Как грузчик стал куратором выставки в Тейт Ливерпуль

  • 29 марта 2018
Кен Симонс (слева) переносит картину Рене Магритта Правообладатель иллюстрации Roger Sinek
Image caption Кен Симонс (слева) переносит картину Рене Магритта

Кен Симонс держал в руках картины Пикассо, двигал кровать Трейси Эмин и вносил в галерею скульптуру Энтони Гормли через окно четвертого этажа.

Для него та или иная знаменитая картина или скульптура - не просто изумительное произведение, которым надо восхищаться; это задачка, требующая практического решения.

Пройдет ли произведение искусства через дверь? Как лучше перенести этот шедевр? На какой тележке провезти инсталляцию по музею? А в случае с некоторыми нестандартными современными скульптурами - как их собрать в единое целое?

Именно об этом первым делом думал Кен Симонс, бывший менеджер по перевозке предметов искусства в Тейт Ливерпуль, когда ему приходилось иметь дело с работами Дали, Родена, Хокни или Люсьена Фрейда.

"Я никогда не думаю о том, насколько они ценны", - говорит Симонс. И все же, за долгие годы работы он наверняка передвинул и установил предметов искусства на многие миллиарды долларов.

Правообладатель иллюстрации Roger Sinek
Image caption Симонс с деревянными контейнерами, в которых перевозятся выставочные экспонаты

Кен Симонс работал в музее изобразительного искусства Тейт Ливерпуль [входящем в сеть галерей Тейт, две из которых расположены в Лондоне] c момента его открытия в 1988 году и вплоть до выхода на пенсию летом 2017 года. До этого десять лет он проработал в лондонской галерее Тейт.

А в этом году, в год 30-летия Тейт Ливерпуль, Симонс стал куратором своей собственной выставки, озаглавленной "Шоу Кена", в которую включено 30 его самых любимых работ из коллекции Тейт.

Он говорит, что все отобранные им работы - Уильяма Тернера, Филиппа Кинга, Барбары Хепуорт, Марка Ротко, Грэма Сазерленда и многих других - "исследуют невидимые элементы нашего мира".

В период работы выставки Симонс также проведет серию лекций и прогулок по музею, чтобы позволить посетителям ознакомиться с закулисьем музея.

До выхода на пенсию его "рабочим кабинетом" была погрузочная рампа и мастерская - то есть те помещения, в которые обычный посетитель музея не попадает, даже такого, как этот - переделанного из бывших портовых складских помещений.

Работа погрузчика художественных предметов начинается у тяжелой металлической решетки в погрузочном отделении служебного входа в галерею - куда подъезжают грузовики и сгружают огромные деревянные ящики с будущими экспонатами.

Правообладатель иллюстрации Roger Sinek
Image caption Кен Симонс (справа) перемещает картину Марка Ротко

Симонс с коллегами распаковывают их - непременно в резиновых перчатках - и проверяют, не причинила ли перевозка какого-либо урона.

"Затем мы передаем их кураторам галереи для развешивания картин и установки скульптур. В современном искусстве так много сложных инсталляционных кусков, которые требуют много времени, и часто приходится работать вместе с самими художниками или их курьерами из-за границы, - рассказывает Симонс. - Так что это непростая задача. А затем мы вновь повторяем весь этот процесс, разбирая экспозицию".

Но иногда экспонат появляется в музее необычным путем.

"Несколько лет назад у нас был "Поцелуй" Родена в фойе, а это три тонны мрамора, - рассказывает Симонс. - Нам нужно было поместить специальные балки под пол, чтобы его поддержать. А чтобы внести внутрь скульптуру, пришлось снимать окна, и мне пришлось консультироваться с инженерами-строителями по поводу конструкции нашего здания, поскольку это ведь старинный товарный склад и здание охраняется государством".

Правообладатель иллюстрации Roger Sinek
Image caption В 1993 году "Глайдер" Энтони Гормли пришлось протискивать в галерею с помощью подъемного крана

Погрузчики предметов искусства сталкиваются порой с совершенно разнообразными проблемами.

"В первые годы работы галереи у нас была выставка Энтони Гормли, а большая часть его скульптур была сделана из свинца, - вспоминает Симонс. - Там был планёр в натуральную величину, сделанный из дерева, но сверху покрытый свинцовым листом. Естественно, мы должны были внести его в здание по частям - крылья и фюзеляж - с помощью подъемного крана".

"А бывает, сталкиваешься с совершенно неожиданной проблемой. У нас была выставка несколько лет назад художника Нама Джуна Пайка. Он был одним из первых, кто использовал видео в своих работах, - продолжает Симонс. - Его инсталляция состояла из сотен цветов в горшках, а среди них были расставлены маленькие телевизоры. И все эти шнуры и электропроводка должны были идти между горшков, а цветы нужно было поливать каждый день. А еще у него был экспонат в виде огромного аквариума с рыбами, так что мне пришлось всю свою команду отправлять на специальный тренинг по уходу за рыбами".

Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Трейси Эмин сама приходила в музей, чтобы оформить свой знаменитый экспонат "Моя кровать"

Сложные скульптурные инсталляции обычно приезжают с инструкцией и фотографиями, показывающими, как сложить части вместе - что-то вроде конструктора "сложи сам".

Два года назад Тейт Ливерпуль принимала у себя известный экспонат британской художницы Трейси Эмин "Моя кровать": смятые простыни на неубранной кровати, окруженной использованными презервативами, бутылками из-под водки, сигаретными пачками и прочими фрагментами жизни художницы.

Эта работа прибыла в музей в одном контейнере, вспоминает Симонс. "Но заранее было обговорено, что Трейси сама приедет и соберет экспонат. Так, как она сочтет нужным. А мы были наготове, чтобы помочь ей распаковать все это, как и наши хранители, которые с ней напрямую советовались, как именно всё там разместить и где лучше поставить".

Прилагалась ли к кровати коробка использованных презервативов, которые надо было разбросать вокруг, когда все остальное было в сборе? "Нет, нет конечно", - отвечает Кен.

Правообладатель иллюстрации Phillip King
Image caption Инсталляционная скульптура Филиппа Кинга "Внутри" (1978-79 гг.) была собрана на месте для выставки "Шоу Кена"

Тесное общение с художниками, по его словам, это одна из радостей этой работы. Как правило.

"Был один или два случая в прошлом, когда не очень срослось, - признается он. - Но я не буду называть имен".

А ронял ли Кен когда-нибудь какой-нибудь шедевр?

"Почти, но это не считается. У нас обычно очень четкое руководство по тому, как обращаться с подобными вещами", - объясняет Кен.

Правообладатель иллюстрации Tate
Image caption "Снежная буря - пароход у входа в гавань" Уильяма Тернера 1842 г

По признанию самого Симонса, самым крупным промахом за всю его карьеру стал маленький скол, произошедший при разгрузке, у алебастрового постамента скульптуры Джейкоба Эпстайна "Иаков и ангел", которая прибыла в Тейт Ливерпуль на заре существования этого музея.

Но это, по его словам, случилось из-за того, что скульптура была неудачно упакована.

"Тогда пришлось писать много докладных о том, как это произошло. И в итоге наша команда реставраторов придумала новый способ, как с обращаться с такими вещами", - поясняет Кен.

К тому же этой конкретно скульптуре был выделен отдельный постамент. Так что галерейные экспонаты по-прежнему в надежных руках.

Выставка "Шоу Кена: Исследуя невидимое" проходит в галерее Тейт Ливерпуль с 30 марта по 17 июня 2018 г.

Похожие темы

Новости по теме

Ссылки

Би-би-си не несет ответственности за содержание других сайтов.