Тайный мир. Насилие над женщинами-беженками в Британии

  • 1 апреля 2018
Жертва сексуального насилия

Они покидают свои родные края, чтобы избежать сексуального насилия. Но для многих беженок проблемы продолжаются и за границей, в том числе и на территории Британии.

Страх депортации обычно приводит к тому, что они не заявляют в полицию о совершенном над ними насилии.

Но откровения кинозвезд о домогательствах со стороны кинопродюсера Харви Вайнштейна привели к тому, что беженки больше не хотят молчать о своем трагическом опыте. По крайней мере, они готовы поделиться этим друг с другом.

В свои 37 лет Грейс никогда не вступала в интимную связь по своему желанию.

"Я не одна такая. Таких, как я, гораздо больше", - рассказывает она, глядя в стол. Она показывает на стену, которая разделяет нас и ее подруг в соседней комнате: "Мы самые несчастные и беспомощные женщины в стране".

Ей кажется очевидным тот факт, что нищета и эксплуатация идут рука об руку. Так происходило всю ее жизнь.

Грейс приехала в Лондон в 1998 году, когда ей было 17. Она родилась в Западной Африке, но не хочет рассказывать, в какой именно стране, чтобы не поставить под угрозу жизни родственников.

"Я родилась в очень, очень бедной семье", - говорит она.

Настолько бедной, что когда ей было 15, Грейс и ее 17-летнюю сестру насильно, за калым (выкуп, вносимый женихом родителям невесты - прим. Би-би-си), выдали замуж за мужчину, который был старше их родного отца.

Девушки переехали в роскошный дом мужа в столице вместе с его пятью другими женами.

Впервые в жизни девушкам не нужно было задумываться о пропитании. Но это было единственным, из-за чего они больше не волновались.

"Моя жизнь не была счастливой. Я много страдала", - говорит Грейс. И вскоре мне становится ясно, что она сильно преуменьшила свои несчастья.

Грейс с сестрой постоянно подвергались физическому, словесному и сексуальному насилию со стороны мужа. Он также заставлял их принимать участие в ритуалах, которые, как он считал, поспособствуют его политической карьере. Например, пить кровь животных, о чем она вспоминает с содроганием.

Молодые женщины поддерживали друг друга и боялись, что если хоть одна из них вынесет сор из избы, это поставит под угрозу их семьи.

"Наш муж был влиятельным человеком", - поясняет Грейс.

Жертва сексуального насилия

Спустя два года супружеской жизни Грейс и ее сестра достигли критической точки. Они рассказали все своему дяде, который пообещал помочь им покинуть страну.

Он объяснил им, что это будет выглядеть как побег, и никто не признается в том, что помог им. Дядя оформил краткосрочные визы, отвез их в аэропорт и выдал билеты в один конец. Они улетели в Лондон.

У дяди был старый друг, который должен был встретить девушек в аэропорту Хитроу. Дядя сказал, что это хороший человек, который о них позаботится.

"Когда мы прибыли в аэропорт, нас встретил человек, держащий табличку с нашими именами, - говорит Грейс. - Он выглядел мертвецом".

Друг их дяди умирал от рака. Но он об этом никому не говорил, потому что очень хотел помочь другу и предоставить временное убежище его племянницам.

Мужчина признался Грейс и ее сестре, которым было уже по 17 и 19 лет, что у него смертельная стадия рака и что он не такой богатый человек, чтобы обеспечить их после своей смерти.

Но он привел девушек в местную церковь и представил своим друзьям - в основном таким же иммигрантам с запада Африки, которые могли бы помочь им с жильем.

Друг дяди умер три недели спустя, а Грейс и ее сестра, у которых не было права на работу в Британии, как и планировалось, поселились в семьях новых знакомых из церкви.

Жертва сексуального насилия

"Иммигранты здесь бедные, вынуждены помногу работать, они ищут молодых одиноких женщин, чтобы те присматривали за детьми, убирались и готовили, - рассказывает Грейс. - Мы с сестрой попали в разные семьи. Мы зависели от них в еде, в одежде, во всем".

У Грейс не было своей комнаты - она спала на диване в гостиной, дожидаясь, пока все члены семью улягутся спать, прежде чем лечь самой. Она старалась никому не доставлять неудобств.

Вскоре она поняла, насколько наивно было полагать, что здесь она в безопасности.

"Хозяин дома спускался ко мне, когда все засыпали, и принуждал меня заниматься с ним сексом. Он понимал, что положение мое отчаянное, и мне некуда деваться. Я тогда ничего не знала о законах и не могла пойти в полицию, так как боялась, что меня депортируют. Я целиком была в его власти. "Кому ты будешь жаловаться?" - спрашивал он".

