатление на комиссию, лучше одеться подобающе.

К женщинам они очень критично относятся. У меня на участке был наблюдатель, который не то, чтобы приставал, но у него ко мне было странное отношение, не как к чеченским женщинам. [Там] у мужчин соответствующее отношение, когда они видят женщину некавказской внешности, еще и одетую не по их правилам. Достаточно было быть в длинной юбке, чтобы не нарываться.

Местные женщины очень вспыльчивые оказались. В какие-то моменты они парализовывали работу комиссии своими криками. Такого я в Москве не видела. Нас даже приходил разнимать сотрудник полиции и просил к ним относиться попроще, не предъявлять им особо претензий, потому что они такие истеричные, и с этим ничего не поделаешь.

Они говорят: "У нас такой менталитет". После этого никакими нормами закона ты не обоснуешь свою правоту.

О нарушениях

По Грозному ездили одинаковые белые "Газели". На этих "Газелях" привозили [голосовать] людей. Заходившие группами были немного шуганные. И когда мы начинали с ними разговаривать, тут же подлетали члены комиссии.

Основная трудность была - то, что на этих выборах можно было голосовать не по своему месту прописки. И якобы по этой причине некоторых людей не внесли в изначальный список, они просто приходили с паспортом, и их вписывали.

Иногда мы обнаруживали, что не совпадают адреса в паспорте (то есть люди пришли голосовать не по прописке - прим. Би-би-си). Группа после этого резко разворачивалась и уходила. Но это не всегда удавалось сделать. Один раз коллега-наблюдатель вышел посмотреть, откуда такой толпой идут люди. Его тут же попытался отвлечь человек в штатском, начал на пустом месте предъявлять ему претензии вплоть до угроз. В процессе [неизвестный] успел позвонить кому-то - говорил он на чеченском. И когда мой коллега дошел до улицы, автобусы уже уехали.

Правообладатель иллюстрации Valentina Dekhtyarenko
Image caption "Заходившие группами были немного шуганные", считают наблюдатели

Законов тут не знают и знать не хотят. Стоит подойти к столу - сразу же: "Тут персональная информация, отойдите, что вы себе позволяете?"

Крики и оры - их оружие. За час до конца голосования резко пришла группа - человек 40. Мы [к тому моменту] уже ходили по пустому участку и понимали, что явка [низкая] - даже 40% не набирается. Мы подошли сверить паспорта с книгами избирателей, но от нас книги просто закрыли. И тут мой коллега заметил, что некоторые люди сегодня уже были [тут]. На нас стали ужасно кричать. Председатель орала, что я "лежу на столе" и "что я вообще себе позволяю", хотя я стояла в метре от членов комиссии. В какой-то момент они начали отталкивать меня руками от стола, пришлось позвать полицейского, который снова нас разнимал. Мы такого не ожидали.

О безопасности и поддержке

[О проблемах] мы писали в чат, там был кто-то из юристов и наш координатор, который нас в Грозный отправлял. Все говорили: звоните на "горячую линию", рассказывайте, что у вас. То есть юридической консультации как таковой особо не было, просто просили снимать и фиксировать. Мне кажется, просто все понимали, что тут ничего не сделаешь - тут просто не работают законы.

По городу за мной ездила машина, а на нашем участке был человек, который говорил, что отвечает за нашу безопасность. Мне сказали, что это и средство защиты нас, и местных - чтобы они с нами не общались.