Дело Скрипалей и Европа: солидарность - дело добровольное

  • 28 марта 2018
Европа и Россия в форме частей головоломки Правообладатель иллюстрации iStock

В связи с тем, что несколько европейских стран не присоединились к высылке российских дипломатов, инициированной Великобританией, в российских (и не только) СМИ вновь обсуждается вопрос о том, насколько единство Европы - это фантазия. Европейским странам, действительно, сложно достичь консенсуса по огромному списку вопросов, в том числе и по России. Но в этот раз Москве удалось добиться солидарности европейских союзников.

О высылке российских дипломатов объявили уже 26 стран, нескольких человек попросил "на выход" Североатлантический альянс, отозвал для консультаций своего посла Евросоюз.

Британские газеты, даже те, кто по политическим предпочтениям недолюбливают г-жу Мэй, в один голос поздравляют ее с дипломатической победой.

Между тем о полном единстве в европейском лагере говорить не приходится. Скажем, Австрия предпочла проигнорировать усилия Великобритании с мотивировкой "мы - нейтральная страна, и вообще предпочитаем держать каналы связи открытыми". Не стали пока отзывать дипломатов Кипр, Греция и еще несколько европейских стран.

На саммите в минувшие выходные ЕС принял коммюнике, в котором заявил, что поддерживает Великобританию. Но прямых обвинений в адрес российского государства в нем не прозвучало - как пишут в газетах, этого добились несколько южных стран Евросоюза.

Внутренние разногласия

Разумеется, разногласия между западными союзниками существуют. Этого никто не отрицает и, строго говоря, это не новость.

Не склонные к эйфории аналитики склоняются к мнению, что случившееся - это не столько победа объединенной западной или британской дипломатии, сколько провал российской.

Российский МИД уже заявил, что власти Великобритании "систематически демонстрируют неспособность обеспечить безопасность на своей территории российских граждан" и обвинил Лондон в пренебрежении "всеми нормами международного права, этики и просто здравого смысла".

Но задача министерства в этом случае заключалась не в том, чтобы обвинить Уайтхол в грехах пострашнее, а в том, чтобы убедить западных дипломатов в том, что Россия не причастна к делу Скрипалей.

С одной стороны, Великобритания действительно не представила никаких по-настоящему убедительных доказательств прямого участия России в отравлении в Солсбери. В этом смысле позиция Москвы обладает определенным весом: в конце концов, презумпцию невиновности никто не отменял.

С другой, такое единодушие (хотя бы на уровне символических мер) на Западе означает, что доводы Лондона оказались убедительнее доводов Москвы. И это при том, что и европейский, и трансатлантический проекты сейчас переживают непростые времена.

Кому будет хуже?

В аналитической среде присутствует определенный скепсис. "Высылка дипломатов - это громко звучащая, но, вообще говоря, незначительная мера", - утверждает руководитель российских программ Финского института международных отношений Аркадий Мошес. Речь же не идет о сокращении штатов дипломатических представительств, во всяком случае, пока - а это означает, что уже через несколько месяцев на их место приедут новые.

Ущерб от высылки дипломатов в немалой степени будет зависеть от того, кого именно вышлют, полагает независимый аналитик Юрий Федоров. Если домой отправят резидента российской разведки, то определенный, хотя и временный ущерб разведывательным интересам российского государства будет нанесен.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Британские газеты поздравляют Терезу Мэй с дипломатической победой. Другие говорят о провале российской дипломатии

Вряд ли можно серьезно говорить и о том, что за свою лояльность Великобритании европейские партнеры потребуют уступок в сложных вопросах, связанных с "брекситом", о чем уже заговорили некоторые любители конспирологии в СМИ.

Помимо ЕС, с которым Великобритания сейчас со скрипом прощается, многие европейские страны, не говоря уже о Штатах - ее партнеры по НАТО. А действия России в последние годы в штаб-квартире альянса уж точно не считают дружественными.

Солидарность союзников

"Союзническая солидарность - новое явление, его в России еще не осознали", - говорит Юрий Федоров. В Москве, похоже, полагают, что при нынешней европейской раздробленности ни о каких союзнических обязательствах речи идти не может: единственное, на что способны европейские страны - это тактические ситуативные альянсы, непрочные и недолговечные.

Европа, действительно, не часто может договориться сама с собой. "Единства Европы нет, не было и не будет, особенно в отношении России", - утверждает Юрий Федоров.

Испания, например, в связи с событиями в Каталонии не желает портить отношения с Францией и Германией, а те безоговорочно поддержали Великобританию.

У Польши - свои резоны: польские военные последние пару лет с большей серьезностью обсуждают перспективы возможного военного противостояния с Россией в Южной Балтии, да и вообще сейчас никто не понимает, чего ждать от России.

При этом экономические, в первую очередь энергетические связи Европы с Россией, скорее всего, никуда не денутся, полагает Аркадий Мошес. Просто потому, что России очень нужен европейский рынок, а Европе - российский газ.

Однако сегодня Москве удалось добиться сближения позиций большинства европейских стран в отношении себя, и вряд ли это можно поставить в заслугу российскому государству: по словам Юрия Федорова, "Россия начала раздражать Европу".

Не о чем говорить?

Никто не любит попадать в дурацкое положение, и брифинг, который устроили в российском МИДе для иностранных послов неделю назад, в этом смысле оказался последней каплей. Хотя и не единственной: как тут не вспомнить заместителя постоянного представителя России при ООН Владимира Сафронкова, предлагавшего британскому коллеге "смотреть в глаза!".

Главный редактор сайта Carnegie.ru и бывший дипломат Александр Баунов замечает, что, практически мгновенно вынеся обсуждение дела Скрипалей в публичное пространство, британское правительство тоже повело себя не очень корректно, лишив дипломатов обеих стран возможности вести неформальные переговоры.

Правообладатель иллюстрации Marat Abulkhatin/TASS
Image caption Если верить Владимиру Путину, российские оружейники не сидят без дела

Обнародование решения о высылке на следующий день после трагедии в Кемерово тоже не относится к образцам дипломатического искусства, зато является хорошей иллюстрацией положения, в котором оказалась сегодня Москва: с ней никто не хочет разговаривать.

Демонстрируемые российским президентом мультфильмы о супероружии, разговоры о "ядерном пепле" в центральных программах российского ТВ, выходящие за рамки дипломатических высказывания сотрудников российского МИД - все это привело к тому, что с Россией, похоже, просто не хотят иметь дело.

Превратиться в государство-изгой в ближайшее время России не грозит, да это и вряд ли возможно. На Западе признают необходимость по-прежнему вести диалог с Москвой, хотя бы в сфере безопасности. Об этом говорил и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, объявляя о высылке семерых сотрудников миссии России при НАТО и отказе в аккредитации еще троим.

Однако высылка российских дипломатов - это признак того, что поле для диалога стремительно сужается.

Новости по теме