"Его жене я тоже ничего не могла рассказать. Боялась, что если она не поверит мне, то выгонит на улицу. Что мне было делать?"

Сестра Грейс оказалась в такой же ситуации. Они обе попали в ловушку. Но впереди их ждали еще более серьезные неприятности.

Когда дети в семьях пошли в школу, Грейс сказали, что в ее услугах больше не нуждаются, и она должна уйти. В ожидании других предложений от знакомых из церкви Грейс ночевала на скамейке в парке и спала в ночных автобусах.

За 20 лет она сменила более десятка домов и почти везде подвергалась сексуальному насилию.

"Я спала на полу, на диванах. Когда на ночь в доме оставались мужчины, меня почти всегда насиловали. Могли зайти среди ночи в комнату, где я спала, трогать меня или сделать что-то похуже".

"Я пыталась закрываться, задвигала дверь шкафами. Иногда это срабатывало, иногда нет. А утром в присутствии своих жен и детей они вели себя так, как будто ничего не случилось. И это происходило не единожды и не дважды, не в одной или двух семьях, а повторялось много, много раз".

В 2008 году случилась беда. Сестра рассказала Грейс, что познакомилась в одном из чатов с мужчиной, который назначил ей встречу. С этой встречи девушка не вернулась.

"Это был настоящий ад" - рассказывает Грейс.

Она обзванивала больницы, уговорила знакомых, которые жили в Британии на законных основаниях, пойти в полицию и написать заявление о пропаже человека. До сих пор сестру не нашли. Грейс ничего не слышала о ней уже на протяжении 10 лет.

Еще более одинокая, чем прежде, Грейс перебиралась из дома в дом до тех пор, пока пять лет назад очередная семья не сообщила, что больше не нуждается в ней. И в этот раз не нашлось другой семьи, где ей предложили бы работу.

"Я стала бездомной. Неделями я ночевала в парках или садилась в автобус и ездила всю ночь напролет. Целыми днями я просила милостыню или просиживала в библиотеках или парках".

А потом случилось чудо.

"В парке ко мне подошел человек, с которым я познакомилась, когда только приехала в Британию. Ты повзрослела, Грейс, - сказал он. "Я знаю", - ответила я. Тогда он сказал: "Я знаю людей, которые могут тебе помочь". "Я рабыня, у кого мне просить помощи?" - спросила я".

И тогда он отвел ее в центр Лондона в организацию, которая занимается вопросами беженцев, где Грейс внимательно выслушали и предложили помощь.

Жертва домашнего насилия
Image caption Большинство женщин, которые обращаются в Women for Refugee Women, в прошлом подвергались насилию

Стоял обычный холодный октябрьский день. Марчу Гирма, директор центра помощи беженцам сообщила 35 женщинам, среди которых была Грейс, главную новость дня.

Как выяснилось, многие известные киноактрисы обвинили голливудского продюсера Харви Вайнштейна в сексуальных домогательствах. История, которая получила неожиданно широкую огласку, стала самой горячей темой обсуждения в социальных сетях, средствах массовой информации и за кухонными столами.

Тысячи женщин всех профессий рассказывали собственные истории о сексуальных домогательствах и насилии со стороны обличенных властью мужчин, объединив их хэштегом #MeToo - "Я тоже".

"Я помню, как на занятиях рассказывала эти женщинам про движение MeToo, - говорит Гирма. - Это был очень сильный момент - момент, когда каждая из них вдруг поняла, что она не одна, что сексуальное насилие может испытать на себе даже известная, влиятельная белая женщина. Это перестало быть для них постыдным секретом, который они вынуждены хранить в себе".

Гирма - директор небольшой организации, которая занимается помощью женщинам, ищущим убежища в Британии. Сама Гирма родом из Эфиопии и получила здесь убежище в 11 лет.

"Нас находят благодаря сарафанному радио: люди рассказывают друг другу о "Женщинах для женщин-беженцев" в церквях, центрах временного содержания и других благотворительных организациях. Здесь они находят защиту и дом. Все женщины, которые приходят к нам, включены в официальный процесс рассмотрения просьб об убежище. И все они нуждаются в нашей солидарности".

Раз в неделю женщины приходят сюда за консультациями, занимаются английским языком, драматическим искусством, ремеслами и изучают законодательство.

Как раз на занятиях по праву Гирма рассказала о движении MeToo.

Тогда женщины впервые заговорили о том, через что им пришлось пройти, и оказалось, что для многих из них сексуальное насилие - это не прошлое, от которого они вынуждены были скрываться, бежав из своих стран, а реальность, с которой они столкнулись здесь, в Британии.

Одна из женщин рассказала, как клиент, вызвавший ее для уборки дома, сначала заставил ее раздеться до нижнего белья. Другие, как и Грейс, поделились историями о домашнем сексуальном насилии.

"Процесс получения убежища несовершенен, и зачастую закон действует против жертвы сексуальных домогательств, - говорит Гирма. - Если вы не имеете легального статуса, то в глазах закона вы не заслуживаете доверия. Вы по сути не человек".

"Эти женщины оказались втянуты в непрерывный процесс совершаемого над ними насилия: бежав от него из родной страны, они сталкиваются с ним же в Британии".

Еще хуже ситуация у тех, кто находится в Британии нелегально и не подавал прошения о предоставлении убежища.

"Сейчас здесь действует система обмена данными между полицейскими и иммиграционными службами. И нам доводилось слышать о случаях, когда женщин, пришедших заявить о совершенном в отношении них сексуальном преступлении, отправляли в центры временного содержания или даже депортировали в страны, откуда они бежали из-за смертельной опасности. То есть нынешняя система вынуждает женщин-беженцев молчать о случаях насилия над ними, и сами насильники это знают", - говорит Гирма.

По данным Оксфордского центра миграционных исследований, в Великобритании проживают сотни тысяч незарегистрированных мигрантов.

Но, как говорит Гирма, даже те женщины, кто подал прошение об убежище и получил легальный статус, не всегда уверены в своих правах и боятся обращаться в полицию.

Марчу Гирма из Women For Refugee Women
Image caption Марчу Гирма из Women For Refugee Women

Прошло уже 10 лет, но подруга Грейс Янель до сих пор видит во сне самую страшную ночь в своей жизни.

Ее, политического диссидента из Западной Африки, арестовали и бросили в тюрьму, где она была изнасилована группой полицейских.

После того, как ее выпустили, друзья из партии помогли ей уехать в Лондон. Сначала она жила у друзей, а затем начала искать работу через знакомых в местных церквях.

Как и Грейс, Янель получала крышу над головой и еду за то, что сидела с детьми и убирала дом.

Она сразу подала заявление на получение статуса беженца, однако из-за плохой юридической помощи ее первая заявка была отклонена.

Однако, по словам Янель, ей все равно повезло больше, чем Грейс. Хотя хозяева и распускали руки, никто не принуждал ее заниматься сексом.

Когда один из них сказал ей: "А что ты сделаешь? Кому ты расскажешь? Если я что-то сделаю, и ты сообщишь об этом, полиция задержит тебя и отправит обратно", - она не посчитала это домогательством.

Лишь через несколько лет, когда она проработала во множестве других семей, и отклонила десятки грязных предложений других работодателей, она стала думать иначе. И это произошло в тот самый октябрьский день, когда она и Грейс сидели на занятии по праву в центре для женщин-беженцев, слушая признания голливудских актрис.

Именно тогда она подумала о том, что, быть может, к навязчивым приставаниям мужчины и прикосновениям к ее телу не стоит относиться как к чему-то малозначительному.

"До возникновения движения MeToo мы никогда не говорили о насилии. В той культуре, где я выросла, не принято открыто обсуждать сексуальные домогательства. Однако когда мы увидели выступления известных женщин, наш образ мыслей изменился. Мы поняли, что все мы сталкивались с домогательствами", - говорит Янель.

"Возможно, мы, женщины, находимся в том историческом моменте, когда всё в мире может перемениться. И важно, чтобы эти перемены затронули самых уязвимых женщин в нашем обществе", - говорит Марчу Гирма.

"Нам требуется коллективная воля, и наша солидарность должна распространиться на таких женщин, как Грейс и Янель".

В возрасте 37 лет Грейс собирается сдать школьные экзамены. Она стремится помогать людям, хочет стать акушеркой. Пока что она живет с "замечательной парой" пожилых супругов, к которым ее направила программа помощи беженцам.

Она не имеет права на работу в Британии и не получает никаких доходов. Она получает продукты из общественных фондов и носит пожертвованную одежду.

Грей надеется, что когда-нибудь найдет сестру. Она также не теряет надежды на получение статуса беженца - с 2013 года она трижды подавала заявление, не получая окончательного отказа, а теперь готовит четвертое. Проблема в том, что ей трудно доказать, что она живет в стране уже 20 лет, ведь у нее нет никаких документов.

Но она продолжает надеяться - у нее есть друзья, с которыми она общается, и они ее слушают.

Янель также подает новое заявление о предоставлении убежища. Ей до сих пор снятся кошмары о групповом изнасиловании в тюремной камере в Западной Африке, но с тех пор, как она узнала о движении MeToo, ей снится, что она выгоняет из камеры насильников. Иногда они отступают и оставляют её в покое. Иногда ей снится, что всего этого вообще не было.

Фото: Эмма Линч. Имена героев изменены.

Новости по теме